ёв)

Свойство звуков вызывать цветовые образы было замечено давно. Много писалось о цветовом слухе А. Скрябина, который музыкальные звуки видел в цвете. Целое направление в искусстве - цветомузыка - основано на этом свойстве звуков музыки.

Есть свидетельство о том, что звуки речи, особенно гласные, тоже могут восприниматься в цвете. А. Рембо написал даже сонет "Гласные", в котором так раскрасил звуки:

А - черный; белый - Е; И -красный; У - зелёный;

О - синий : тайну их скажу я в свой черед...

Но французский языковед К. Нироп приписывал гласным совсем другие цвета: он считал И - синим, У - ярко желтым, А - красным. Немецкий лингвист А, Шлегель писал, что для него И - небесно-голубой, А - красный, О - пурпурный. А вот русский поэт А. Белый утверждал, что ему А представляется белым, Е - желто-зелёным, И - синим, У - чёрным, О - ярко-оранжевым. Если продолжать называть индивидуальные суждения о цвете гласных, то каждый звук окажется раскрашенным во все цвета радуги.

Так существуют ли в таком случае вообще какие-либо определённые звукоцветовые соответствия? Не фантазии ли это? Или, может быть, случайно возникающие неустойчивые ассоциации между звуком и цветом? А возможно, что звуковые связи - следствие исключительно тонко устроенных механизмов восприятия отдельных людей?

На эти вопросы давались разные ответы, но чаще всего сходились на том, что связь "звук речи - цвет" - редкий сугубо индивидуальный феномен.

Современная наука признает явление существующим лишь тогда, когда оно либо непосредственно наблюдается, либо воспроизводимо проявляет себя в экспериментах, либо строго вычисляется. Причем в любом случае последнее слово остается за практикой: нужно, чтобы явление наблюдаемо функционировало или обнаруживались бы следы его действия.

Но там, где речь идет о психике человека, все выглядит иначе. В эту область наука, как в зону "пикника на обочине", проникает пока ещё редко и с трудом, а проникнув, натыкается на непонятные "полные пустышки", которые вскрыть своими инструментами не может. Психические явления чаще всего непосредственно не наблюдаются, в экспериментах то проявляются, то нет, вычислению поддаются плохо, а следы их функционирования неопределенны, зыбки, нерегулярны. Особенно в области подсознания. Вот, скажем, интуиция. Каждый может припомнить случаи, когда, как нам кажется, правильное решение или поступок были подсказаны нам интуицией. Более того, как выяснилось в процессе работ над искусственным интеллектом, человек в сложных ситуациях принимает решение не путем перебора всех возможных вариантов, а эвристически, подсознательно, интуитивно находит нужный путь. Но с другой стороны, интуиция ведь и подводит нередко. Как же понять, когда интуиция нашептывает нам правильное решение, а когда каверзно подталкивает нас в тупик?

Вот так и со звукоцветовыми соответствиями. Если они существуют, то кто прав - А. Рембо или А. Белый? Чья интуиция вернее?

Идея экспериментов проста: регистрируются реакции многих испытуемых на определённый стимул, а затем следует статистическая обработка полученного материала, чтобы выявить основные тенденции в реакциях. Техника регистрации разнообразна: испытуемым либо предъявляются звуки речи - требуется подобрать к ним цвета, либо предъявляются различные цветовые карточки - требуется написать на них звуки, либо даётся задание выстроить звуки по цвету, скажем, от "самого красного" и до "наименее красного", "самого синего" и до "наименее синего" и т.п.

Многие такие эксперименты с тысячами информантов показало, что в подавляющем большинстве испытуемые окрашивают по крайней мере гласные вполне определённо. Особенно единодушны мнения относительно трёх гласных - А, Е, И. Звук и букву (звукобукву) А вполне согласованно называют красной , Е - чётко зелёная, а И - определённо синяя. Звукобукву О все считают светлой и яркой, но хотя большинство испытуемых называют её жёлтой, всё же довольно часто встречаются ответы: "белая". Получается, что она солнечная.

Заметьте, что лингвисты считают гласные А, О, Е, И основными, опорными для речевого аппарата человека и главными во всех языках. А физики главными считают соответствующие этим гласным цвета, потому что их комбинации дают все другие цвета и оттенки. Чем и пользуется цветная фотография, цветное телевидение. Не удивительно ли, что и в языке соответствия именно главным цветам оказались наиболее четкими?

Видимо, здесь проявляется "коллективная интуиция" людей: цветовое устройство мира отразилось в цветовом устройстве языка. Названия главных цветов встречаются в речи наиболее часто, и звуки О, А, Е, И наиболее частотны из гласных. А между названиями основных цветов и этими гласными, в свою очередь, прослеживается связь: название определённого цвета содержит соответственно "окрашенный" звук, причем он занимает в слове самую важную - ударную позицию: красный, синий.

Остальные гласные имеют оттеночную окраску, как и цвета, с которыми они связываются, к тому же связь эта прослеживается менее четко - здесь больше разброс мнений испытуемых. Так, У - ассоциируется с тёмными оттенками синего цвета: тёмно-синим, тёмно-голубым, тёмным сине-зелёным, тёмно-лиловым. Звукобуква Ю тоже связывается с оттенками синего цвета, но со светлыми: голубым, светло-сиреневым.

Интересно ведёт себя звукобуква Ё. По написанию она сходна с Е, а по звучанию с О. И в цветовом отношении она вполне определённо располагается между жёлтой О и зелёной ЕЖ примерно половина испытуемых называет её желтой, а половина - зелёной. Так что Ё - светлая жёлто-зелёная.

А вот Я окраской почти не отличается от А, разве что воспринимается как более светлая и яркая.

Что касается Ы, то здесь следует говорить не о цвете, а скорее о световой характеристике. Если О - звукобуква света, то Ы - звукобуква мрака, тьмы. Она самая тёмная из всех гласных, и ей испытуемые единодушно дают самые тёмные характеристики - темно-коричневая, чёрная.

Любопытно, что на восприятие, строго говоря, согласного звука Й явно повлияла графическая форма буквы Й, передающей этот звук. Сходство Й с И привело и к сходным цветовым оценкам - Й воспринимается как синяя звукобуква, хотя и с меньшей определенностью, чем И.

Букву Э пришлось исключить из анализа. Хотя она передаёт почти тот же звук, который в большинстве случаев передаётся буквой Е, зелёной звукобуква Э по ответам испытуемых не получается: буквенная форма другая. И вообще никакой определённый цвет с Э не связывается. А поскольку и встречается Э в текстах крайне редко (гораздо реже всех других гласных), то при дальнейшем анализе текстов её решено было не учитывать.

Конечно, не у всех звукоцветовые соответствия одинаково прочно закреплены в подсознании. Есть испытуемые, которые во всех экспериментах показывают чёткие и единообразные результаты, совпадающие с "коллективным мнением" всех опрошенных, а есть и такие, чьи ответы в разных экспериментах разноречивы, неустойчивы, и по их ответам никакой определённой окраски звуков не прослеживается. Ну и что ж, ведь дальтоники не видят цвет предметов, но это не значит, что окраски предметов не существует. Важно, что большинство испытуемых в целом согласованно и достаточно единообразно устанавливают вполне определённые связи между звуком и цветом, хотя почти никто этого не осознаёт.

Результаты эксперимента по звукоцветовым соответствиям

Звукобуквы

Цвета



А

густо-красный



Я

ярко-красный



О

светло-жёлтый или белый



Е

зелёный



Ё

жёлто-зелёный



И

синий



Й

синеватый



У

тёмно-синий, тёмный сине-зелёный, тёмно-лиловый



Ю

голубоватый



Ы

мрачный тёмно-коричневый или чёрный





Если соответствия звуков речи определённым цветам существуют, пусть даже в подсознании, то они должны где-то проявляться, звукоцвет должен как-то функционировать в речи. И пожалуй, прежде всего нужно искать проявления звукоцветовых ореолов в поэзии: там, где звуковая сторона особенно важна. Эффект звукоцвета может сыграть свою роль в том случае, когда в стихотворении создается определённая цветовая картина, и рисунок гласных стиха должен бы поддержать, "подсветить" эту картину звуками соответствующего цвета.

Если это так, то естественно ожидать, что при описании, например, красных предметов и явлений в тексте будет подчёркнута роль красных А и Я; они будут встречаться чаще, чем обычно, особенно в наиболее важных, наиболее заметных позициях (скажем, в ударных). Описание чего-либо синего будет сопровождаться нагнетанием синих И, У, Ю; зелёного - нагнетанием Е, Ё и т.д.

Стоило начать проверку этой гипотезы, как в сухих статистических подсчётах стала на глазах проявляется живая игра звукоцветовых ореолов поэтического языка, поражающая своей неожиданностью, своим разнообразием и точным соответствием понятийному смыслу и общему экспрессивно-образному строю произведений. Судите сами.

У А. Блока есть стихотворение, которое он написал под впечатлением от картины В. Васнецова "Гамаюн, птица вещая". Стихотворение о грозных пророчествах передаёт трагический колорит картины - мрачно-багровый цвет казней, пожаров, крови.

На гладях бесконечных вод,

Закатом в пурпур облечённых...

......

Вещает иго злых татар,

Вещает казней ряд кровавых

И трус, и голод, и пожар,

Злодеев силу, гибель правых...

........

И вещей правдою звучат

Уста, запекшиеся кровью!..



Если исходная гипотеза верна, то в звукобуквенной ткани стихотворения должны встречаться чаще, чем положено по норме, красные А, Я и тёмные, мрачные У, Ы. Не так ли?

Поскольку и сама проблема звукоцвета, и анализ стихотворений с этой точки зрения уж очень необычны, то одного утверждения, что это действительно так, будет наверняка недостаточно. Обычная реакция любого, кто впервые слышит о звукоцвете в поэзии: "Этого не может быть!" А на машинные расчеты чаще всего смотрят с тайной уверенностью в подвохе. Поэтому опишем хотя бы кратко методику компьютерного анализа этого и других стихотворений, о которых здесь будет идти речь.

В тексте стихотворения (включая заголовок) подсчитывается количество каждой из 10 звукобукв, перечисленных в таблице. Чтобы учесть особую роль ударных гласных, они при счёте удваиваются. Так как Ё, Я, Ю, Й связываются лишь с оттенками основных цветов и ещё потому, что встречаются они сравнительно редко, самостоятельного значения в звукоцветовой картине стиха они не имеют. Поэтому приплюсовываются к основным гласным. Поскольку звукобуква Ё оказалась двухцветной, то её количество разделяется поровну между О и Е. Синева Й выражена слабо, поэтому количество Й сокращается наполовину и только затем приплюсовывается к И. Подсчитывается также количество всех букв с удвоением ударных (величина N).

) и единицы размаха колебаний для данного текста:



Полученные частности сопоставляются с нормальными (среднестатистическими для языка), и вычисляются нормированные разности этих частотностей, чтобы установить, случайно или нет наблюдаемые в стихотворении частотности отличаются от нормальных и как именно отличаются:



Звукоцвет в стихотворении "Гамаюн, птица вещая"

Звукобуквы

n







Z

Цвет



О+0.5Ё

28

0.089

0.126

0.019

-1.95





А+Я

50

0.159

0.116

0.018

2.39

красный



Е+0.5Ё

31

0.098

0.102

0.017

-0.24





И+0.5Й

20.5

0.065

0.077

0.015

-0.80





У+Ю

16

0.051

0.040

0.011

1.00

тёмный сине-зелёный



Ы

11

0.035

0.024

0.009

1.22

чёрный, коричневый



Всего звукобукв в стихотворении 315



















такое отклонение частности (0.159 - 0.116 = 0.044) превышает случайное в 2.39 раза, то есть едва ли может быть случайным. Значит, поэт интуитивно нагнетал красные А и Я, чаще обеспечивая им ударные позиции (вещает казней ряд кровавых). Вторым по превышению нормы идет Ы, придавая красному тону мрачное, трагическое звучание. Наконец, У (также с превышением частотности над нормой) добавляет звукоцветовой картине тёмные сине-зелёные и лиловые оттенки. Частотность всех остальных гласных ниже нормы.

Если теперь изобразить в цвете игру доминирующих в стихотворении гласных, то получится картина в красно-багровой и чёрно-синей гамме, кое-где с тёмной прозеленью. А это и есть цветовая гамма картины В. Васнецова. Остаётся только поражаться, насколько точно талант поэта подсказал ему выбор и пропорции доминантных звуков.

Таким способом на компьютере "прочитано" много стихотворений. Для некоторых из них в общей табличке приведены итоговые величины (Z), чтобы можно было убедиться, что обнаруженные звукоцветовые соответствия - не парадокс статистики, не случайное совпадение цифр. Значимые превышения частотностей отмечены полужирным шрифтом. В последнем, восьмом столбце дана цветовая расшифровка результатов.

Звукоцвет в поэзии

Стихотворения

Звукобуквы и величины











Цвет





О+0.5Ё

А+Я

Е+0.5Ё

И+0.5Й

У+Ю

Ы























Александр Блок

















"Гамаюн, птица вещая"

-1.95

2.39

-0.24

-0.80

1.00

1.22

тёмно-красный, тёмный сине-зелёный





















Сергей Есенин

















"Отговорила роща золотая..."

1.00

-0.33

0.82

0.20

-1.00

-0.17

желтый, зелёный



"Выткался не озере алый свет зари..."

-0.75

1.56

-0.40

-2.00

2.70

0.35

красный, тёмный сине-зелёный



"Воздух прозрачный и синий"

-2.57

0.69

-0.23

1.18

0.00

0.00

синий



"Зелёная причёска, девическая грудь..."

-0.56

-2.00

1.36

-0.92

1.22

-0.29

зелёный, тёмный сине-зелёный





















Арсений Тарковский

















"Перед листопадом"

3.47

1.93

-1.43

-0.83

-3.33

0.14

жёлтый, красный



I строфа

2.80

1.21

-1.25

-1.29

-2.22

-0.50

жёлтый



II строфа

1.65

-1.20

-1.43

1.88

-0.28

2.71

тёмно-синий



III строфа

0.45

2.27

0.43

-1.84

-1.72

-0.43

красный



"Синицы"

-0.68

0.17

0.29

1.33

-0.55

0.11

синий



"Сирени вы, сирени"

0.29

-1.94

0.40

0.08

0.40

-0.12

сине-зелёный



"Дождь"

0.27

-1.80

0.36

0.50

1.78

1.57

тёмный сине-зелёный



"Петровские казни"

-0.21

0.50

-1.47

0.13

0.45

2.33

чёрный, багровый



"Пускай простит меня Винсент Ван Гог"

1.93

0.14

-1.92

-0.82

1.25

0.00

жёлтый, тёмно-синий





















А. Вознесенский

















"Васильки Шагала"

-1.50

-1.13

1.38

4.14

-0.60

0.25

синий, зеленоватый



"Пожар в архитектурном"

0.17

2.08

-4.36

1.80

-0.29

0.33

красный, синий



"Сирень "Москва - Варшава"

-3.09

-0.08

2.50

-0.75

2.70

-2.60

сине-зелёный



"Очищение"

3.14

-0.71

-0.85

-2.73

4.36

-1.83

тёмно-синий, бело-жёлтый





Хорошо видно, как точно использует изобразительные возможности звукоцветовх ореолов С. Есенин. При сравнении уже первых строчек его стихотворений с цветами доминирующих гласных сразу обнаруживается явное соответствие словесных и звукоцветовых картин. "Отговорила роща золотая..." - доминирующий цвет жёлтый, слегка зеленоватый. "Выткался на озере алый свет зари..." - звуки создают густо-красную и тёмно-синюю гамму. "Воздух прозрачный и синий..." - звукоцвет синий, чуть розоватый. "Зелёная причёска, девическая грудь..." - зелёная и тёмно-зелёная с синевой гамма звукоцветовых соответствий. Как говорится, комментарии излишни. Да, поэты могли бы сказать о себе словами А. Вознесенского: "Мы видим звук". Они его действительно видят внутренним взором таланта, чувствуют его радужный ореол и зажигают эту радугу в своих стихах.

Ну а компьютер проявляет скрытые в тексте цветные картины, показывая тем самым, что способен уловить и эту удивительную особенность поэтической речи.

По книге А. Журавлёва "Диалог с компьютером". "Молодая гвардия", 1987 год.

_

Ї
NURBIZ.KZ - каталог компаний и предприятий Казахстана и Алматы

DARILIFE

Скидка 30%

Скидка 30% на всю натуральную оздоровительную линию "ДариLife"!

Реферат или доклад? – в чём разница

Образец резюме в Казахстане – залог отличного заработка в кармане