История возникновения Церкви и происхождение Книги Мормона



Целью данной работы является ознакомление всех интересующихся с так называемыми мормонами или правильнее сказать – Церковью Иисуса Христа Святых Последних Дней, - религиозное движение, возникшие в Северной Америке в середине 19го века и продолжающим расти с необычайной скоростью. Информация, которой обладают разные справочники и энциклопедии часто противоречива, устарела и не имеет к действительности никакого отношения. Такая запутанность часто возникает из-за того, что авторы тех строк в своих описаниях и работах используют либо устаревшую информацию, или источники, не имеющие к мормонам прямого отношения. Поэтому данный реферат будет написан, во-первых, опираясь на первоисточник, т.е. на официальные публикации Церкви (современные), а во-вторых, реферат написан человеком, который сам является членом данной церкви более чем 7 лет. Начать следовало бы с истории возникновения, затем коснуться основных доктрин и учений, где читатель сможет ознакомиться с основными отличиями от других христианских церквей, сделав собственные выводы, познакомимся с устройством церкви, как организации общества, так и организации священства, а так же немного о том, какого будущее у этой церкви.

 

История возникновения Церкви и происхождение Книги Мормона

Официально Церковь Иисуса Христа Святых Последних Дней берёт свое начало 6го апреля 1830 года, когда в штате Нью-Йорк, США шесть человек, как положено по конституции этой страны, собрались вместе и зарегистрировались как Церковь. Но на самом деле данное движение зародилось чуть раньше. Для полной истории зарождения следовало бы привести слова Джозефа Смита, родоначальника и основателя церкви в этот период времени. Данная история была написана им самим как раз для того, чтобы люди могли ознакомиться с полной историей возникновения того, что затем получило название мормонизм, прямо из уст того, кто собственно и основал его.

Ввиду многих толков, распространяемых недоброжелательными и злонамеренными лицами о том, что касается "основания и роста "Церкви Иисуса Христа Святых последних дней, с тем умыслом, чтобы повредить достоинству этой Церкви и ее распространению в мире, я был побужден написать эту историю, чтобы исправить общественное мнение и представить всем ищущим правды существенные факты и события так, как они произошли в связи с Церковью и со мной лично, и насколько я обладаю этими историческими фактами. В этой истории я изложу, в истине и праведности, различные события, касающиеся этой Церкви, именно так, как они произошли или происходят в настоящее время [1838 г ], то есть в восьмой год со времени создания этой Церкви.

Я родился двадцать третьего декабря, в год нашего Господа тысяча восемьсот пятый в городе Шарон, графство Уиндзор, штат Вермонт, США . Когда мне было около девяти лет, мой отец, Джозеф Смит-старший, покинул штат Вермонт и переехал в Пальмиру, графство Онтарио (теперь Уэйн), в штат Нью-Йорк Приблизительно через четыре года после переселения в Пальмиру он переехал со своей семьей в Манчестер, того же графства Онтарио. В его семье было одиннадцать душ, а именно мой отец - Джозеф Смит, моя мать Люси Смит (урожденная Мэк, дочь Соломона Мэка), мои братья Алвин (умерший 19 ноября 1823 г , 25 лет от роду), Хайрам, я, Самуил Харрисон, Уильям, Дон-Карлос и сестры Софрония, Катерин и Люси.

На второй год после нашего переселения в Манчестер в местности, где мы жили, поднялось необычайное волнение религиозного характера. Начавшись с методистов, оно скоро распространилось среди всех религиозных сект этой местности. Действительно, весь край, казалось, был охвачен этим волнением, и массы людей присоединялись к различным религиозным группам, что стало причиной немалого возбуждения и распрей среди всего населения. Одни кричали “Вот сюда!” Другие “Нет, туда!” Некоторые поддерживали вероисповедание методистов, другие защищали пресвитериан, третьи стояли за баптистов.

Ибо, несмотря на глубокое чувство любви, проявленное новообращенными в момент принятия того или иного вероисповедания, и несмотря на то большое усердие, проявленное священниками, которые поощряли это необыкновенное религиозное чувство для того, чтобы обратить всех, как они благосклонно говорили, пусть люди, по их усмотрению, присоединяются к любой секте. Но когда верующие вступали в ту или иную секту, выяснялось, что добрые чувства, как у священников, так и у новообращенных, были скорее притворными, чем искренними. Начинались большие беспорядки и вражда; священник препирался со священником, новообращенные спорили между собой, и все их добрые чувства друг к другу, если когда-либо и были у них, совершенно исчезали во время этих прений и споров.

Мне в то время не было еще пятнадцати лет Семья моего отца склонялась к вероисповеданию пресвитериан, и четверо из них присоединились к этой церкви, а именно моя мать Люси, мои братья Хайрам и Самуил Харрисон и моя сестра Софрония.

Во время этого великого волнения я очень беспокоился, и мне приходилось серьезно размышлять обо всём этом, но, несмотря на мои глубокие и часто мучительные переживания, я все же держался в стороне от всех групп, хотя я посещал при всяком удобном случае их разные церковные собрания. С течением времени мое мнение склонилось до некоторой степени к секте методистов, и я чувствовал желание присоединиться к ней, но смятение и разногласие среди сектантов были настолько велики, что прийти к какому-либо окончательному решению, кто из них прав или не прав, для такого молодого и несведущего человека, как я, было совершенно невозможно.

Крики и волнения были настолько велики и непрестанны, что временами приводили меня в большое возбуждение. Пресвитериане стояли решительно против баптистов и методистов, пользуясь изо всех сил логикой и софистикой, чтобы доказать им их ошибки или по крайней мере заставить народ думать, что они находились в заблуждении. С другой стороны, баптисты и методисты, в свою очередь, старались с таким же рвением утвердить свои догматы и опровергнуть все прочие.

Среди этой битвы пререканий и бурных прений я часто спрашивал себя “Что делать? Кто среди всех этих групп прав? Или все они не правы? Но если какая-либо среди них и права, то какая именно и как мне это узнать?”

Находясь в таком тяжелом душевном состоянии, причиной которому служили распри среди всех этих религиозных групп, я однажды, читая в Библии Послание Иакова, в пятом стихе первой главы прочитал “Еже ли же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков,—и дастся ему”.

Никогда никакое Священное Писание ни трогало с такой силой сердце человека, как тогда эти слова тронули меня. Они, казалось, всецело овладели чувствами моего сердца. Я часто думал об этом, понимая, что я более чем кто-либо нуждался в мудрости от Бога, ибо как мне поступить, я не знал и никогда не мог бы этого узнать, не удостоившись большей мудрости, так как учителя религии различных сект понимали одни и те же Священные Писания так различно, что их толкование Библии не имело к себе никакого доверия.

Наконец, я пришел к заключению, что я должен либо оставаться во тьме и недоумении, либо поступить так, как указывал Иаков, то есть обратиться к Богу. В конце концов я решил обратиться к Богу, думая, что если Он дает мудрость тем, кто в ней нуждается, и дает щедро и без упреков, то и я могу попробовать.

Итак, приняв решение обратиться Богу, я удалился в лес, чтобы исполнить это намерение. Это было утром прекрасного ясного дня ранней весной тысяча восемьсот двадцатого года. В первый раз в моей жизни я решился на такой шаг, так как никогда еще, несмотря на все мой душевные тревоги, я не пробивал молиться вслух.

Уединившись в том месте, я наметил пойти, я оглянулся вокруг и, видя, что я один, стал на колени и начал изливать перед Богом чувства своей души. Едва я открыл рот, как внезапно какая-то сила, охватив и совершенно подавив меня, произвела на меня такое поразительное действие, что язык у меня оцепенел и я не мог говорить. Густая тьма окутала меня, и мне казалось, что я был обречен на внезапную гибель.

Но, напрягая все свои силы, я взывал к Богу об избавлении от этой враждебной силы, которая охватила меня. И вот, в тот момент, когда я был готов отчаяться и отдать себя на гибель, не на какую-либо воображаемую гибель, но во власть какого-то реального существа из невидимого мира, которое обладало такой неимоверной силой, какой я никогда в жизни не наблюдал ни в одном человеке, — в этот момент страшной тревоги я увидел прямо у себя над головой столп света ярче солнца, который постепенно спускался, пока не упал на меня.

Как только появился этот свет, я почувствовал себя освобожденным от врага, который было сковал меня. Когда же свет почил на мне, я увидел Двух Лиц, стоявших в воздухе надо мной, Чьи блеск и слава невозможно описать. Один из Них, обратившись ко мне и назвав меня по имени, сказал, указывая на другого: “Сей есть Мой Возлюбленный "Сын. Слушай Его!”

Цель моего обращения к Господу состояла в том, чтобы узнать, какая из всех сект была правильной, дабы я мог присоединиться к ней. Поэтому, как только я овладел собой и мог снова говорить, я спросил у Лиц, стоявших надо мной среди света, какая из всех сект правильная (ибо в то время я никогда не допускал в сердце моем, что все они неправильные) и к какой из них я должен присоединиться.

Мне ответили, что я не должен присоединяться ни к одной из них, так как все они неправильны, и Лицо, обратившиеся ко мне, сказало, что все их вероучения омерзительны в Его глазах, что все их исповедующие извратились, что “они приближаются ко Мне устами своими, но сердца же их далеко отстоят от Меня, и они проповедуют за поведи человеческие как учения, имея вид Божественного, но отрицают силу его”.

Он снова запретил мне присоединяться к какой-либо из сект; и еще много другого сказал Он мне, о чем я не могу написать в настоящее время. Когда я снова пришел в себя, то увидел, что я лежал на земле и смотрел в небо. Когда же свет исчез, я остался без сил; но, несколько оправившись вскоре, я пошел домой. И когда я прислонился к камину, мать спросила, что случилось. Я ответил: “Ничего, все нормально. Я чувствую себя хорошо”. Затем я сказал матери: “Теперь я знаю, что пресвитерианство неправильно”. Очевидно, дьявол знал, когда я еще был очень молодым, что я был предназначен беспокоить и тревожить его царство; иначе почему все силы тьмы ополчились против меня? Почему оппозиция и преследования почти с самого детства моего поднялись на меня?

Спустя несколько дней после этого видения я случайно встретился с одним из проповедников методистов, очень деятельным в упомянутом религиозном волнении, и, разговаривая с ним на тему религии, я воспользовался случаем и рассказал ему о видении, которого я удостоился. Его поведение очень удивило меня: к моему сообщению он отнесся не только несерьезно, но с большим презрением, сказав, что все это было от дьявола и что никаких видений или откровений не бывает в наши дни; что все это прекратилось со времен Апостолов и никогда больше не повторится.

Я скоро увидел, что мой рассказ возбудил среди исповедующих религии большое предубеждение ко мне и был причиной сильного преследования, которое все более и более возрастало; и несмотря на то, что я был никому неизвестный юноша, не достигший еще пятнадцатилетнего возраста, и находился в таких жизненных условиях, которые не давали мне никакого положения в обществе, все же, высокопоставленные лица обратили на меня достаточно внимания, чтобы возбудить общественное мнение против меня и начать жестокое преследование при участии всех сект, все они объединились, чтобы преследовать меня.

Это было для меня тогда и впоследствии причиной серьезного размышления; как странно, что такой неизвестный юноша, как я, которому минуло всего лишь четырнадцать лет, принужденный добывать скудные средства на жизнь ежедневным физическим трудом, мог обратить на себя внимание важных представителей самых популярных сект того времени, да так, что возбудил в них дух самого жестокого преследования и клеветы. Странно или нет, но так это было и часто служило для меня причиной глубокой скорби.

Однако, несмотря на это, явившееся мне видение было реальной действительностью. И, размышляя об этом впоследствии, я думаю, что чувствовал себя почти так же как Павел, когда он, защищая себя перед царем Агриппой, рассказал о своем видении, в котором он видел свет и слышал голос. Но не многие поверили ему, одни назвали его нечестным, другие говорили, что он умалишенный, над ним глумились, его поносили. Но все это не уничтожило действительности его видения. Он видел видение, он знал это, и все преследования под небесами не могли изменить этого, и хотя и преследовали его до смерти, все же он знал и будет знать до последнего своего вздоха, что он видел свет и слышал голос, говоривший с ним, и никакая сила до всем мире не могла заставить его думать или верить иначе.

Так именно было и со мной; я действительно видел свет, и посреди этого света я видел Двух Лиц, и они действительно говорили со мной, и несмотря на то, что меня ненавидели и преследовали за то, что я говорил, что я видел видение, все же это была истинная правда, и в то время, как меня преследовали, поносили и распространяли обо мне со злостью всякую ложь за это, в суйте моей я спрашивал себя: Почему меня преследуют за то, что я говорю правду? Я действительно видел видение, и кто я такой, чтобы противостоять Богу? И почему весь мир хочет заставить меня отрицать то, что я на самом деле видел? Ибо я видел видение. Я знал это, и я знал, что Бог знает это, и я не мог и не смел отрицать это. Во всяком случае, я знал, что если бы я сделал это, то оскорбил бы Бога и подвергся бы Его осуждению.

Что же касалось сектантства, то теперь я был убежден в том, что я не должен был присоединяться ни к одной секте, но оставаться так, как я был, пока не получу дальнейшего указания. Я нашел правильным свидетельство Иакова о том, что человек, нуждающийся в мудрости, может просить у Бога и получить ее без упреков.

Я продолжал исполнять мою каждодневную работу до двадцать первого сентября тысяча восемьсот двадцать третьего года, перенося в течение этого времени жестокое преследование со стороны всех классов населения, как верующих, так и неверующих, за то, что я продолжал утверждать, что я видел видению.

В промежуток времени, истекшего между явившимся мне видением и тысяча восемьсот двадцать третьим годом, соблюдая запрет присоединяться к какой-либо религиозной секте тех времен, будучи очень нежного еще возраста, я был преследуем теми, кому следовало бы быть моими друзьями и относиться ко мне с добрым чувством, и если они и считали меня заблуждающимся, то постараться исправить меня должным и нежным образом. Я был оставлен на произвол всякого рода искушений, и, вращаясь в обществе различных людей, я часто, по молодости, делал глупые ошибки и был подвержен человеческим слабостям, которые, и я с сожалением говорю об этом, вели меня к разным искушениям, обидным перед Богом. Я признаюсь в этом, но не думайте, что я виновен в каких-либо тяжких и пагубных грехах — у меня никогда не было склонности к таковым. Но я был виновен в легкомыслии и иногда вращался в веселом обществе и т. д. , чего не должен был делать тот, кто, как я, был призван Богом. Но все это не кажется странным тем, кто знаком с моим врожденным жизнерадостным характером.

Вследствие всего этого я часто чувствовал себя осужденным за мои слабости и недостатки, и после того, как я отправился спать в ночь на упомянутое уже двадцать первое сентября я начал молиться и просить Бога Всемогущего простить мне мои грехи и проступки, а также послать мне Его указание, чтобы я знал мое положение и достоинство перед Ним, ибо я был совершенно уверен, что получу Божественное явление, так как я и раньше его получил.

И вот, в то время, как я таким образом взывал к Богу, я увидел, что в моей комнате появился свет, яркость которого все увеличивалась до тех пор, пока вся комната не стала светлее, чем при полуденном солнце, и тогда, внезапно, появился человек у моей постели, стоявший в воздухе, ибо его ноги не касались пола.

Он был облачен в мантию чрезвычайной белизны, такой белизны, подобной которой я никогда ничего не видел на свете, и я уверен, что ничто земное не могло быть такой белизны и блеска. Руки были обнажены повыше кистей, так же как ноги повыше щиколоток. Голова и шея также были обнажены, и я мог видеть, что на нем не было другой одежды, кроме его мантии, так как была видна его грудь.

И не только его мантия была чрезвычайной белизны, но сам он был такого блеска, который не поддается описанию, и лицо его было подобно молнии. Комната была чрезвычайно освещена, но не так ярко, как непосредственно вокруг него самого. Усмотрев на него, я сначала устрашился, но этот страх скоро оставил меня.

Он назвал меня по имени, сказав, что он вестник, посланный ко мне из присутствия Бога, что имя ему Мороний, что у Бога есть поручение для меня, требующее исполнения, и что имя мое будет известно на добро или во зло среди всех племен, колен и языков, или что среди всех людей будет говориться обо мне и хорошо и худо.

Он сказал мне о сокрытой книге, написанной на золотых листах и содержащей историю прежних жителей этого континента и о месте их происхождения. Он сказал мне также, что в ней содержится полнота вечного Евангелия, так как ее дал Спаситель древним жителям этой земли.

А также что вместе с листами были сокрыты два камня в серебряных оправах, что эти камни, прикрепленные к нагрудному щиту, составляли то, что называется Урим и Туммим, и что те, кто владели или пользовались этими камнями в древние или прежние времена, назывались “провидцами”, и что Бог уготовил эти камни для того, чтобы перевести книгу.

Сказав мне все это, он начал цитировать пророчества из Ветхого Завета. Во-первых, он процитировал часть третьей главы Книги Малахии а также четвертую, или последнюю, главу того же пророчества, однако с небольшим изменением по сравнению с тем, что читается в наших Библиях. Вместо того чтобы процитировать первый стих, как он написан в наших книгах, он процитировал его так

“Ибо вот придет день, пылающий как печь и все надменные да, и все творящие зло сгорят, как солома, ибо те, которые придут сожгут их, речет Господь Саваоф, так что не останется у них ни корня ни ветвей.

Затем он процитировал пятый стих так “Вот, Я открою вам Священство рукой 'Илии Пророка до наступления великого и страшного дня Господня”.

Он иначе процитировал также и следующий стих “И он вложит в сердца детей обещания, данные отцам, и сердца детей обратятся к своим отцам. И если не будет так, то вся Земля будет совершенно опустошена по Пришествии Его”.

В добавление к этому он процитировал одиннадцатую главу из Книги Исаии, сказав, что то, что в ней сказано, должно скоро исполниться. Он также процитировал из третьей главы Деяний двадцать второй и двадцать третий стихи точно, как они имеются в нашем Новом Завете. Он сказал, что этот Пророк есть Христос и что день еще не наступил, но скоро наступит, когда “те, кто не послушают голоса Его, будут истреблены из народа”.

Он также процитировал вторую главу из Книги Иоиля, от двадцать восьмого и до последнего стиха, сказав, что пока это еще не исполнилось, но скоро сбудется. Он также заявил, что полнота Иноверцев скоро придет. Он процитировал много других выдержек из Священных Писаний и дал много объяснений, которые не могут быть здесь приведены.

Затем он мне сказал, что, когда я получу упомянутые им листы — время же для получения их еще не настало, — я никому не должен показывать ни их, ни нагрудного щита с Уримом и Туммимом, за исключением только тех, кому мне будет ведено их показать, иначе же я буду уничтожен. В то время как он говорил со мной об этих листах, в уме моем открылось видение, так что я мог видеть то место, где листы были сокрыты, и так ясно и отчетливо, что я узнал это место, когда пришел к нему.

После этого сообщения я увидел, что свет в комнате начал собираться вокруг того, кто говорил со мной, что продолжалось до тех пор, пока во всей комнате не стало снова темно, за исключением лишь вокруг него самого, и тут вдруг я увидел как бы проход, открывшийся прямо к небу, в котором он, поднимаясь, совершенно исчез, и моя комната приняла тот вид, в каком она была до появления этого небесного света.

Я лежал, думая об этом исключительном явлении и очень изумляясь тому, что было сказано мне этим чрезвычайным вестником, когда, среди моих размышлений, я вдруг увидел, что моя комната снова начала наполняться светом, и внезапно тот же самый небесный вестник предстал у моей постели.

Он снова начал пересказывать без малейшего изменения то же самое, что было им сказано мне при первом его посещении, и, сделав это, он уведомил меня о великих наказаниях с ужасными опустошениями от голода, меча и мора, которые постигнут Землю, и о том, что эти грозные наказания произойдут в этом поколении. Сказав все это, он снова, как и в предыдущий раз, вознесся на небо.

К этому времени я уже находился под таким сильным впечатлением от происшедшего, что сон ушел из моих глаз, и я лежал, переполненный чувством и ошеломленный всем тем, что я увидел и услышал. Но каково же было мое удивление, когда я снова увидел у своей постели того же вестника и услышал, как он еще раз повторил мне все то же самое, добавив предостережение, что сатана будет пытаться искусить меня так, чтобы я присвоил себе эти листы и обогатился через них (ввиду того, что семья моего отца находилась в трудных материальных условиях). Он запретил мне делать это, сказав, что, получив листы, я не должен был иметь никакой другой цели, кроме прославления Бога; что я не смею попасть под влияние каких-либо других побуждений, кроме как созидания Царства Его, иначе же я их не получу.

После этого третьего посещения он снова вознесся на небо, и я остался один, обдумывая необычайность всего пережитого мной, и тут, почти немедленно, после того, как небесный вестник вознесся в третий раз, запел петух, и я увидел, что наступило утро;

так что эти беседы, должно быть, заняли всю ночь.

Поднявшись вскоре с постели, я, как обычно, пошел заниматься своей работой; но, взявшись, как всегда, за работу, я почувствовал такое истощение сил, что совершенно не мог ее продолжать. Мой отец, работая рядом, заметил что-то неладное со мной и велел мне идти домой. Я направился к дому, но, перелезая через забор у поля, где мы работали, я совершенно лишился сил и упал на землю и некоторое время лежал без сознания.

Первое, что я могу вспомнить,— это голос, взывающий ко мне и называющий меня по имени. Взглянув вверх, я увидел того же вестника, стоявшего надо мной и, как и прежде, окруженного светом. Он опять повторил мне все то, что было сказано мне в предыдущую ночь, и повелел идти к моему отцу и рассказать ему о видении и повелениях, полученных мной.

Повинуясь этому, я вернулся к отцу в поле и все точно передал ему. Он ответил, что все это было от Бога, и сказал, чтобы я пошел и сделал так, как повелел мне вестник. Я оставил поле и пошел к тому месту, где, по словам вестника, хранились листы, и, благодаря ясности видения о том месте, имевшегося у меня, я, по приходе, сразу узнал его.

Недалеко от деревни Манчестер, графство Онтарио, штат Нью-Йорк, высится довольно большой холм, самый высокий в окрестностях. На западной стороне этого холма, недалеко от вершины, под камнем довольно большого размера, лежали листы, уложенные в каменный ящик. Камень этот был толстый и с наружной стороны посредине был выпуклый, но тоньше по краям, которые были покрыты землей, так что виднелась только его середина.

Расчистив землю, я взял палку и, вставив ее под край камня, небольшим усилием поднял его. Посмотрев внутрь, я действительно увидел там листы, Урим и Туммим и нагрудный щит — все, как было сказано мне вестником. Ящик, в котором они лежали, был сооружен из камней, скрепленных каким-то цементом. На дне ящика лежали наперекрест два камня и на них — листы и другие предметы.

Я попробовал вынуть их, но это мне запретил вестник, и я снова был уведомлен, что время получить их еще не настало и не настанет, пока не пройдет четыре года с этого дня; и он мне еще сказал, что я должен прийти ровно через год к этому месту, где он встретит меня, и что я должен повторять это, пока не настанет время для получения листов.

Соответственно как мне было повелено, я приходил туда к концу каждого года и каждый раз находил там того же вестника и получал от него при каждой нашей встрече наставления и сведения о помыслах Господа и о том, каким образом Царство будет руководимо в последние дни.

Ввиду того что материальные средства моего отца были очень скудны, нам приходилось работать физически, нанимаясь на поденную и на всякую другую работу, когда нам представлялась такая возможность. Иногда мы работали дома, иногда — в чужих краях, и такой постоянной работой мы могли поддерживать наше довольно сносное существование.

В 1823 году семью моего отца постигло большое горе в связи со смертью моего старшего брата Алвина. В октябре 1825 года я поступил на работу к одному пожилому господину по имени Джозайа Стоул, который жил в графстве Ченанго, штат Нью-Йорк. Он слышал, что какой-то серебряный рудник был когда-то открыт испанцами в Хармони, графство Саскуэханна, штат Пенсильвания, и до того, как я начал работать у него, он уже делал раскопки, чтобы найти, если будет возможно, этот рудник. Когда я поселился у него, он брал меня и других рабочих, и мы ходили на поиски серебряного рудника. Проработав безуспешно почти целый месяц в этом предприятии, я, наконец, убедил этого пожилого господина прекратить раскопки. Из-за этого и стала распространяться молва, что я делал раскопки для того, чтобы найти богатство.

В то время как я был занят этой работой, я жил у некоего Исаака Хейла, проживающего в той же местности; и там я впервые познакомился с его дочерью Эммой Хейл, моей будущей женой. Мы поженились 18 января 1827 года, в то время пока я еще работал у мистера Стоула.

Ввиду того что я продолжал утверждать, что я видел видение, преследование на меня не прекращалось, и семья моего тестя сильно возражала против нашего брака. Поэтому, я был вынужден переехать с ней в другое место, и так мы поженились в доме эсквайра Тарбилля в Саут-Бейнбридже, графство Ченанго, Нью-Йорк. Немедленно после моей женитьбы я оставил работу у мистера Стоула и, вернувшись к моему отцу, проработал с ним на ферме весь сезон.

Наконец настало время получить листы, Урим и Туммим и нагрудный щит. Двадцать второго сентября тысяча восемьсот двадцать седьмого года я пошел, как обычно, к концу еще одного года, к тому месту, где они хранились, и тот же небесный вестник вручил их мне с наказом, что я должен быть ответственным за них и что если я, по неосторожности или небрежности, упущу их из моих рук, то буду за это отвергнут, но если я буду всеми силами беречь их, пока он, вестник, снова не придет за ними, то они будут сохранены.

Я вскоре узнал, почему я получил такой строгий наказ оберегать их и почему вестник сказал, что придет за ними после того, как я выполню все то, что требовалось от меня. Ибо, как только стало известно, что листы находятся у меня, были предприняты серьезнейшие попытки завладеть ими. Всевозможные уловки, какие только можно было придумать, были предприняты для этой цели. Преследование теперь еще больше усилилось и стало более ожесточенным, и массы людей беспрестанно искали любую возможность овладеть листами. Но по мудрости Божьей они оставались в сохранности у меня, пока я не выполнил то, что относительно них требовалось от меня. Тогда, как было условленно, вестник пришел за ними, я вручил их ему, и они находятся в его распоряжении по этот день — второй день мая тысяча восемьсот тридцать восьмого года.

Волнение, однако же, все продолжалось, и бесконечная клевета не прекращалась;

ложные слухи все время распространялись о семье моего отца и обо мне. Если бы я мог рассказать хотя бы одну тысячную часть их, то это заполнило бы целые тома. Преследование стало до того невыносимым, что мы с женой были вынуждены покинуть Манчестер и переселиться в графство Саскуэханна, штат Пенсильвания. Когда мы собирались в дорогу, мы были до того бедны и так сильно преследуемы, что никогда не вышли бы из этого трудного положения, если бы не нашелся один добрый человек по имени Мартин Харрис, который пришел к нам на помощь и дал нам на дорогу пятьдесят долларов. Мистер Харрис был жителем городка Пальмира, графство Уэйн, штат Нью-Йорк, фермер, пользующийся большим уважением.

Эта своевременная помощь дала мне возможность достичь места моего назначения в Пенсильвании. Немедленно по прибытии туда я начал списывать с листов письмена. Списав значительное их число, я, через Урим и Туммим, перевел некоторые из них, сделав это в промежуток времени между нашим прибытием в дом отца моей жены в декабре месяце и следующим февралем.

Однажды, в феврале месяце, вышеупомянутый Мартин Харрис пришел к нам и, взяв списанные мной с листов письмена, отправился с ними в город Нью-Йорк. То, что произошло с ним и с письменами, я привожу в его собственном рассказе обо всем происшедшем, как он сам мне его передал по возвращении домой.

“Я поехал в город Нью-Йорк и представил письмена с их переводом профессору Чарльзу Антону, который был известен своими академическими достижениями. Профессор Антон заявил, что перевод был более правильный, чем все другие переводы, сделанные с египетского языка, которые он когда-либо видел. Тогда я показал ему те письмена, которые еще не были переведены, на что он сказал, что это были подлинные египетские, халдейские, ассирийские и арабские письмена. Он дал мне свидетельство, удостоверявшее жителям Пальмиры подлинность этих письмен и правильность перевода тех из них, которые уже были переведены. Я взял это свидетельство и, положив его в карман, собрался уходить, когда мистер Антон позвал меня обратно и спросил, каким образом молодой человек узнал о том, что находились золотые листы там, где он их нашел. Я ответил ему, что Ангел Божий открыл это ему.

Тогда он сказал мне: Позвольте мне посмотреть на это свидетельство. В ответ на его просьбу я вынул свидетельство из кармана и подал ему. Он взял его, разорвал на куски и сказал, что ничего такого, как служение Ангелов, теперь не бывает, и если я принесу ему листы, то он их переведет. Я сказал ему, что часть листов была запечатана и что мне было запрещено принести их. На что он ответил: Я не могу читать запечатанную книгу. От него я пошел к доктору Митчеллу, который подтвердил то, что сказал профессор Антон относительно этих древних письмен и их перевода”.

Пятого апреля тысяча восемьсот двадцать девятого года некий Оливер Каудери, которого до тех пор я никогда не видел, пришел ко мне в дом. Он сказал мне, что был учителем в школе той местности, где жил мой отец, и что тот посылал своих детей в его школу, и что он некоторое время жил в доме моего отца, где члены нашей семьи рассказали ему, при каких обстоятельствах я получил листы, и что он пришел расспросить меня об этом.

Спустя два дня по прибытии мистера Каудери (7 апреля) я начал перевод Книги Мормона, а он стал моим писцом.

В следующем месяце (в мае 1829 г.), в то время как мы все еще занимались переводом, мы пошли однажды в лес помолиться и обратиться к Господу с вопросом по поводу крещения для отпущения грехов, на которое мы нашли ссылку в переводе листов. В то время как мы молились и взывали к Господу, небесный вестник низошел в ''облаке света и, возложив на нас свои руки, посвятил нас в священство со словами:

“На вас, братья служители мои, во имя Мессии, возлагаю я Священство Аароново, которое имеет ключи служения Ангелов, и Евангелия покаяния, и крещения погружением в воду для отпущения грехов; и это впредь не будет взято с Земли, пока сыны Левинны снова не принесут Господу приношение в праведности”.

Он сказал, что Священство Аароново не имеет власти возлагать руки для дарования Святого Духа, но что на нас будет возложена эта сила позже. Он повелел нам идти и креститься, указав, чтобы я крестил Оливера Каудери, а затем, чтобы он крестил меня.

Следуя этому, мы пошли и крестились. Сначала я крестил его, а потом он крестил меня. После этого я возложил руки на его голову и посвятил его в Священство Аароново, а затем он возложил руки на меня и посвятил меня в то же Священство—ибо так было нам ведено.

Вестник, посетивший нас в этот раз и возложивший на нас это Священство, сказал, что имя ему Иоанн, что он тот самый, который в Новом Завете называется Иоанном Крестителем, и что он действовал под руководством Петра, Иакова и Иоанна, имеющих ключи Священства Мелхиседекова, кое Священство, он сказал, будет, в свое время, возложено на нас и что я буду назван первым Старейшиной Церкви, а он (Оливер Каудери) — вторым. Это произошло 15 мая 1829 года, когда, под рукой этого вестника, мы были посвящены в Священство и крестились.

Сразу же по выходе из воды, после нашего крещения, мы испытали великие и чудесные благословения от нашего Небесного Отца. Как только я крестил Оливера Каудери, Святой Дух сошел на него, и он, встав на ноги, пророчествовал о многих событиях, которые должны были скоро исполниться. Так же, как только он крестил меня, я тоже обрел дух пророчества и, встав на ноги, пророчествовал о создании этой Церкви и о многом другом, касающемся Церкви и детей человеческих этого поколения. Мы были преисполнены Святого Духа и радовались о Боге нашего спасения.

Так как наш ум был теперь просветленным, лучшее понимание Священных Писаний стало открываться нам; и истинное значение и смысл их более таинственных частей были открыты нам таким образом, которого мы не могли ни достичь, ни даже вообразить себе никогда ранее. В то же время мы были вынуждены хранить тайну о том, что мы получили Священство и крестились, вследствие духа преследования, уже проявившегося в той местности.

Временами мы находились под угрозой расправы толпы, даже со стороны исповедующих религии. Но их злым замыслам, по Божьему провидению, противостояли члены семьи моей жены, которые стали очень дружны со мной и, будучи против таких бесчинствующих толп, были согласны дать мне возможность продолжать без перерывов мой перевод, предложив и пообещав нам защиту, насколько это было в их силах, от всех беззаконных преследований.

К данному повествованию следовало бы дополнить лишь то, что Джозеф Смит не смог сделать сам – данное свидетельство он запечатал своей собственной кровью, тем самым подтвердив истину своих слов и ни разу не отвергнув того, что он говорил о видении. 27 июня 1844 года он, находясь в тюремном заключении на религиозной почве, в городе Картедж (правительство США всячески пыталась остановить движение мормонов, действуя вопреки своей же конституции, которая обеспечивает свободу вероисповедания, к тому моменту преследование церкви и её последователей достигло своего пика), был застрелен вместе со своим братом Хайрумом одним из нападавших вооружённых бандитов, атаковавших здание. Пуля пронзила его сердце, и он, выпадая из окна второго этажа, закричал: “О Господь мой Бог!”.

Нападавшие люди, казалось бы, достигли своего триумфа. Они добились того, к чему очень долго стремились – убили самого Джозефа Смита, при чём затем оставшись полностью безнаказанными. Но к их удивлению, мормоны не исчезли, церковь не перестала существовать. Хотя многие и растерялись поначалу – им невозможно было представить себя без духовного лидерства пророка Джозефа, но тем не менее его дело не угасло и через несколько лет окрепло окончательно, основательно встав на ноги, что позволило этой организации освоится окончательно и затем стать самой растущей церковью в мире. Что же произошло? Что явилось причиной того, что люди не были сломаны теми преследованиями, которые обрушивались ото всюду: со стороны граждан, которым не нравилась новая вера, а также со стороны самого государства, которое, казалось бы, должно было защищать их от людских нападок? Почему при убийстве Президента Церкви правление не распалось? Основная причина лежит в двух вещах: в вере людей, которая помогала им выстоять любые испытания, а также в особенности организации Церкви, которую мы рассмотрим по - подробнее чуть-чуть позже.

Следующим президентом церкви стал Бригам Янг, имя которого тесно связано с историей освоения запада. Мормоны были вынуждены покинуть Наву, построенный и основанный ими же самими город в штате Иллинойс, на тот момент являющийся крупнейшим в штате, и отправиться осваивать не заселённый запад. Бригам Янг был мощным духовным лидером, а также талантливым покорителем, что позволило ему возглавить большую группу неопытных людей, отправившихся через всю Америку в поисках тех мест, где их наконец бы могли оставить в покое. К 1847 году первая часть мормонов перебралась через горы и основалась на том, что сейчас представляет собой штат Юта. Имя Бригама Янга вошло в историю США как первого и по праву одного из величайших покорителей западных прерий. В честь него был назван основанный через несколько лет после прибытия Университет (Brigham Young University), на сегодняшний день являющийся крупнейшим частным Университетом США.

Основавшись там, мормоны однако не получили полной свободы и уединения от остального мира, т.к. вскоре появились и обычные граждане, прибывающие с запада в поисках лучшей жизни. Теперь наступает пора коснуться основных доктрин и учений церкви, ответив на наиболее часто задаваемые вопросы.

Основные доктрины

1. Символы веры. Они являются основными догматами религии, хотя и полностью не представляют всего учения мормонов – некоторые части просто отсутствуют. Символы были написаны Джозефом Смитом в результате ответа на вопрос одного нью-йоркского журналиста, о том, во что всё же верят т.н. Святые и что является основой их религии. Приводим символы веры с небольшими пояснениями.

Мы верим в Бога Отца Вечного и в Сына Его Иисуса Христа и в Святого Духа. Со времени Первого видения этот вопрос поднимали, поднимают и будут поднимать; пока люди верят в Бога, их традиции не изменяются, тогда как мормоны приносят свидетельство о Боге на основе современного откровения. Пророк Джозеф Смит провозгласил "Первый принцип Евангелия - знать с уверенностью характер Бога и знать, что мы можем общаться с Ним, как один человек общается с другим". Этот первый Символ веры кратко выражает их учение. Они не принимают ни Афанасианский, ни Никейский символ веры, ни какой-либо иной символ веры, основанный на традиции и умозаключениях людей. Мормоны принимают в качестве основы нашего учения утверждение Пророка Джозефа Смита о том, что когда он молился вслух о даре мудрости, "свет почил на мне, [и] я увидел Двух Лиц, стоявших в воздухе надо мной, Чьи блеск и славу невозможно описать. Один из Них, обратившись ко мне и назвав меня по имени, сказал, указывая на другого 'Сей есть Мой Возлюбленный Сын Слушай Его!"' (Джозеф Смит - История 1:17). Перед ним были два материальных Существа. Он видел Их. По форме Они были как люди, только более великолепны - прославлены. Он говорил с Ними. Они говорили с ним. Они не были аморфными духами. Каждое из Них было отдельным Лицом. Они были Существами из плоти и кости, и Их природа была подтверждена в позднейших откровениях, которые были даны Пророку. “Все мормонское дело, как дело членов Церкви Иисуса Христа Святых последних дней, основано на действительности этого чудесного Первого видения. Так поднялся занавес, открывший это устроение полноты времен. Ничто из того, на чем мы базируем наше учение, ничто из того, чему мы учим, ничто из того, чем мы живем, не имеет большей важности, чем эта начальная декларация. Я заявляю если Джозеф Смит действительно говорил с Богом - Отцом и Его Возлюбленным Сыном, то все остальное, о чем он говорил, - истина. Это стержень, на котором вращаются врата, ведущие к пути спасения и жизни вечной” – заявил Гордон Б. Хинкли, действующий Президент ЦИХСПД на одной из Конференций Церкви. “Христиане ли мы? Разумеется, мы христиане, - продолжает Президент, - Мы верим во Христа. Мы поклоняемся Христу. Мы в торжественном завете берем на себя Его святое имя. Церковь, к которой мы принадлежим, носит Его имя. Он наш Господь, наш Спаситель, наш Избавитель, через Которого пришло Искупление - со спасением и жизнью вечной”.

Мы верим что люди будут наказаны за свои собственные грехи, а не за согрешение Адама.

3. Мы верим, что через Искупление Христа все человечество может быть спасено повиновением

законам и таинствам Евангелия.

Мы верим, что основными принципами и таинствами Евангелия являются - первое, вера в Господа Иисуса Христа, второе, покаяние, третье, крещение погружением в воду для отпущения грехов, четвертое, возложение рук для дарования Святого Духа.

Мы верим что человек должен быть призван Богом через пророчество и через возложение рук теми кто облечены властью чтобы проповедовать Евангелие и исполнять таинства его.

Мы верим в ту же организацию, которая существовала в Первоначальной Церкви а именно в Апостолов Пророков пасторов учителей евангелистов и так далее.

Этого вопроса мы коснёмся чуть позже, когда будем говорить о том, как разделяется власть Священства в церкви мормонов.

7. Мы верим в дар языков пророчества откровения видении исцеления истолкования языков и так далее.

Мы верим что Библия слово Божье поскольку она переведена правильно мы также верим что Книга Мормона слово Божье.

Данная книга (Книга Мормона) признаётся членами Церкви как дополнительное Священное Писание, на ряду с Библией и современными откровениями, полученными через Джозефа Смита. Происхождение книги было описано выше самим Смитом; стоит лишь добавить, что эта книга описывает историю народа, который вышел из Иерусалима около 600 г. до н.э. (прямо перед разрушением Иерусалима) и поселился на Американском континенте, основав великую цивилизацию, ветка которой, по утверждению мормонов, и есть прародители индейцев, найденным Колумбом при открытии Американского континента и до сих пор проживающих в мало заселённых территориях. В книге описана краткая история, которая, кстати, со временем полностью начинает оправдываться на основе археологических исследований, а также история отношений этого народа с Богом. Часть книги была составлена человеком по имени Мормон, откуда и пошло название этой книги, что в последствии и явилось причиной возникновения данного имени, точнее даже клички, членов этой церкви. “Библия не отвергает Книги Мормона. Тот, кто по настоящему знает Библию, никогда не отвергнет Книги Мормона. И тот, кто знает Книгу Мормона, никогда не отвернет Библию. Они проповедуют те же принципы и обе содержат полноту Евангелия Иисуса Христа. Они не противоречат друг другу. Они взаимно дополняют друг друга”, - пишет Брюс Р. МкКонки, один из руководителей Церковью в 60-80тых годах.

Мы верим во все, что открыл Бог и во все, что Он ныне открывает, и мы верим что Он еще откроет много великого и важного касающегося Царства Божия.

Т.е. говоря другим языком, мормоны верят в то, что Бог продолжает разговаривать со своими людьми так же, как он разговаривал с Моисеем, Ноем и т.д., но та тех же условиях, т.е. условиях праведности. В общем можно сказать, что всё учение мормонизма, всё управление церковью построено не на обычаях, традициях, каких то обрядах, берущих своё начало в язычестве, а на современном откровении, получить которое может любой человек, искренне желающий этого. Если Бог разговаривал с Адамом, то чем хуже его мы, родившиеся пусть и в другой отрезок времени? Небеса не закрылись, - считают мормоны.

10. Мы верим в буквальное собирание Израиля и в восстановление десяти колен, в то, что Сион (Новый Иерусалим) будет основан на Американском континенте, что Христос будет лично царствовать на Земле и что Земля обновится и получит свою райскую славу

11. Мы заявляем за собой привилегию поклоняться Богу Всемогущему, согласно голосу нашей совести и предоставляем всем людям ту же привилегию - пусть они поклоняются как где или чему им угодно.

12. Мы верим в подчинение государям, президентам, правителям и судебным властям и в соблюдение почитание и поддержание закона.

Мы верим что мы должны быть честными, верными, непорочными, благожелательными, добродетельными и делать добро всем людям; воистину мы можем сказать что следуем наставлению Павла: Мы всему верим на все надеемся мы многое перенесли и надеемся что сможем перенести все. Если есть что либо добродетельное, прекрасное, достойное уважения или похвалы - мы стремимся ко всему этому.

Как было сказано ранее, символы веры не отражают полной картины того, во что же верят или должны верить члены церкви. Поэтому стоили бы привести ещё несколько пунктов доктрин церкви, которыми чаще всего интересуются журналисты и просто люди, изучающие данное религиозное движение.

Роль Президента Церкви или т.н. пророка. Вот как ответил на данный вопрос Президент Гордон Б. Хинкли, на сегодняшний день являющийся руководителем Церкви Иисуса Христа Святых Последних Дней, в интервью ведущему популярного ток-шоу на канале CNN Лари Кингу: “Моя роль - провозглашать учение. Моя роль — быть примером для людей. Моя роль - быть голосом в защиту истины. Моя роль - быть хранителем тех ценностей, которые чрезвычайно важны для нашей цивилизации и нашего общества Моя роль - руководить”.

Отношение к сексуальным меньшинствам. Во-первых, мормоны верят, что брак между мужчиной и женщиной предначертан Богом. Они верят, что брак может быть вечным через применение власти вечного священства в Доме Господа. “Люди спрашивают о нашей позиции относительно тех, кто считает себя так называемыми гомосексуалистами и лесбиянками. Мой ответ заключается в том, что мы любим их как сыновей и дочерей Бога. Они могут иметь определенные наклонности, которые сильны и которыми, может быть, трудно управлять. Если они не поддаются этим наклонностям, то могут идти вперед так же, как и все остальные члены Церкви. Если они нарушают закон целомудрия и нравственные нормы Церкви, то подлежат воздействию церковных дисциплинарных мер так же, как и другие. Мы хотим помочь этим людям, укрепить их, помочь им с их проблемами и трудностями. Но мы не можем смотреть сквозь пальцы, если они предаются безнравственным действиям, если пытаются поддерживать, отстаивать и жить в ситуации так называемого однополого брака. Разрешить это значило бы легкомысленно отнестись к очень серьезному и священному основанию санкционированного Богом брака и самого его назначения, к воспитанию семьи”, - заявляет Президент Хинкли.

Позиция в отношении многоженства. Чаще всего слово мормоны ассоциируется в умах людях, которые слышали хоть что-то о религиозном американском движении, основанном в штате Юта, с практикой многожёнства. Приводим пояснения по этому поводу того же Гордона Б. Хинкли. “Мы сталкиваемся в эти дни со многими газетными статьями на эту тему. Это следствие факта злоупотребления, якобы имевшего место со стороны некоторых из тех, кто практикует многобрачие. Я хочу категорически заявить: эта Церковь не имеет ничего общего с теми, кто практикует многоженство. Они не члены нашей Церкви. Большинство из них никогда и не были членами нашей Церкви. Они нарушают соответствующий гражданский закон. Они знают, что нарушают этот закон. Они подлежат наказаниям, предусмотренным этим законом. Церковь, разумеется, не имеет никакой юрисдикции на этот счет. Если обнаруживается, что кто-то из членов нашей Церкви практикует многобрачие, они отлучаются от Церкви, и это самое серьезное наказание, которое может быть наложено Церковью. Причастные к этому не просто нарушают гражданский закон, они нарушают закон Церкви. Один из Символов нашей веры накладывает на нас соответствующее обязательство. Он гласит "Мы верим в подчинение государям, президентам, правителям и судебным властям и в соблюдение, почитание и поддержание закона" (Символы веры 12). Никто не может соблюдать этот закон и одновременно нарушать этот закон. Не существует такого понятия, как "мормонский фундаменталист". Эти два слова, поставленные рядом, представляют собой противоречие. Далее, более века тому назад Бог ясно открыл Своему Пророку, что практика многобрачия должна быть прекращена, что значит теперь это противоречит закону Бога. Даже в тех странах, где гражданский кодекс или религиозный закон разрешает многоженство, Церковь учит, что браки должны быть моногамными, и не принимает в число своих членов тех, кто практикует многобрачие”.

5. Семейные отношения. Мормоны осуждают физическое, сексуальное, словесное или эмоциональное надругательство над супругами или детьми. Их обращение "Семья Воззвание к миру" гласит "На мужа и жену торжественно возлагается обязанность проявлять любовь и заботу друг к другу и к своим детям . . Растить детей в любви и праведности, удовлетворять их мирские и духовные потребности - это священный долг родителей. За то, как эти обязанности выполняются ими, мужья и жены - матери и отцы - будут держать ответ пред судом Божьим" (Семья Воззвание к миру, 1995г.). Снова приводим цитирование Гордона Б. Хинкли на этот счёт - “Мы делаем все, что можем, чтобы искоренить это страшное зло Если существует признание равенства между мужем и женой; если существует признание того, что каждый ребенок, рожденный в этот мир, - дитя Божье, то придет и большее чувство ответственности, чтобы воспитывать, помогать, любить неизбывной любовью тех, за кого мы ответственны. Ни один мужчина, который жестоко обращается со своей женой или детьми, недостоин носить священство Бога. Ни один мужчина, который жестоко обращается со своей женой или детьми, недостоин находиться на хорошем счету в этой Церкви. Жестокое обращение с супругой или детьми — серьезное преступление перед Богом, и всякий, кто совершает его, может ожидать применения церковных дисциплинарных мер”.

Закон здоровья. Одним из тех откровений, полученных через Джозефа Смита, был закон здоровья, в котором Бог призывал свой народ воздерживаться от употребления горячих напитков (чай, кофе) и крепких алкогольных напитков, которые разрешалось употреблять только в качестве лекарства. Особенность данного закона заключается в том, что если о вреде спиртных напитков было известно с самого начала, то о вреде кофе, а тем более чая учёные начали говорить только в последние года, тогда как данный закон был провозглашён Джозефом Смитом аж в далёком 1833 году.

Устройство руководства Церкви и разделение священства.

 

Церковь Иисуса Христа Святых последних дней управляется священством. Священство, всегда связанное с деяниями Божьими, “продолжается в Церкви Божией во всех поколениях, не имея ни начала дней, ни конца лет” (У. и 3. 84, 17). Оно и сегодня находится на земле. Молодых и пожилых мужчин крестят, и они становятся членами Церкви, а когда их считают достойными, им даруется священство, и они получают власть действовать за Господа и исполнять Его деяния на земле.

Священство разделено на две части: на Мелхиседеково и на Аароново. Высшее священство — Священство Мелхиседеково. В давние времена оно называлось “Святым священством по чину Сына Божьего”. Но название переменили, для того чтобы имя Господне не было употреблено так часто. В древние времена Церковь назвала его “Священством Мелхиседековым” по имени великого первосвященника, жившего во времена Авраама. Низшее священство — это придаток к священству Мелхиседекову. Оно называется Аароновым, потому что было даровано Аарону и его сыновьям всех поколений. Те, у кого священство Аароново, имеют власть отправлять таинства веры, покаяния и крещения.

А те, у кого священство Мелхиседеково, имеют силу и власть руководить Церковью и проповедованием Евангелия во всех частях мира. Им поручены все духовные церковные дела. Они руководят работой в храме, председательствуют в приходах, небольших приходах, кольях и миссиях, исцеляют больных, благословляют младенцев, даруют особые благословения церковным членам. Избранный пророк и председатель Церкви является председательствующим первосвященником над священством Мелхиседековым.

Есть разница между священством и “ключами” священства. Священник в приходе имеет силу, достаточную для крещения, однако же он не имеет права исполнить это таинство, пока не получит полномочие от епископа, имеющего “ключи” для исполнения церковных дел в его духовной сфере полномочия и являющегося лицом, которое может разрешить священнику исполнить обряд крещения.

Председатель и пророк Церкви имеет “ключи” священства для исполнения всех духовных и светских дел Церкви. Он имеет право уполномочивать председателей кола, епископов, патриархов и других, имеющих “ключи” относительно конкретных должностей в определенных географических областях.

По этому поводу Президент Джозеф Ф. Смит написал следующее:

“Каждый мужчина, которого посвятили в какую-либо степень священства, получил эту власть через полномочие. И это важно, чтобы каждое деяние под этой властью было исполнено в правильное время и в правильном месте, правильным образом и по правильному порядку. Сила, управляющая этими деяниями, составляет ключи”.

Когда священство Аароново даруется мужчине или мальчику, он посвящается в чин в пределах этого священства, чины которого называются придатками к этому священству. Каждый чин приносит ответственность и обязанности, которые могут быть даны тем людям, которые собираются в группах или кворумах священства. Над каждой группой, или каждым кворумом председательствует руководитель группы или председатель кворума, который учит членов группы или кворума их обязанностям и просит их исполнять задания.

Чины в священстве Аароновым: дьякон, учитель, священник и епископ. Мужчины поступают в Церковь или становятся деятельными, когда им минул потребный возраст для получения чинов в пределах священства. Несмотря на их возраст, они обычно начинают с чина дьякона, и могут быть продвинуты на высшие чины, если они достойны этого.

Чины священства Мелхиседекова: старейшина, семидесятый, первосвященник, патриарх и Апостол.

Все носители Священства принадлежат разным кворумам, т.е. более понятно изъяснясь, собраны в группы. Семидесятые, к примеру, собраны в кворум Семидесяти, состоящий соответственно из семидесяти членов. Апостолы собраны в кворум двенадцать апостолов, состоящий из двенадцати членов. Если кворумы функционируют правильно, то именно так укрепляются члены церкви, через службу и работу в этих кворумах и через служение других братьев.

Похожим образом организованы женщины (но они, конечно, не могут быть носителями священства), а также детские и молодёжные организации.

Как распределена власть в Церкви? Во главе стоит Президент или пророк Церкви, который как отмечалось выше обладает всеми ключами власти и полномочия в Церкви. Он, вместе с двумя советниками, образуют Первое Президентство. Далее под ними идёт Кворум Двенадцати Апостолов, миссия которых заключается в проповедовании Евангелия на земле, и как говорил сам Иисус Христос, они являются особыми Его свидетелями. Под апостолами следует кворум семидесяти, задача которых также является проповедь Евангелия. Вся территория земного шара разделена на т.н. зоны (Москва, к примеру является частью Восточно - Европейской зоны, с главным офисом во Франкфурте, Германия), руководят которыми как раз семидесятые. Зоны в свою очередь разделены на колы, которые состоят из приходов. Руководит колом президент кола, приходом – епископ. Приход же состоит из семей.

Церковь сегодня и взгляд в будущее

Что же представляет собой Церковь сегодня? Что помогло ей вырасти из 6 членов в 1830 году в 10 миллионов членов в 1998? Каково будущее Церкви?

Во-первых, основной причиной роста церкви является миссионерская работа, которая здесь поставлена на высший уровень. Такой организации могла бы позавидовать любая другая Церковь. К началу 1999 года в мире находилось на службе около 60,000 миссионеров полного дня в одно и то де время. Молодые люди по достижению определённого возраста могут по своему желанию отправится на миссию, которая обычно продолжается в течение от полутора до двух лет. Делают они это добровольно, при чём полностью оплачивая все свои расходы. Часто они отправляются в другую страну, для чего им приходится ещё и учить язык этой страны. Миссионеров легко узнать на улице в любой точке мира – они обычно одеты в строгие пиджаки с галстуком, белые рубашки и чёрные таблички на груди с именем. Что движет ими? Что заставляет их приостановить образование на два года и, забыв обо всём, отправиться в чужую для них землю? Они говорят, что это желание делиться знанием об Иисусе Христе с другими, поделится знанием о той радости, которую приносит им жизнь по Его Евангелию.

Можно также привести слова Президента Хинкли, ответившего на тот же вопрос.

“Мы растем. Мы растем удивительным образом. За счет естественного роста и крещения новообращенных мы прибавляем приблизительно по 400 тысяч членов в год. По отношению к десяти миллионам это составляет около 4%, что исключительно хорошо для любой церкви [самый высокий показатель в мире]. Люди ищут прочный якорь в мире меняющихся ценностей. Они хотят чего-то такого, за что могут держаться в то время, как мир вокруг них становится все более ненадежным. Их приветствуют как новообращенных и помогают им чувствовать себя, как дома. Они ощущают теплоту содружества Святых. Им предлагают работать. Им дают ответственность. Им помогают почувствовать себя частью великого продвижения вперед этой работы Божьей. И, конечно же, у нас есть миссионеры, чтобы помогать им в поисках истины

Вскоре они обнаруживают, что от них, как от Святых последних дней, ожидается многое. Их это не смущает. Они оправдывают возлагаемые на них надежды, и им это нравится. Они знают, что их религия требовательна, что они должны преобразовать свою жизнь. Они отвечают этим требованиям. Они приносят свидетельство о великом благе, которое пришло к ним Они полны энтузиазма и веры”.

В Церкви нет оплачиваемого духовенства. Обряды, служба, руководство – ничто не оплачивается. Как же финансируется такая огромная организация? Снова приводим слова Президента Церкви, Гордона Б. Хинкли.

“Те, кто не знаком с нашей Церковью, удивляются, как мы можем делать так много. Они говорят и пишут, что Церковь обладает несметным богатством и громадными активами. У нас действительно есть активы. У нас есть молитвенные дома по всей Земле. Каждый год мы строим большое количество новых. Мы осуществляем великую программу высшего образования, семинарий и институтов. У нас есть не имеющая аналогов семейно-историческая программа. Мы патронируем огромную миссионерскую организацию, что предполагает обслуживание домов миссий и других помещений, помимо расходов, которые несут сами миссионеры и их семьи. Мы осуществляем и другие программы, и все они требуют денег. Но все это и многое другое деньги потребляет, а не приносит. Управление этой Церковью требует больших затрат. Функционирование Церкви по всему миру финансируется за счет посвященных десятин ее верных членов. Какой же это удивительный и великолепный принцип - закон десятины! Его очень просто понять и следовать ему. Это Господний финансовый закон. Я от всей души благодарю Господа за веру тех, кто платит свою честную десятину. Становятся ли они беднее от этого? Мы свидетельствуем, что каким-то образом, через Свое Божественное провидение, Господь возмещает ее нам, и притом весьма щедро. Это не налог. Это - добровольное пожертвование, совершаемое конфиденциально. Это принцип, который несет с собой замечательное обещание. Бог говорил. "Не открою ли Я для вас отверстий небесных и не изолью ли на вас благословения до избытка?" (Малахия 3.10). Это - Его обещание. Он способен выполнить это обещание. И я свидетельствую вам, что Он его выполняет”.

В заключении нашего небольшого повествования о мормонах и их религии хотелось бы чуть-чуть заглянуть в будущее и посмотреть, что же их ждёт там? Гарвардский Университет произвёл исследование роста мормонской церкви по годам и путём не сложных математических вычислений пришёл к выводу, что уже к 70тым годам следующего столетия количество мормонов может перешагнуть двух ста миллионный рубеж. Они заключили, что это религия не просто имеет право на существование, но в скором времени она будет конкурировать, если и не вытеснять основные религии мира. Это движущая сила, остановить которую уже ничто не способно . . . Будущее покажет.
NURBIZ.KZ - каталог компаний и предприятий Казахстана и Алматы

GREEN VOYAGES

Скидка 50%

Море волнуется без вас! Горящие туры от 95 000 тенге.

Ваш репетитор – залог твердых знаний и успешных результатов в...

Рабочие специальности – новые горизонты и перспективы