26

























РЕФЕРАТ









на тему:









КОНЦЕПЦИЯ ВИРДЖИНИИ САТИР В РАМКАХ

СЕМЕЙНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ









Студентки факультета социологии и социальной работы 51 группы

Шельменцевой Татьяны









Преподаватель:

Аверьянов А.И.















Тамбов 2001СОДЕРЖАНИЕ



§1. Концепция Вирджинии Сатир2 Положение 1: Влияние родительской семьи на человека2 Положение 2: Семья как система3 Положение 3: Низкая самооценка5 Положение 4: Потенциал целостной личности6 Положение 5: Процессуальный подход7 Положение 6: Процесс изменений 12§ 2. Психотерапевтический процесс по методике Сатир14 1. Начальная стадия15 2. Промежуточная стадия17 3. Заключительная стадия22Литература26

Вирджиния Сатир внесла большой вклад в развитие психотерапии: она стояла у истоков семейной психотерапии, оказала сильнейшее влияние на сам психотерапевтический процесс, привнеся сюда новые техники, и способствовала установлению мира на Земле, используя в масштабе международных отношений психотерапевтические техники для работы в семье.





* * *



§1. Концепция Вирджинии Сатир

Отправным пунктом для своей концепции Сатир избрала влияние старших в семье и чувство отверженности. Все учение Сатир можно свести к шести основным идеям:

1. Семья, в которой мы выросли, во многом определяет наше поведение и установки.

2. Семья — это система, а потому она стремится к равновесию, для поддержания которого порой в ход идет навязывание ролей членам семьи, система запретов или нереальные ожидания (в этом случае потребности членов семьи вступают в конфликт друг с другом, и нарушения обеспечены).

3. Нарушения в системе семьи порождают низкую самооценку и защитное поведение, так как человек все равно будет стремиться повысить самооценку и оберегать ее от нападок извне.

4. В каждом человеке достаточно сил для личностного роста и здоровой активной жизни.

5. Всегда есть возможности для личностного роста, но психотерапевтическую работу нужно проводить на уровне «процессов», а не «содержания».

6. Процесс изменений захватывает всего человека и включает несколько стадий.

А теперь обо всём более подробно.





Положение 1: Влияние родительской семьи на человека



Семья, в которой мы выросли, во многом определяет наше поведение и установки.

Сатир замечала, что на протяжении многих веков семья была крайне иерархичной по своей сути, это порождало неравенство, узурпацию власти, дисгармонию в отношениях, конформизм и сводило на нет понятие уникальности человека как личности. В системах с жесткой иерархией:

1) кто-то один захватывает всю власть и навязывает единственно правильный способ «как жить», который все обязаны брать за образец;

2) в трудный момент нужно найти человека, которого можно обвинить во всех грехах;

3) перемены недопустимы.

Подобная система и в грош не ставит неповторимую индивидуальность человека с его оттенками темперамента, талантами, интересами, мыслями, чувствами и потребностями. При таком положении дел теряется индивидуальность, потому что все члены системы, и «правитель» в том числе, должны принести частичку самобытности в жертву системе.

Сатир указывала, что в системах, где отношения строятся на безоговорочном доминировании одного человека и полном подчинении остальных или же когда налицо превосходство кого-то одного над другими, неизбежна узурпация власти, что может повлечь за собой нарушения системы. В этом случае совершенно не важно хорошие отношения между людьми или плохие. К примеру, отношения между мужем и женой, родителем и ребенком, врачом и пациентом, учителем и учеником могут быть вполне теплыми и, тем не менее, порождать узурпацию власти, если предполагается, что кто-то важнее всех остальных. Ребенок, делающий первые шаги в неизвестном для него мире, конечно же, слабее своих родителей, а потому он очень болезненно реагирует на то, когда другие считают его слабым. Особенно если родители просто не знают, как дать ребенку понять, что они уважают его чувства, желания и мнения.

Жестко иерархичная система абсолютно не считается с индивидуальными различиями и уникальностью человека. Члены этой системы не вольны искренне выражать свои чувства, но, чтобы не стать изгоями, обязаны подчиняться авторитетам.

В жестко иерархической системе причинно-следственные связи строго прямолинейны, у каждого события есть только одна причина. Так, ребенок в семье подчас становится причиной якобы всех семейных неурядиц.

Другая отличительная черта жестко иерархичных систем — неприятие перемен. Перемены здесь недопустимы, считается, что они таят в себе скрытую угрозу и могут навлечь большие неприятности. Система опирается на постулат, что единственный путь обеспечить себе безопасность — это всячески поддерживать существующий порядок, избегая любых перемен и сопротивляясь им. А поскольку в семьях, где подрастают дети, перемены неизбежны, родители постоянно сталкиваются с необходимостью как-то реагировать на эти перемены; пугаясь же их, родители делаются все более властными и суровыми.







Положение 2: Семья как система



Семья — это система. Как всякая система, она стремится к равновесию, ради поддержания которого навязываются роли, насаждаются запреты, появляются нереалистичные ожидания; в этом случае потребности отдельных членов семьи не удовлетворяются и, наконец, система дает сбой.

Семья — это система, неизменно стремящаяся к равновесию и плотно держащая человека в своих тисках; впервые Сатир осознала это в 1951 г., проводя психотерапевтические сеансы с молодой женщиной, которую считали больной шизофренией. Пока сеансы проводились один на один с пациенткой, дело шло на поправку, но как только Сатир привлекла к психотерапии мать девушки, все достижения пошли прахом, то же самое случилось, когда она пригласила отца. Но по-настоящему Сатир поняла механизм внутреннего взаимодействия этой семьи лишь тогда, когда появился последний ее член — брат. Когда все были в сборе, стало очевидным, что родители возвели сына в ранг божества, в то время как дочь превратилась в «мальчика для битья».

Опыт, полученный Сатир при работе с этой семьей, послужил базой для развития концепции о том, что семья — это система, новое целостное образование, а не просто сумма отдельных ее составляющих, нужды которой могут всецело подавлять нужды отдельного ее члена.

Сатир убедилась, что рассогласованные семейные системы поддерживают внутреннее равновесие с помощью навязанных ролей, запретов и жестких правил, непререкаемых законов и нереалистичных ожиданий.



Навязанные роли



Сатир изложила свою концепцию навязанных патологических ролей в книге «Психотерапия в семье» (1983), где взяла в качестве примера семью из трех человек, члены которой были разобщены и относились друг к другу с опаской и недоверием. Родители видели в ребенке лишь возможность удовлетворения своих личных потребностей, вменяя ему в обязанность быть то «своим парнем», то «союзником мамы», то «союзником папы», «курьером» или «миротворцем». В результате дети, заклейменные «скверными, больными или сумасшедшими», нередко и ведут себя соответственно. Сатир считает, что в этом случае они берут на себя роль «идентифицированного пациента» — ИП:

«В некоторых семьях ребенок с самого рождения становится ИП, в других же семьях эта роль передается от старших детей. Возможны случаи совмещения этой должности с братом или сестрой.

1. В некоторых семьях иногда все мальчики (или девочки) один за другим или все сразу играют роль ИП.

2. В других семьях, как только ребенок достигает подросткового возраста, он становится ИП.

3. Возможен вариант, когда двое, трое и более детей принимают на себя роль ИП и выполняют ее сообща или по очереди. Или же один берет на себя часть этой роли, а другой ребенок — остальное».

Человек, играющий роль «идентифицированного пациента», чувствует себя двояко: он одновременно бессилен и всемогущ, поскольку амплитуда этой роли довольно широка: от властителя до ничтожества. Родители, твердящие, что ребенок ведет себя «скверно, странно, ненормально», всякий раз подпитывают низкую самооценку и чувство ничтожности у ребенка. В результате потребности ИП загоняются внутрь, он не доверяет окружающим и, парадоксальная вещь, в то же время крайне чувствителен к тому, что о нем думают другие.



Запреты и жесткие правила



Запреты порой держат в тисках всю семью; когда явно, а когда исподволь этот незримый свод законов диктует, что надо думать, чувствовать и как поступать. В семьях с жесткой иерархией во главу угла ставятся такие постулаты: «кто-то должен быть главным», «различия губительны», «должен быть козел отпущения», «нельзя допустить перемен». К тому же свод этих неписаных законов идет рука об руку с постулатом «дурно смотреть, слушать, чувствовать, желать, спрашивать, говорить об этом». Сатир полагала, что запреты, ущемляющие самовыражение, больнее всего ударяют по самооценке и активности человека.

«В некоторых семьях не одобряют и всячески избегают проявлений гнева. В других семьях позволительно показывать свое раздражение в одних случаях и не позволительно в других; или же сцены ярости допускаются в общении между определенными людьми, но запрещены для остальных. Наконец, есть и такие семьи, жизнь в которых напоминает постоянно бурлящий котел. В семьях, где не принято проявлять нежность, дети относятся к посторонним озлобленно. И все же потребность в общении столь велика, что если ее не удается удовлетворить "по-хорошему", то она перерождается в озлобленность и задиристость».

Иногда Сатир называет эти правила «внутренним долгом» или же «жизненно важными убеждениями», говоря, что порой мы, сами того не замечая, следуем им, стремясь заслужить одобрение семьи и боясь стать никому ненужными изгоями; разрушение этих правил для нас смерти подобно.



Нереалистичные ожидания



Сатир считала, что наряду с запретами и навязанными ролями нереалистичные ожидания служат для поддержания хрупкого равновесия в семье с нарушенной системой. В книге «Психотерапия в семье» Сатир всесторонне осветила этот вопрос. Она считает, что нереалистичные ожидания супругов сводятся в основном к тому, что один из супругов ждет, что другой:

— станет для него родителем и исполнит все его желания;

— будет бередить его детские страхи и переживания;

— мечтает о том же, что и он сам;

— вселит в него веру в себя и уважение к своей личности;

— дополнит то, чего ему катастрофически не хватает;

— будет тем существом, которое он будет обвинять в своих же собственных грехах.

Как полагает Сатир, в отношениях «родитель — ребенок» при нереалистичных ожиданиях со стороны родителя он ждет, что ребенок:

— позволит родителю гордиться собой, достигнув чего-нибудь стоящего;

— желает того же, что и родитель, и стремится к этому;

— будет признателен за то, что родитель делает для него;

— хочет поступать во всем так же, как родитель;

— будет заботиться о своем родителе;

— положит конец супружеским ссорам.

Порой родители ждут от ребенка невыполнимого, просто не имея понятия, на что способен ребенок в таком возрасте. Или же наоборот, наивно полагают, что тот будет оставаться на одной стадии развития до бесконечности. Часто ребенок становится объектом нереалистичных ожиданий, которые по своей сути являются проекциями проблем родителя. Он наделяет ребенка качествами какого-то третьего лица и ждет от него соответствующего поведения.

В заключение можно сказать, что разлаженность семейной системы зиждется на нереалистичных ожиданиях, о которых говорилось выше; запретах, повелевающих строго-настрого молчать обо всем, что бы ни происходило в семье; и, наконец, навязанных ролях, тех, что делают ребенка средством решения супружеских конфликтов.







Положение 3: Низкая самооценка



Сбои в семейной системе порождают низкую самооценку и защитное поведение, так как в человеке заложена потребность отстаивать свою самооценку и держать оборону от нападок извне.

Сатир выделяет четыре типа защитного поведения, которые она называет «позы обороны» — заискивание, обвинение, сверхрасчетливость, сбивание с толку:

«Когда мы заискиваем, то принижаем чувство собственного достоинства, позволяем другим командовать нами и постоянно поддакиваем. Заискивание часто скрывается под маской предупредительности, безусловно, уважаемого качества в ряде культур. Но заискивание это отнюдь не предупредительность. Заискивая, мы приносим в жертву чувство собственного достоинства. Мы превращаем в ничто наше самоуважение, всячески давая понять, что мы мелки и ничтожны. С готовностью беря на себя ответственность за все беды и напасти, порой мы рьяно доказываем свою вину, приводя море доводов.

Позиция обвинения — это полная противоположность заискиванию. Огульное обвинение — это искаженное отражение общественных норм, гласящих: никогда не давай себя в обиду, не позволяй садиться себе на шею, не позволяй другим задобрить тебя. Главное — не быть "слабым". В целях самозащиты мы обвиняем кого угодно, только не себя. Осуждая, мы не считаемся ни с кем.

Человек, избравший сверхрасчетливую манеру общения, мучает и себя и других. Сверхрасчетливость означает жизнь по четкой схеме, в мире сухих цифр и сухой логики. Мы начинаем панически боятся проявлений эмоций у себя или других людей. Такое поведение отражает общественные постулаты, о том, что зрелый человек не должен быть трогательным, нежным или слишком эмоциональным.

Четвертый способ защитить себя — сбивать с толку дурачиться и поднимать все на смех. Такая поза — полная противоположность сверхрасчетливости. Человек, на чью долю выпала подобная роль, постоянно суетится. На самом деле, это всего лишь трюк, чтобы отвлечь внимание от обсуждаемого вопроса. Они меняют мнение, как перчатки, и хватаются одновременно за тысячу дел».

Сатир замечала, что люди нередко меняют тактики или перебирают их одну за другой. К примеру, человек начинает заискивания, затем пускает в ход осуждение и напоследок делается педантом. Сатир, однако, подчеркивала, что обычно у человека есть своя излюбленная техника.



Положение 4: Потенциал целостной личности



Каждый человек имеет достаточный потенциал для личностного роста и полноценной жизни.

Сатир отталкивалась от тезиса, что каждый человек имеет достаточный потенциал для здорового и полноценного существования. Этот потенциал включает в себя:

— способность к духовному развитию;

— воображение и вдохновение;

— чувства и ощущения;

— мышление;

— способностью к усвоению нового и изменению себя;

—эмоции;

— способность к экспрессии;

— сочувствие;

— внутреннюю целостность;

— интуицию;

— способность рассуждать разумно;

— природную мудрость;

— способность принимать себя и окружающих, уважать их;

— способность не терять надежду;

— способность к оценке;

— оптимизм;

— чувство привязанности;

— дар любви и возможность быть любимым;

— способность к созиданию и творчеству;

— способность отвечать за свои действия,преяваение сво^ их чувств, поведение и брать на себя обязательства;

— способность к сотрудничеству;

— способность признавать и исправлять ошибки;

— способность доверять;

— способность принимать решение и приводить их в исполнение;

— вера в свое будущее;

— способность стремиться и достигать;

— способность просить о помощи;

— мужество совершать поступки.

Мы можем мысленно нарисовать себе «я» человека и его способности примерно так, как это сделано на рисунке:





Философия Сатир о скрытых ресурсах человека заключена в следующем ее высказывании: «Я твердо убеждена, что каждый человек способен к личностному росту, нужно только научить его использовать его собственный потенциал. Вот основная цель психотерапии».

Такие составляющие внутреннего потенциала «я», как лидерство, сочувствие, дальновидность и вера в будущее, выделены Шварцем в книге «Внутренние системы семьи», которая существенно дополняет представления Сатир о природе «я» и системном характере взаимоотношений интрапсихических субличностей, или частей «я».







Положение 5: Процессуальный подход



В каждом человеке заложена способность к личностному росту, просто психотерапию по его стимуляции нужно проводить на уровне процессов, а не содержания.

Считается, что главная задача процессуальной психотерапии Сатир — личностный рост, поскольку она сама нередко повторяла, что в каждом человеке заложен потенциал для этого роста, а психотерапия способна лишь стимулировать его. Сатир сравнивала человека с семечком, в сердцевине которого таится зародыш будущего растения, но для буйного роста ему сперва нужно накопить сил, чтобы суметь продраться сквозь заросли сорняка.

Чтобы избавиться от «сорняков» — дезадаптивных убеждений и форм поведения, — психотерапевт должен в первую очередь улавливать психические состояния, процессы человека, а не замыкаться на заявленной им проблеме. Как говорила Сатир, «проблема сама по себе не является проблемой; проблема в том, как человек справляется с нею».

Содержание — это простое описание проблемы, набор фактов, событий в рамках конкретной ситуации, процесс же обнажает скрытые механизмы системы. Проще говоря, мы можем сказать, что содержание — это «какова» ситуация в целом, а процесс — это «что» ее запускает, «как» работает ее скрытый механизм. Сатир полагала, что это должен усвоить каждый, кто взял на себя труд помогать людям отыскать в себе силы для личного совершенствования, кто хочет постичь суть процессуальной психотерапии, чтобы использовать ее возможности в своей работе. Сами процессы всегда одни и те же, просто форма их проявления разнится в зависимости от ситуации.

Серьезный вклад в разработку методов Сатир внесли Банмен, Гербер и Гомори, разработавшие шесть уровней психотерапевтической работы, которые Сатир использовала в своей психотерапии для вмешательства в процесс и его трансформации. Эти шесть уровней таковы: печаль, ожидания, восприятие, чувства, преодоление трудностей и поведение.

Вмешательство в процесс может быть внешним и внутренним: внутреннее включает психотерапевтическую работу с личностью, «я» человека, его потенциалом, разрушение блоков для высвобождения ресурсов человека; внешнее помогает ослабить нарушения поведения или системы (например, семьи).





Психотерапевтическая работа с «я»



Сатир начинала как психотерапевт именно с работы на уровне «я». Она помогала своим пациентам стать сильнее, прийти в согласие с собой и выработать адекватную самооценку.

Психотерапия включает выявление внутреннего человеческого потенциала, но для этого прежде всего необходимо установить тесный контакт и предельно доверительные отношения с пациентом. Вирджиния Сатир говорит:

«Свою психотерапевтическую практику я начала более 35 лет назад. А так как я была женщиной и мои тренинга не носили серьезного медицинского характера, ко мне стекались всевозможные "отказники", настоящие душевные калеки, алкоголики, психопаты, словом, те, на кого остальные психотерапевты махнули рукой. Но в процессе тренингов многие из них преображались до неузнаваемости. Мысленно возвращаясь в то далекое время, я думаю, что происходило это от того, что я старалась общаться с ними с той искренностью, на которую только была способна, с каждым днем привязываясь к ним все больше. Я никогда не задавалась вопросом, насколько они психически полноценны; единственное, чего я хотела, это достучаться до их сердца. Это было самым главным для меня. Моя сила была в личной искренности, которую я подкрепляла психотерапевтическим методом "моделирования ситуаций".

Мне казалось, будто я пробиралась в самую суть, сердцевину каждого человека, где мне открывалась драгоценная сияющая душа, томящаяся в черной башне запретов и отверженности. Я делала все возможное, чтобы человек увидел эти скрытые от глаз сокровища, и тогда мы вместе с ним превращали черную башню в прозрачную светлую ткань и растворяли ворота вновь открытым возможностям. Я уверена, для того чтобы начать серьезные внутренние изменения, сперва нужно разглядеть суть человека и установить с ним доверительные отношения. После этого нам будет уже гораздо легче высвободить его внутреннюю энергию, которая поможет ему обрести психическое здоровье».

Надежда — вот вторая мощная сила, на которую опиралась Сатир, стремясь внести изменения. Она обычно начинала свои тренинги с вопроса к своим подопечным: надеются ли они обрести счастье, поскольку знала, что именно в надежде черпаем мы свои силы. Сатир также старалась активизировать способность людей дышать, полагая, что дыхание — важный человеческий ресурс. По ее мнению, с помощью дыхания мы можем получить доступ к нашим чувствам и основным нервным центрам. Она считала важным пробудить и такие внутренние ресурсы, как способность идти на риск, быть бесстрашным, мудрым уметь сделать выбор и выразить себя.

Сатир помогала людям достичь самовыражения, разделяя вместе с ними их чувства, ожидания и затаенные желания:

«Потребность любить себя, других и быть любимым — первоочередная для человека. От того, насколько эта потребность была удовлетворена или не удовлетворена в детстве, зависит дальнейшее развитие эмоциональной сферы человека. В период детства и юности существует настолько сильное искушение поиграть с собственным "я", примеряя разные маски, что можно запросто запутаться в них и отстать в развитии». Она ни на минуту не сомневалась в важности этих основных потребностей. Сатир излечивала своим внимательным отношением к потребностям пациентов, внимательно слушая каждого и пытаясь его понять.



Освобождение «я»



В случае, когда все богатство личностного потенциала заблокировано запретами, навязанными ролями и нереальными ожиданиями, Сатир призывает психотерапевтов раздвинуть эти блоки, в первую очередь воздействуя на когнитивный уровень.



Ослабление внутренних запретов.



Для ослабления внутренних запретов человека просили взглянуть на свои основные жизненные принципы под совершенно иным, новым углом зрения и привести их в соответствие с потребностями сегодняшнего дня. С этой целью Сатир пользовалась самыми различными приемами, одни из которых задействовали правое, другие — левое полушарие мозга. К примеру, для женщины, чьим основным жизненным принципом было: «В первую очередь я должна думать о детях», — могла задать такую задачку ее левому полушарию: сформулировать по-новому это правило, оставив место для компромисса: «Я вправе определять степень важности своих семейных обязанностей; иногда главными для меня будут являться потребности детей, а иногда я подумаю и о своих желаниях». В другой раз Сатир оставляла в покое левое, и задавала работу правому полушарию клиентки, поведав ей историю о женщине, которая вы подняла все прихоти своих детей.

Сатир отыскивала и разрушала правила и убеждения, которые лежали в основе искажения мышления и нарушения в поведении, вроде тех, что служат оплотом жесткой иерархической системы. Она противопоставляла постулату «кто-то один должен быть главным» идею о всеобщем равенстве всех людей, разъясняя, что общественное положение не является мерилом человеческой ценности. Она доказывала, что люди ощущают себя по-настоящему равными, когда они охвачены одной эмоцией, потому что на уровне чувств между нами нет различий. Разрушая запреты видеть, говорить, чувствовать, желать чего-то или рисковать, Сатир давала возможность людям испытать радость видеть, чувствовать и говорить вслух о том, что они видят и чувствуют, стремиться к желаемому и рисковать.



Коррекция навязанных ролей.



Выработку способов ухода от навязанных ролей и правил Сатир считала важной частью психотерапевтического процесса. Часто ей приходилось серьезно изменять и внутренние убеждения, те, что неизменно сопутствовали навязанным ролям. Если дочь брала на себя роль «заместителя супруги» по отношению к своему отцу, то Сатир в этом случае старалась выбить из ее головы идею о том, что «она всегда должна быть подле отца». В ситуации, когда ребенок в семье становился козлом отпущения, Сатир помогала разобраться родителям между собой, не втягивая в конфликт ребенка.

Коррекция нереалистичных ожиданий.



Сатир старалась избавить людей от нереальных и порой нелепых ожиданий относительно родителей, детей и даже самих себя. Психотерапевтическая работа в этом случае могла выражаться в случайных, полушутливых замечаниях, или же принимать форму предельно серьезной беседы; единственное, что было неизменно, — это уважение к каждому человеку. Что же касается индивидов, кто без малейших на то оснований возлагает на родителей исполнение всех заветных желаний, то в данном случае их следует заставить отказаться от бесплотных надежд и оплакивания своей судьбы и стимулировать их на поиски новых ресурсов, которые дадут возможность осуществить сокровенные мечты.

В работе с парами Сатир пыталась выявлять тайные невысказанные ожидания супругов относительно друг друга, зная, что именно с подобных ожиданий начинается немало конфликтов. Но особенно внимательно она относилась к случаям, когда родители ожидают от своих чад невозможного, поскольку знала, как тяжело детям быть заложниками амбиций своих родителей.



Расширение перспектив.



Сатир поняла, что довольно часто, когда все надежды идут прахом и человек пытается найти опору в жестких правилах, принимая на себя роли, навязанные другими, и продолжая тешить себя несбыточными мечтами, он только загоняет себя в угол, отказываясь от возможных перспектив. Ситуация осложняется тем, что часто люди наивно полагают, будто их восприятие — это всего лишь результат отражения окружающей обстановки, но никак не внутреннего состояния. Как полагала Сатир, первоочередная задача психотерапевта — дать людям осознать простой факт, что их восприятие во многом зависит от внутрипсихических процессов, а не является исключительно продуктом отражения внешних событий.

Осознавая необходимость помочь людям раскрывать не вые перспективы решения проблем, Сатир организует серии групповых тренингов, которые сами участники окрестили «Перестройка семьи». Эти тренинга позволяли человеку вернуться к определенным семейным неурядицам и попытаться посмотреть на них с новых позиций, с тем чтобы избавиться от старых травм.



Модернизация чувств.



Восприятие определяет чувства. А поскольку наше восприятие в значительной мере определяется нашим прошлым, то и чувства порой во многом обусловлены им же. Сатир была твердо убеждена, что для освобождения «я» необходимо перенести эмоции, корни которых уходят в прошлое, в контекст настоящего. Проделав это, удается высвободить огромный запас энергии, которая после этого начинает медленно и плавно циркулировать в человеке. Сатир просто и ясно объяснила данный принцип действия: «эмоции — это наша сущность».

Ярким примером влияния прошлого на наши чувства является случай с одним из клиентов, который был страшно зол на свою жену, совершенно равнодушную, по его словам, к сексу, тогда как он крайне его желал. Тщательно исследуя его прошлое, Сатир обнаружила, что его мать умерла, когда тот был еще ребенком, и он в силу своего развития решил, что мать его попросту бросила. Столь тяжкие испытания, посеяли в нем убеждение, что «никому он не нужен» и «никто его не будет любить». Поразмыслив над этим случаем, Сатир пришла к выводу, что в целях оздоровления сексуальных взаимоотношений между супругами необходимо внести изменения в систему убеждений супруга, чтобы помочь ему избавиться от эмоциональной фиксации на прошлом.

Сатир с легкостью обнаруживала запреты на чувства. К примеру, человек, считающий, что гнев — это плохо, разгневавшись по какой-то причине, будет после этого испытывать угрызения совести; а тот, кто считает постыдным чего-то бояться, будет не на шутку сконфужен, уличив себя в подобном чувстве. Вообще, гнев прочно связан с предыдущим опытом человека, поскольку это производная, вторичная эмоция, и в действительности она служит защитой для легко ранимых чувств и тайных желаний.

Сатир помогала людям разбираться в своих чувствах, принимать их, дорожить ими и учиться их выражать. Но она не ограничивалась этим, справедливо полагая, что по-настоящему здоровая личность отвечает за свои чувства и умеет управлять ими.



Обучение новым формам поведения.



Итак, мы рассмотрели, как Сатир, используя методы внутреннего вмешательства, помогала человеку высвободить его потенциал. Теперь мы рассмотрим, каким образом она осуществляла внешнее вмешательство, начиная его на уровне поведения.

Часто Сатир предлагала людям проделать упражнения, формирующие новые способы взаимодействия с окружающими, и в особенности тем, у кого произошло закрепление защитных стилей поведения, таких как заискивание, обвинение, сверхрасчетливость и сбивание с толку. Например, тому, кто привык заискивать, она велела в жесткой форме потребовать чего-нибудь от своего партнера по тренингу, а того, чьим коньком было обвинение, она просила догадаться, что в данный момент чувствует его партнер; сверхрасчетливого побуждала поделиться своими чувствами с другими, сбивающему с толку ставилась задача тщательно наблюдать за стилем взаимодействия в семье, а затем подробно рассказать об этом.

Изменение системы.



Нередко Сатир осуществляла внешнее вмешательство на уровне системы.

Она часто сама придумывала упражнения, которые помогали людям на практике изучить «работу» семейной системы. В одном из таких упражнений не последнюю роль играла веревка. Сатир веревками привязывала членов семьи друг к другу, затем им предлагалось разыграть какую-нибудь небольшую сценку, чтобы каждый физически прочувствовал, как система «тянет за собой». К примеру, она просила мать и отца дергать за веревки, как будто они ругаются, и делать это до тех пор, пока дети силой не подтаскивались к этой паре. Затем она предельно подробно расспрашивала каждого, несмотря порой на всплеск негативных эмоций, что он вынес нового из полученного опыта.

Другой метод, который Сатир использовала для системного вмешательства, — это техника «Живые скульптуры». Суть его заключалась в том, что Сатир расставляла группу людей в позы — «скульптуры», в соответствии с тем, какую позицию занимал каждый из них в процессе общения друг с другом. Затем она подробно расспрашивала каждого, что он испытывал, будучи одной из скульптур. После этого она приглашала всех «создать новые скульптуры», избрав себе более предпочтительную позу.

После того как она выясняла у каждого, каково ему было стоять в гротескной позе и что он чувствовали при этом, Сатир просила человека попытаться дать самому себе спокойный уравновешенный ответ, а затем обучала естественному и гармоничному общению с окружающими.





Положение 6: Процесс изменений



Процесс изменений для всех одинаков и включает несколько стадий.

Годами наблюдая за тем, как меняются ее пациенты, Сатир пришла к выводу, что процесс изменений подразделяется на несколько стадий. Первую стадию она определила как «статус кво»: человек осознает необходимость перемен, но позиция «пусть остается все как есть, потому что так привычней побеждает стремление к переменам.

Сатир полагала, что вторая стадия наступает, когда некий «чужеродный элемент» извне попадает внутрь системы и нарушает ее баланс. Таким элементом может быть новый член семьи, смерть, тюремное заключение, развод, уход одного или нескольких членов из семьи или даже классный руководитель, который сообщает родителям о безобразном поведении их ребенка. С приходом чужеродного элемента наступает третья стадия, названная Сатир «хаос», потому что для людей и вправду наступает настоящий хаос, они чувствуют, как почва уходит из под ног, они растерянны, напуганы и не знают, что им делать. Но, как утверждала Сатир, именно на этой стадии появляется возможность сделать что-то по-новому и хоть сколько-нибудь изменить систему.

Сатир определяет четвертую стадию как «новые возможности», потому что для людей наступает время, когда они, освободившись от груза прошлого, открыты для новых стилей мышления и поведения. Последнюю стадию Сатир называет «практика», место для отработки «новых возможностей» с целью их закрепления. На рисунке показано, как примерно выглядит процесс изменений.





Сатир считала важным и нужным использование стадий, составляющих процесс изменения, для повышения личностной самооценки и конгруэнтности. Высокая самооценка видна по уровню энергии в человеке, его выражению лица, позе, которую он принимает, его настроению, осанке и поведению.

Серьезные изменения ведут к повышению конгруэнтности. В начале своей психотерапевтической деятельности Сатир определяла конгруэнтность как способность быть в согласии с собственными чувствами, принимать их, понимать и управлять ими. Однако, по мере того как ее познание вопроса углублялось, она добавляла к этому определению такие важные моменты, как целостность, внутренняя твердость, гармония с собой и, наконец, связь с «всепроникающей жизненной силой, которая творит, поддерживает и дает рост человеку и всему живому на Земле».

Наглядно процесс трансформации изображен ниже:



Рождение. Зажатость «Я». Освобождение «Я». Восстановленное «Я»

Целост- Доступ к ресур- Свободное использование

ность и сам заблокирован. внутренних ресурсов. Стру-

свобода Косность. Упадок ящаяся энергия. Продуктив-

«Я». Сво- сил. ность. Творчество. Гибкость.

бодный

доступ к

внутрен-

ним ресур-

сам. Гиб-

кость.







Роль психотерапевта



Сатир считала так: главное, что должен сделать психотерапевт, — это помочь человеку осознать свой творческий потенциал. И первым инструментом в этом деле является, по ее мнению, личность самого психотерапевта.

По убеждению Сатир, личность психотерапевта является тем центральным элементом, который запускает весь механизм психотерапевтической работы. Она была уверена, что тот, кто живет в согласии со своим «я», способен глубже понимать других, помогая психологически уязвимым людям обрести чувство уверенности в себе, защищенности и готовности к переменам. «Когда я живу в полном согласии с собой, со своими мыслями и чувствами, с тем, что вижу и слышу, я иду по пути личного совершенствования. Я становлюсь конгруэнтным и "целостным" человеком, кроме того, я открыта к общению с другими» — вот строки из книги Сатир «Психотерапия Сатир шаг за шагом». Сатир указывала, что главным принципом настоящего психотерапевта должен быть гуманизм, при этом важно, чтобы психотерапевт пришел к этому совершенно сознательно. Она настоятельно советовала психотерапевтам четко определиться со своими убеждениями, чтобы до конца осознавать свои действия как психотерапевта.















§ 2. Психотерапевтический процесс по методике Сатир



Процессуальная методика Сатир, ставящая своей целью достижение изменений, опирается, главным образом, на концепцию о стадиях, которые проходит человек на пути к этим изменениям. Поскольку Сатир определяла первую стадию как «статус кво», когда люди ощущают потребность в переменах, но страшатся их, то здесь она считала в первую очередь необходимым создать у них чувство защищенности, чтобы у людей появились силы стремиться к изменениям, несмотря на свои страхи и опасения. Для этого Сатир устанавливала прочный контакт с людьми и помогала им обрести уверенность в себе.

Как только Сатир чувствовала, что ей удалось добиться полного доверия, она постепенно готовила людей к принятию изменений, часто для начала давая им понять, что привычные образцы поведения пришли в негодность. Вытащив наружу эти образцы поведения, Сатир тем самым становилась главным «чужеродным элементом» второй стадии, расшатывающим сложившуюся систему. Подобные действия порождали четвертую стадию — «хаос».

На данном этапе Сатир становилась одновременно и заботливым помощником и суровым командиром, помогая людям неуклонно стремиться вперед, преодолевая хаос, и не позволяя им, испугавшись, пойти на попятную и вернуться к стадии «статус кво». Ей удавалось достичь этого за счет новых возможностей в поведении и восприятии, которые она открывала своим пациентам.

И, наконец, чтобы закрепить выработанное поведение и установки, Сатир постоянно создавала условия, задействующие новые образцы поведения, благодаря чему недавно усвоенное становилось для людей обыденным и привычным.

Взаимосвязь психотерапевтических процессов и стадий изменений наглядно показана на таблице:









Стадии измененийСтадии психотерапевтического процесса по СатирСтатус КВОНачальная стадия:

Подготовка к изменениям

Виды психотерапевтического вмешательства:

o Установление контакта

o Вселение уверенности

o Стимулирование сознанияЧужеродный элементПромежуточная стадия:

ИзмененияВиды психотерапевтического вмешательства:

o Вовлечение в психотерапевтический процесс

o Ослабление дезадаптивных поведенческих паттернов

o Обучение новым способам поведенияХаосНовые возможностиПрактикаЗаключительная стадия:

закрепление изменений

Виды психотерапевтического вмешательства:

o Проверка на практике

o Подчеркивание положительных измененийИнтеграция



1. Начальная стадия



Как уже упоминалось ранее, Сатир совершенно сознательно начинала любые внутренние изменения с того, что помогала обрести человеку чувство защищенности и значимости собственной личности. Она главным образом прислушивалась к своей интуиции, но для ускорения процесса внутренних изменений использовала и психотерапевтические техники. Техники, разработанные Сатир для начальной фазы, можно разделить на три этапа, начиная с установления контакта, и далее по возрастающей: принятие и стимулирование сознания.





Установление контакта



Установление контакта — это первое, с чего начинала Сатир. Она считала способность налаживать контакты просто необходимой для того, кто хочет стать настоящим психотерапевтом. Далее вы познакомитесь с некоторыми психотерапевтическими техниками, которые, согласно мнению Сатир, помогают установлению контакта.

Сближение



Сатир напрягала все свои физические и душевные силы, чтобы найти контакт с людьми. Чтобы как-то сблизиться с ними, завязать контакт, она касалась их руками, виртуозно использовала выражение лица, глаз, изменения тона голоса.

Первое, что она всегда делала для установление контакта — просто жала руку. Сатир была уверена, что прикосновение руки — одна из главных потребностей человека, а потому она часто использовала это, чтобы наладить с людьми контакт. Она узнавала, как человека зовут, а после тепло приветствовала его, называя по имени, надо сказать, делала она это восхитительно и никогда не жалела время, потраченное на приветствия.

Она всегда принимала позу и отмеряла расстояние до человека так, чтобы с легкостью дотянуться до него. Стоя, она старалась занять такое положение, чтобы человек был прямо напротив нее, на расстоянии вытянутой руки. Если же она сидела, то наклонялась вперед на 45 °.

Выслушивание



Сатир очень внимательно относилась к индивидуальным особенностям людей, уделяя каждому время и внимание, чтобы установить с ним прямой контакт. Чтобы понять человека, наладить с ним взаимоотношения, она очень скрупулезно слушала речь каждого, особо отмечая тон голоса, внезапные переходы от крика к шепоту и слова, которые употребляет человек.

Наблюдение



Сатир старалась как можно ближе общаться с людьми, чтобы наладить с ними отношения и понаблюдать за ними. Поначалу, наблюдая за языком тела, она лишь накапливала информацию, чтобы затем тщательно разобраться со значением каждого жеста. Особое значение она придавала изменениям, происходящим на уровнях:

— глаз;

— выражения лица;

—цвета лица;

— длительности и глубины дыхания;

— позы;

— расстояния, которое стремится занять человек по отношению к другим;

— тонуса мышц.

Кроме наблюдения за жестами, Сатир по крупицам собирала информацию о:

— потенциале личности;

—самоуважении;

— закрепившемся стиле общения;

— внутренних правилах;

— ожиданиях и имеющемся репертуаре ролей;

— том, как человек использует свою власть и превосходство над другими;

— изменениях в восприятии или поведении.



Стимулирование сознания



После того как Сатир помогала человеку обрести внутреннее чувство защищенности, она пыталась подвинуть его к осознанию своих внутренних ресурсов и дезадаптивных поведенческих паттернов. Ниже описаны некоторые приемы, которые использовала Сатир.





«Карта семьи»

Обычно Сатир составляла «хронологию семейной жизни», охватывающую три поколения. Эта хронология включала в себя следующую информацию::

— даты рождения и смерти всех членов семьи, а также имели ли место случаи мертворождения, выкидышей или абортов;

— социально-политическую атмосферу, в которой прошло Детство родителей, бабушек и дедушек (например, времена «Великой депрессии»);

— все события, оказавшие влияние на жизнь семьи, такие как вступление в брак, развод, переезды, природные катаклизмы, так или иначе изменившие ход событий и другие чрезвычайные происшествия;

— степень зависимости членов семьи друг от друга;

— имена и краткое описание тех людей, которые, не являясь кровными родственниками, оказали влияние на семью.

Составляя такую карту для какой-то определенной семьи, Сатир сначала задавала лишь нейтральные, касающиеся основных дат, вопросы, чтобы сперва создать непринужденную обстановку. Постепенно она переходила на вопросы личного характера, подробно расспрашивая о каждом члене семьи, его личностных особенностях и стиле поведения, а порой даже раскрывая семейные тайны. Ниже приведены примерные вопросы из тех, что задавала Сатир, составляя «Карту семьи».



Об исторических датах:

«Ты знаешь, где и когда родился твой дедушка? Представляешь ли ты обстановку, в которой прошли его детские годы? Если твой дедушка скончался, знаешь ли ты, как это произошло?»

О важных событиях:

«Когда поженились твои родители? Ты знаешь, как они встретились? Что ты знаешь о том времени, когда они были женихом и невестой? Остались ли мужем и женой до сих пор?»

О личных особенностях:

«Представь, что мне нужно поехать в аэропорт, чтобы, встретить там твою бабушку. Как мне узнать ее? Попробуй описать ее личные качества. Какие из них ты считаешь положительными, а какие нет?»

О семейных законах:

«Что бы твоя мама сказала насчет денег? Как ведут себя твои родители при семейном конфликте?»

О тайнах.

«Так когда вы родились?... Выходит, что ваши родители поженились менее чем за девять месяцев до вашего рождения. Что вы об этом думаете?»

О тех, кто оказывал влияние:

«Были ли в пору вашего детства такие люди, которые оказали на вас значительное влияние, не являясь при этом членами вашей семьи. Расскажите о них».





2. Промежуточная стадия



Достигнув промежуточной фазы, Сатир делала всё, чтобы подтолкнуть человека на путь изменений. Для этого она в первую очередь вовлекала его в психотерапевтический процесс, чтобы затем постепенно пересмотреть его дезадаптивные поведенческие паттерны и открыть перед ним новые горизонты возможностей.



Вовлечение в психотерапевтический процесс



Договор



Для того чтобы увлечь человека распознаванием оттенков собственного поведения, Сатир задавала такой вопрос, что ее собеседник, размышляя над ним, сам того не замечая, углублялся в психотерапевтический процесс и медленно приближался к изменениям.

Примеры индивидуальной работы.

«Мне кажется, я понимаю, что с вами происходит. Хотите меня выслушать?»

«Пока вы говорили, сколь сильно вы страдаете, я, кажется, догадалась, что надо делать, чтобы облегчить ваши муки. Вам это интересно?»

Примеры работы с парами.

«Насколько я поняла, вы теряетесь в догадках, что нужно вашему мужу. Не лучше ли будет, если он сам скажет вам об этом?»

«Вы стояли на позиции обвинения друг друга, но, как видите, это вам мало помогло. Может, лучше слегка изменить вашу манеру поведения?»

Примеры работы с семьей.

«Теперь я ясно вижу, в чем причина ваших семейных неурядиц. Вы хотите узнать ее?»

«Мне кажется, что в своей семье вы не находите взаимного понимания. И у меня есть подозрения, отчего это происходит. Хотите, я поделюсь с вами?»



Смещение фокуса на личность клиента



Сатир старалась не просто вовлечь человека в психотерапевтический процесс, но также помогала ему принять свои просчеты и недостатки, осознавая ответственность за них..

Примеры индивидуальной работы.

«Как я понимаю, ты считаешь всю школьную систему в корне несправедливой, но меня больше всего интересует, что же такое с тобой происходит, отчего ты держишься в стороне от всего класса?»

«Вы хотите, чтобы отношения в семье изменились, но вы-то сами можете себе представить, что значит для вас вести себя по-другому со всеми ими?»

Примеры работы с семьей.

«Линн, психотерапевт нужен не столько твоей маме, сколько тебе. Ведь ты и сама знаешь это?»

«Вы боитесь, что ваши дети не умеют постоять за себя. Ведь то же самое можно сказать и про вас самих?»

Примеры работы с парами.

«Так вы считаете своего мужа "размазней", во всяком случае, именно такой вывод напрашивается из того, что вы только что сказали. Это так?»

«Я внимательно слушала, пока вы говорили о том, что, по вашему мнению, хочет жена. А что нужно вам, Харри?»



Пересмотр дезадаптивных паттернов



Чувствуя, что клиент в полной мере вовлечен в психотерапевтический процесс, Сатир приступала к пересмотру дезадаптивных форм поведения, стереотипов восприятия, убеждений и ожиданий.

Пересмотр дезадаптивных форм поведения



Примеры индивидуальной работы

. «Ты готов сделать что-то новое для себя?» «Теперь, понимая, что до сих пор вам отводилась роль "вечно недовольного", не появилось ли у вас желания попытаться быть чуточку приветливей?»

Примеры работы с парами.

«А теперь повернитесь к своему партнеру, и пусть он услышит то, что вы только что сказали мне».

« Попробуйте поверить в то, что ваши потребности тоже имеют значение. Скажите своему партнеру, в чем вы нуждаетесь».

Примеры работы с семьей.

«Когда вы глядите на свою дочь, вам не хочется высказать то, что у вас на душе?»

«У вас не возникает желания поведать отцу, что вы испытали тогда, когда он ушел из семьи?»



Изменение поведения путем разрушения правил.



Примеры индивидуальной работы.

«Что вы чувствуете?» (Разрушение правила, запрещающего испытывать какие-то чувства.)

«Так значит, все в семье знали, что отец изменяет матери, но ни один не осмелился заговорить об этом. Да?» (Разрушение правил, требующих соблюдения секретности в делах семьи.)

Примеры работы с парами.

«Попробуйте сказать мужу, чего вы ждете от него». (Разрушение правил, запрещающих говорить вслух о своих желаниях.)

«Было видно, что в то время, как жена говорила, вас переполняли чувства. Вы можете облечь их в слова?» (Разрушение правил, запрещающих выражение чувств.)

Примеры работы с семьей.

«Что вы хотите сказать своей маме, видя ее в этой позе?» (Разрушение правил, запрещающих выражение чувств.)

«Опишите в словах эту "скульптурную композицию"». (Разрушение правил, запрещающих что-то замечать и говорить об этом вслух.)



Пересмотр стереотипов восприятия



Примеры индивидуальной работы.

«Сейчас вы в полной мере осознали то, что ваш отец когда-то потерял своих родных братьев, умерших от голода. Может быть, вы немного иначе смотрите теперь на его "экономность"?»

«Расскажите, что вы знаете о том времени, когда ваши папа с мамой были женихом и невестой. Хотя вы и привыкли, что люди они более чем сдержанные, но когда-то все было иначе».

Примеры работы с парами.

«Мэри, теперь, когда вы наконец поняли, что муж ваш совсем не так жесток, как был ваш отец, и что все ваши страхи относятся к прошлому, как вы воспринимаете своего мужа?»

«Дэвид, теперь вы видите, что причины ваших нападок на Джона таятся в том времени, когда вы были подростком. Ваши чувства к нему как-то изменились?»

Примеры работы с семьей:

«Бывает, что временами ваш партнер мил и приветлив, а временами жутко упрям?»

«Вы хоть понимаете, что вашему сыну всего восемь лет? А как мне кажется, вы уже волнуетесь о том, добьется ли он чего-то через 20 лет».



Пересмотр интерпретации происходящего



Примеры индивидуальной работы.

«Значит, всякий раз, как у вас не выходит достичь сверхвысоких результатов, вы сходу зачисляете себя в тупицы?»

«По-вашему, выходит, что всякий раз как подруга долго не звонит вам, это означает, что вы чем-то ей не угодили. А почему бы не предположить, что помимо общения с вами у нее есть и другие занятия?»

Примеры работы с парами.

«Когда в голосе вашего мужа звучит недовольство, объясняете это тем, что он злится именно на вас. А в чем еще может быть причина?»

«Ваш партнер говорит, что он имел в виду нечто весьма отличное от того, что услышали вы. Может быть, вам стоит послушать то, что он скажет, немного с иной точки зрения?»

Примеры работы с семьей.

«То, что ваш сын переезжает жить на другое место, вы объясняете его нежеланием быть с семьей. Но что вы чувствуете, услышав от него, что он любит свою семью, но хочет быть самостоятельным».

«Я просто не представляю, как можно быть "плохой матерью" и одновременно так переживать из-за школьной неуспеваемости сына?»





Изменение укоренившихся убеждений и ожиданий



Примеры индивидуальной работы.

«Это правда, что вы все время должны быть этаким паинькой? Ведь бывают же случаи, когда лучше быть кем угодно, только не паинькой?»

« После того как вы рассказали обо всех имеющихся ресурсах, неуж-то нет ничего, что утешило бы вас в трудную минуту?»

Примеры работы с парами.

«Теперь, когда вы понимаете, что ваши ожидания относительно вашей супруги были попросту нереальны, не считаете ли вы разумным отказаться от них?»

«Вы и вправду думаете, что расскажи вы жене о том, что сейчас происходит с вами, она тут же отвернется от вас?»

Примеры работы с семьей.

«Когда вы смотрите на сына, вы и вправду верите, что он копия вашего брата, причинившего вам немало страданий?»

«Ваша семья, как мне кажется, имеет немало достоинств. И мне непонятно, неужели вы и вправду считаете, что если вы будете настаивать на строгом медицинском контроле за вашей бабушкой, произойдет нечто ужасное?»







Обучение новым способам поведения



Подвергнув пересмотру дезадаптивные паттерны, Сатир обучала своих клиентов новым, более эффективным способам поведения, раскрывая перед ними до сих пор неиспользованные возможности. Ниже описаны психотерапевтичекие методы, которые применяла Сатир, чтобы достичь таких результатов.



Моделирование конгруэнтного общения



Здесь Сатир сама выступала как модель, стараясь дать образец конгруэнтного поведения, для чего ей приходилось быть искренней, внимательной к каждому, правдивой и открытой в общении с клиентами.

Примеры индивидуальной работы.

«Знаешь, Майра, у меня такое чувство, что ты чего-то не договариваешь. Не чувствуешь ли ты нечто такое, о чем тебе неудобно говорить?»

«Я ведь вижу, Фрэнк, что тебе нелегко говорить о своей боли».

Примеры работы с парами.

«Как я понимаю, ваши тайные взаимные обиды очень пагубно отражаются на ваших отношениях».

«Итак, давайте говорить начистоту. Каких изменений во взаимоотношениях ждет каждый из вас?»

Примеры работы с семьей.

«Я поняла, что пьянство вашей мамы — настоящая беда для всей семьи. Это так?»

«Я уверена, что хотя ваш папа и живёт отдельно, вы все ощущаете его присутствие».

Уточнение



Сатир просила своих клиентов быть точными в выражениях, четко излагать свое мнение, приводить наглядные и ясные примеры и т. д.

Примеры индивидуальной работы.

«Вы говорите, что, просто не можете себе представить, чтобы куда-то пойти. Вы не могли бы выразиться пояснее, что вы имеете в виду под "куда-то пойти"?»

«Успех дал вам новые силы. А что конкретно вы делаете, что доставляет вам такое удовольствие?»

Примеры работы с парами.

«Вы говорите, что хотели бы, чтобы муж принимал большее участие в ваших делах. Что такое, по-вашему, "принимать большее участие"?»

«Вам не нравится, как ваша жена смотрит на вас. Расскажите, что вы видите в ее взгляде».

Примеры работы с семьей.

«Так значит, вы недовольны поведением своих детей. Скажите, а что именно в их поведении так расстраивает вас?»

«Какой именно помощи в учебе вы ждете от мужа?»

Придание направления ходу беседы



Сатир стимулировала беседу между людьми, незаметно задавая ее направление, с тем, чтобы обучить их гармоничному взаимодействию друг с другом. Ее роль заключалась в том, чтобы помочь клиентам сломить прежние стереотипы и попытаться выразить себя.

Ослабление взаимных обвинений



Незаметно направлять диалог, где обе стороны стараются обвинить друг друга, — задача не из легких для психотерапевта. Первое, что старалась сделать в этом случае Сатир, — это сместить фокус с личности обвиняемого. Требовалась большая изобретательность, чтобы найти, куда сдвинуть этот фокус. Иногда Сатир для этой цели углублялась в личную историю или начинала внимательно изучать факты, в другой раз она просила дать описание поведения партнера или же смещала фокус на процесс.



Резюме

На промежуточной стадии психотерапии Сатир использовала ряд навыков для того, чтобы подтолкнуть человека к изменениям. Сатир начинала с «заключения договора» и смещения фокуса на личность клиента, с помощью чего она вовлекала человека в психотерапевтический процесс. Затем начинался основной этап, ради которого и проводилась, собственно, психотерапия, а именно: пересмотр дезадаптивных поведенческих паттернов с последующим обучением человека новым формам поведения и выработкой новых установок.

В индивидуальной психотерапии пересмотр дезадаптивных поведенческих паттернов означал работу на нескольких уровнях «я»: восприятие, ожидания, убеждения. При работе с парами пересмотр дезадаптивных поведенческих паттернов значил пересмотр сложившихся способов взаимодействия.

После того, как Сатир удавалось пересмотреть дезадаптивные поведенческие паттерны на внутриличностном уровне либо на уровне взаимодействия в семье, Сатир старалась обучить своих клиентов новым способам поведения путем таких видов психотерапевтического вмешательства, как моделирование, придание направления ходу беседы, устранение взаимных обвинений, специализация, «скульптурирование», а также использование воображения.











3. Заключительная стадия

В рамках заключительной стадии психотерапии Сатир ставила перед собой задачу закрепить наработанные изменения. Для этого она шаг за шагом подводила людей к опробованию новых способов поведения. Порой это напоминало тренировку, в другой раз Сатир избирала метод предварительной репетиции в воображении.

Слова, употребляемые Сатир в ходе психотерапии, и тон, которым она их произносила, нередко помогали ей прочней закрепить полученные изменения. Иногда, выбрав нужные слова и тон голоса, она актуализировала внутренний потенциал человека, его способности. Порой же Сатир видела необходимость еще раз подчеркнуть положительный результат изменений, сосредоточивая на них внимание клиента.

Последнее, что служило в психотерапии Сатир средством закрепления нового, — это «установка якоря» с помощью вопроса о том, как чувствует себя человек после произошедших с ним перемен.

Проверка на практике

Тренировка

Чтобы помочь человеку свыкнуться со своим новым способом реагирования, Сатир проводила интенсивную тренировку «обкатывая» еще непривычное для человека поведение.

Примеры индивидуальной работы.

«Давате, теперь вы поведаете свои мечты отцу, как только что поведали мне. Просто представьте, что он сейчас рядом с вами, и пусть слова сами льются из ваших уст».

«Я рада, что вы отважились рассказать мне об одном из ваших желаний. А теперь попробуйте закрепить этот новый навык, рассказав мне о каком-то другом желании».

Примеры работы с парами.

«Тони, повернитесь к Сьюзан и скажите ей то, что сейчас говорили мне». «Тайрон, почему бы вам не попробовать чуть побольше рассказать вашей жене о том, как вы цените ее».

Примеры работы с семьей.

«Я вижу, что все вы в семье поняли, как можно разговаривать друг с другом начистоту, так давайте обсудим в каком же духе и вопрос власти и главенства в вашей семье. Начнем с вас, Фумико. Скажите откровенно, кто, по-вашему, в семье главный?»

«Теперь, когда вы, родители, выразили мне большую благодарность за то, что на этой неделе ваши дети так, много сделали, не пора ли похвалить и самих детей, обратившись непосредственно к ним?»

Воображаемая репетиция



Нередко, чтобы закрепить новые способы поведения, Сатир требовалась помощь воображения. В этом случае она просила человека закрыть глаза и представить такую ситуацию, в которой он бы мог задействовать недавно усвоенные формы поведения.

Примеры индивидуальной работы.

«А не могли бы вы в следующий раз; когда ошибетесь, просто закрыть глаза и немного вот так, по-доброму поговорить с собой?»

«Вы не могли бы всякий раз, когда решаетесь на какой-то рискованный шаг, закрыть глаза и представить, как вас наполняет мужество?»

Примеры работы с парами.

«Почувствовав теперь, что вы способны быть искренними и честными друг с другом, не могли бы вы и дома иногда, закрыв глаза, мысленно представлять нашу сегодняшнюю встречу?»

«Как вы смотрите на то, чтобы в другой раз, когда вы столкнетесь с взаимным непониманием, просто закрыть глаза и вспомнить, как вам сегодня удалось совершенно по-новому взглянуть друг на друга?»

Примеры работы с семьей.

«Ты не можешь в следующий раз, когда будешь разговаривать со своей тещей, буквально на секунду прикрыть глаза и мысленно сконцентрироваться?»

«А не может ли каждый в вашей семье изредка закрывать глаза и вспоминать этот момент, когда он выходил из этой комнаты с твердым намерением быть впредь откровенным с членами семьи?»

Подчеркивание положительных изменений



Сатир подчеркивала произошедшие изменения, чтобы еще лучше закрепить их. Для этого она использовала некоторые навыки, которые описаны ниже.

Закрепление изменений



Иногда Сатир подмечала уже существующее в человеке положительное свойство, а в другой раз она помогала человеку изменить что-нибудь в положительную сторону, всякий раз указывая на это достижение.

Примеры индивидуальной работы.

«Вы разве не догадывались, что таким образом вы запросто можете влиять на людей?»

«Мне показалось, вы высказали свое главное желание. Это здорово, что оно у вас есть!»

Примеры работы с парами.

«Вы понимаете, какие чудесные отношения вам только что удалось установить между собой?»

«Теперь вы знаете, что оба способны говорить друг с другом на самые сокровенные темы».

Примеры работы с семьей.

«Думаю, что сейчас ваша семья находится на такой высокой ступени, когда люди уже не страшатся быть откровенными друг с другом. Надеюсь, вам это самим очевидно».

«Знаю, что вам обоим пришлось проявить немало мужества, чтобы открыто рассказать о своих разногласиях. А вы сами понимаете, что решились на такой мужественный поступок?»

Ободрение



Нередко Сатир подбадривала человека, показывая тем самым, что она всецело поддерживает человека на его пути к ихменениям. Она ободряла не только словом, но и дружеским пожатием руки.

Примеры индивидуальной работы

«Я так рада, что вы наконец-то избавились от того, что мучило вас изнутри». «Это замечательно, что вы можете мне сказать это!»

Примеры работы с парами.

«Это очень хорошо, что теперь вы можете говорить об этом начистоту».

«Как прекрасно, что теперь вы смотрите совершенно иначе друг на друга!»

Примеры работы с семьей.

«Это замечательно, что ты, наконец, можешь говорить об этом с родителями. Теперь им станет гораздо легче понять тебя».

«Вижу, дела в вашей семье идут на лад, я поняла это из того, как вы теперь стали разговаривать друг с другом».

«Установка якоря»



Сатир незаметно закрепляла изменения, показывая человеку, сколь велики перемены, произошедшие в его восприятии, на уровне чувств, убеждений и поведения.

Примеры индивидуальной работы

«Что вы сейчас чувствуете, рассказывая мне об этом?» «Что вы теперь испытываете, видя, что сделаны первые серьезные шаги на пути к заветной цели?»

Примеры работы с парами.

«Попытайтесь проникнуться этим новым для вас ощущением, которое вы испытываете, рассказывая мужу о своих чувствах».

«Что вы ощутили, когда поделились своей мечтой с женой?»

Примеры работы с семьей.

«Хоть на мгновение задержите это чувство единения с сыном».

« Сейчас, когда вы видите новые возможности для своей семьи, что вы чувствуете?»



Резюме

Сатир была убеждена, что практика должна стать завершающим этапом процесса изменений, поэтому чаще всего она вплетала ее в заключительную фазу психотерапии. И проводила она эту часть психотерапевтического процесса по-разному, иногда беря за основу диалог, в другой раз отдавая преимущество тренировке новых способов общения или же сосредоточивалась на «воображаемой репетиция». Целью упрочения изменений Сатир использовала помимо тренировки новых способов поведения, еще и такие навыки, как закрепление изменений, ободрение и «установка якоря».



































































ЛИТЕРАТУРА



Лойшен Шэрон Психологический тренинг умений. Школа Вирджинии Сатир. / Серия «Практикум по психотерапии».- СПб.: Питер, 2001. - 160 с.
NURBIZ.KZ - каталог компаний и предприятий Казахстана и Алматы

Центр неврологии и реабилитации AspaSIA

Скидка 100%

При посещении врача- невропатолога сеанс в солевой комнате в подарок!

Секс-уроки в школе – хотите прогулять или все-таки интересно

Ментальная арифметика: новый шаг образования в РК