Оглавление


  • Оглавление 2


  • Введение 3



    • Международный суд Организации Объединенных Наций 4



      • §1 Международный суд в истории. 6


      • §2 Устройство Международного суда 7


      • §3 Компетенция Международного Суда 11


      • §4 Право, применяемое судом 15


      • § 5. Решения Международного суда ООН 19




  • Глава II 24



    • Роль и влияние Международного суда 24



  • Заключение 29


  • Список использованной литературы 30


Введение


Международный суд ООН, главный судебный орган Организации Объединённых Наций. Образован в 1945.



Главная задача М. с. ООН состоит в разрешении на основе международного права дел (международных споров), переданных ему сторонами (только государствами), и только с согласия всех спорящих сторон.
Государства - члены ООН вправе сделать заявление о признании ими юрисдикции М. с. ООН, обязательной по тем или иным правовым вопросам, или оговорить изъятие из компетенции суда некоторых категорий
споров. Решения суда принимаются большинством голосов присутствующих на заседании судей при кворуме не менее 9 членов. Решения обязательны лишь для участвующих в споре государств и лишь по данному
делу. Решения Международного суда ООН окончательны и обжалованию не подлежат. Главный судебный орган ООН может также давать консультативные заключения по любому юридическому вопросу по запросу
любого учреждения ООН, имеющего на то право. Такие заключения в принципе имеют лишь характер рекомендаций.



В этой работе я постораюсь разобрать основные аспекты деятельности Суда, его историю, а так же рассмотреть его роль и влияние на урегулирование международных споров и урегулирование международного
правопорядка



. Глава I



Международный суд Организации Объединенных Наций



В соответствии с Уставом ООН в 1945 году был учрежден новый судебный орган - Международный Суд. Согласно статье 92 Устава ООН, Международный Суд является главным судебным органом Организации
Объединенных Наций. Его учреждение означало реализацию пункта 1 статьи 33 Устава ООН в той части, которая предусмотрела в качестве одного из мирных средств разрешения международных споров
возможность организации судебного разбирательства. Статут Международного Суда вместе с главой ХIV Устава ООН, неотъемлемой частью которого он является, был разработан на конференции в
Думбартон-Оксе (1944 год), в Комитете юристов в Вашингтоне и на конференции в Сан-Франциско 1945 года. За исключением незначительных изменений, большая часть которых носит чисто формальный
характер, Статут Международного Суда тождественен Статуту Постоянной Палаты Международного Правосудия.



Согласно Статуту, подписанному 26 июня 1945 года и вступившему в силу 24 октября того же года, Международный Суд является главным судебным органом ООН. Значение и место Суда в рамках ООН хорошо
отразил в своей инаугурационной речи 18 апреля 1946 года тогдашний председатель Генеральной Ассамблеи Статута Суда господин Спаак: "Уважаемые члены Суда! Я не рискну заявить, что Международный Суд
является самым важным органом ООН, но мне кажется, можно утверждать, что нет иного более важного органа. Конечно, Генеральная Ассамблея является более многочисленной, Совет Безопасности - более
эффективным, возможно, деятельность ЭКОСОС - более постоянна и разнообразна. Ваша работа будет, скорее, менее заметной, но я убежден, что она исключительна по своей значимости. Лично я надеюсь, что
с каждым днем ваши обязанности будут становиться все более важными Беджауи М. Международный Суд ООН: прошлое и будущее/ Московский журнал международного права, 1995, № 2, с. 42"



Все члены ООН являются одновременно участниками Статута Суда, не члены ООН могут стать такими участниками на условиях, определяемых Генеральной Ассамблеей ООН по рекомендации Совета Безопасности
(статья 13 Устава ООН). Суд открыт для каждого отдельного дела и для других государств-неучастников Статута на условиях, определяемых Советом Безопасности (статья 35 Статута).



В международной практике можно считать широко принятыми два правила. Первое заключается в признанании национальными судами обязательной для себя юридической силы за решениями международных судов по
таким впросам, как статус государства или территории, правопреемство, юрисдикция, установление фактов и т.д.



Второе правило включало в себя признание национальным судом толкования международных договорных и обычных норм, содержащихся в решениях международных судов. Таким образом, у нас есть все основания
для вывода о том, что решения Международного Суда не могут игнорироваться судами государств при решении дел, связанных с международным правом. Следовательно, решения Международного Суда должны
иметь прямое значение для национальных судов в следующих случаях:



решения и консультативные решения Международного Суда используются при установлении и использовании норм международного права в качестве вспомогательных средств. Если Международный Суд использует
решения национальных судов в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм, то тем более это уместно в отношении актов такого авторитетного органа, как Международный Суд;



решение обязывает государство суда и, следовательно, все государственные органы, включая судебные, должны руководствоваться им;



решения определяют объективный режим, например, линию прохождения государственной границы. В таком случае не только суды участвовавших в деле государств, но и третьих стран обязаны исходить из
такого решения.



§1Международный суд в истории.



Первое дело Международного Суда ООН касалось гибели людей и ущерба в результате подрыва на минах британских военных кораблей, проходивших через албанские воды в проливе Корфу в 1946 году, и
вопросов, связанных с морским правом и ответственностью государств. В своем решении в 1949 году Суд постановил, что мины не могли быть установлены без ведома Албании, что Албания несет
ответственность и поэтому должна выплатить компенсацию. Суд постановил, что в мирное время военные корабли имеют право мирного прохода через международные проливы и что, следовательно, Соединенное
Королевство не нарушило суверенитета Албании в результате прохода его военных кораблей. Однако оно нарушило суверенитет, проведя впоследствии траление мин в этом проливе без согласия Албании.
Окончательно спор был урегулирован только в 1992 году, когда Албания согласилась выплатить Соединенному Королевству компенсацию, в то время как последнее обязалось вернуть албанское золото,
хранившееся в сейфах «Бэнк оф Ингленд» со второй мировой войны.



Но вопрос решения международных споров возникал и раньше. Самая древняя форма международной юрисдикции - третейские суды. Их практика была известна уже народам древнего Востока. В примитивном виде
эта форма разрешения споров встречалась довольно часто и в средневековье.



Современная история международного судебного разбирательства начинается с договора Джея, заключенного в 1794 году Великобританией и США. Договор предусматривал создание смешанных комиссий для
разрешения ряда споров между этими двумя странами. Комиссия состояла из равного числа членов, назначаемых каждой из сторон и возглавляемых третейским судьей. В XIX веке тенденция к судебному
разбирательству международных дел получила дальнейшее развитие.



Решающим этапом в ходе эволюции третейского суда стало в 1872 году третейское разбирательство спора между США и Великобританией, касавшегося претензии по делу о крейсере “Алабама”, предъявленной
США Великобритании в связи с нарушением последней нейтралитета во время гражданской войны в США.



Организационное оформление третейский способ разрешения международных споров получил лишь в начале ХХ века, после первой конференции мира 1899 года в Гааге, созванной по инициативе России. Державы,
участвовавшие в конференции, подписали Гаагскую конвенцию о мирном разрешении международных споров, в соответствии с которой обязались прилагать максимальные усилия, чтобы обеспечить урегулирование
международных разногласий мирными средствами с целью избежать, насколько это возможно, применение силы в отношениях между государствами.



Участники Конвенции учредили Постоянную Палату Третейского Суда. Хотя Палата была создана как постоянный орган, она не стала постоянно действующим судом в полном смысле этого слова. Конвенция
предусматривала составление списка из 150 - 200 лиц (по 4 судьи от каждого договаривающегося государства), из которого государства могли выбирать одного или более арбитров, образовывавших состав
суда для рассмотрения того или иного конкретного спора. К 1939 году обязательную юрисдикцию Палаты в той или иной мере признавали 65 государств. За все время ее фактического существования (то есть
с января 1922 года по февраль 1940 года) на рассмотрение Палаты было передано 79 дел, за исключением 12 прекращенных и 2 просьб об интерпретации Энтин М. Л. Международные судебные учреждения. - М.,
1984 г



Постоянная Палата Третейского Суда, статус которой был оставлен без изменения второй Гаагской мирной конференцией 1907 года, функционирует поныне. Однако деятельность этого органа была и остается
малоэффективной.



Вторая Гаагская мирная конференция 1907 года учредила два органа: Международную призовую палату и Третейский суд, деятельность которых должна была носить значительно более постоянный характер, чем
судопроизводство Постоянной Палаты Третейского Суда. По различным причинам попытки создания этих судов не увенчались успехом, но само решение об их учреждении очень показательно как доказательство
стремления государств сделать первый шаг по пути организации процесса судебного разбирательства на международном уровне.



Один из членов делегации США на второй Гаагской конференции высказал следующую мысль по поводу третейского суда, правота которого была впоследствии подтверждена историей: "Суд этого типа будет
выносить решение на основании полномочий, данных ему объединенными нациями Оппенгейм Л., Международное право, т. II, п/т I. - М., 1949, c. 55"



§2 Устройство Международного суда



Международный Суд состоит из пятнадцати человек, образующих коллегию независимых судей, избранных вне зависимости от их гражданства из числа лиц высоких моральных качеств, удовлетворяющих
требованиям, предъявляемым в их странах для назначения на высшие судебные должности, или являющихся юристами с признанным авторитетом в области международного права (статьи 2 и 3 Статута).



Кандидаты в члены Суда выдвигаются в каждом государстве так называемыми "национальными группами", состоящими из членов Постоянной палаты третейского суда. Если то или иное государство не участвует
в Палате, то оно образует национальную группу специально для выдвижения кандидатов в члены Международного Суда. Члены Суда избираются Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности из числа лиц,
внесенных в список по предложению национальных групп Постоянной палаты третейского суда.



Условия, на которых государство-участник Статута, но не член Организации Объединенных Наций может участвовать в избрании судей, определяются при отсутствии особого соглашения Генеральной Ассамблеей
по рекомендации Совета Безопасности. Соответствующая резолюция была принята Генеральной Ассамблеей 8 октября 1948 года. Согласно этой резолюции, все государства - члены и не члены ООН - находятся в
одинаковых условиях при выдвижении кандидатов в судьи и при их избрании. С октября 1948 года Швейцария, не являющаяся членом ООН, принимает участие в избрании судей.



Суд избирает Председателя и Вице-председателя на три года с правом их переизбрания. Выборы производятся тайным голосованием на основе принципа абсолютного большинства. Если Председатель является
гражданином государства-стороны в деле, рассматриваемом судом, он уступает председательство. То же правило применяется как к вице-председателю, так и к тому из членов суда, который будет призван
осуществлять функции председателя.



Суд абсолютным большинством голосов, тайным голосованием избирает своего секретаря на семилетний срок с правом переизбрания. В таком же порядке избирается заместитель секретаря.



Функции секретаря суда весьма обширны и определены подробно в Статуте и Регламенте Суда. Деятельность секретариата Суда осуществляется в четырех сферах:



судебная, заключающаяся, например, в подборке различных судебных и исторических прецедентов, законодательных и договорных текстов, а также мнений юристов;



дипломатическая, заключающаяся, в частности, в разного рода сообщениях от имени суда;



административная и финансовая, касающаяся, например, вопросов персонала, помещений, подготовки бюджета и т. п.;



лингвистическая - выполнение работы по редактированию и переводу различных документов.



Кроме пятнадцати членов Суда при разборе отдельных дел могут принимать участие так называемые судьи ad hoc, то есть судьи, избираемые в соответствии со статьей 31 Статута по выбору
государства-стороны в споре, если оно не представлено в судебном присутствии. В случае если в составе судебного присутствия находится судья, состоящий в гражданстве одной стороны, любая другая
сторона может избрать для участия в заседании в качестве судьи ad hoc по данному делу лицо по своему выбору.



Судьи ad hoc не являются постоянными членами Суда и участвуют в заседании только по конкретным делам, для рассмотрения которых они назначены. Судьи ad hoc принимают участие в разбирательстве дела
на равных правах с другими членами Суда.



Суд может также пригласить асессоров для участия в заседании по рассмотрению определенного дела. В отличие от судей ad hoc, асессоры не имеют право голоса и избираются самим Судом, а не сторонами.
Суд может также поручить другому лицу или организации по своему выбору производство расследования или экспертизы.



Суд расположен в Гааге, однако, это не препятствует ему выполнять свои функции в любом другом месте. Согласно пункту 1 статьи 23 Статута Суд заседает постоянно, за исключением судебных вакаций,
сроки и длительность которых устанавливаются Судом.



Члены Суда обязаны находиться в распоряжении Суда во всякое время, за исключением времени нахождения в отпуске и отсутствия по причине болезни или по иным серьезным основаниям.



Заседания Суда происходят в полном составе, кроме случаев, специально предусмотренных в Статуте. Для образования судебного присутствия достаточен кворум в девять судей. В соответствии с пунктом 1
статьи 30 Суд составляет Регламент, который определяет порядок выполнения им своих функций, и, в частности, устанавливает правила судопроизводства.



Производство в Суде ведется на французском либо на английском языках, хотя каждая сторона в деле может пользоваться и другим языком, переводя речи и документы на один из двух официальных языков.



Каждое дело проходит, как правило, две стадии: письменную и устную.



Письменная стадия длится обычно несколько месяцев, поскольку требуется предоставление каждой из сторон в деле письменных объяснений-меморандумов. Как правило, дело начинается передачей в Суд
соглашения двух государств так называемого компромисса о разбирательстве дела в Суде.



Если государство приняло на себя обязательство подчиняться компетенции Суда, дело против него может быть начато односторонним письменным обращением государства-истца.



Устное разбирательство наступает, когда дело считается готовым к слушанию. Эта стадия длится обычно несколько дней, реже - недель. Стороны выступают через представителей и могут пользоваться
помощью поверенных и адвокатов. После такого разбирательства проходит закрытое совещание Суда. В публичном заседании объявляется лишь решение Суда. Оно принимается простым большинством голосов
судей, при разделении голосов поровну решающий голос принадлежит председателю.



Статья 57 Статута Суда предоставляет каждому судье право представлять свое особое мнение, если решение в целом или в части не выражает его мнения. По пункту 2 статьи 74 Регламента Суда судьи могут
либо только заявить о своем несогласии с решением, либо представлять особое мнение, выражая несогласие с мотивами решения или с самим решением. В первом случае мнение судьи называют индивидуальным,
во втором - особым.



В соответствии с практикой Постоянной Палаты международного правосудия, воспринятой Международным Судом, особое и индивидуальное мнения должны представляться до второго чтения проекта решения,
чтобы они могли быть одновременно с этим проектом направлены для напечатания.



После вынесения Судом решения, которое является окончательным и обжалованию не подлежит, стороны имеют лишь право обратиться в Суд с просьбой истолковать решение (в случае спора о самом смысле
решения или сферы его действия) или с просьбой о его пересмотре на основании вновь открывшихся обстоятельств, которые при вынесении Судом решения не были известны ни Суду, ни стороне,
ходатайствующей о пересмотре.



В пункте 2 статье 94 предусмотрен способ обеспечения выполнения решения Международного Суда. Так, если какая-либо сторона в деле не выполняет обязательства, возложенные на нее решением Суда, другая
сторона может обратиться в Совет Безопасности, который может, если признает это необходимым, сделать рекомендации или решить о принятии мер для приведения решения в исполнение.



Камеры ad hoc Международного Суда ООН



Международный Суд может образовывать одну или несколько камер в составе трех или более судей для разбора определенных категорий дел.



Все положения о камерах базируются на пункте 1 статьи 25 Статута, который гласит, что, кроме специально указанных в настоящем Статуте случаев, Суд заседает в полном составе. Суд может образовать
три вида камер:



упрощенного производства;



для рассмотрения определенной категории дел;



для разбора отдельного дела.



Последний вид камер имеет некоторое сходство с арбитражем. Причем оно усугубляется, если при создании камер применяется статья 31 Статута Суда, пункты 2 и 3 которой предоставляют сторонам в споре
право выбрать в качестве судьи лицо по собственному усмотрению, если в составе судебного присутствия нет судьи - гражданина одной из сторон или обеих сторон. Следовательно, камера ad hoc может
состоять из судей - граждан каждой из сторон и третьего судьи, назначенного Судом. Число судей, образующих камеру ad hoc, в соответствии со Статутом "определяется Судом с одобрения сторон". Значит,
возможно создание камеры, состоящей из одного судьи.



До 1982 года государства не прибегали к использованию камер ad hoc, хотя в своих заявлениях представители различных государств признавали их преимущества.



Использование камер Суда имеет ряд преимуществ перед разбирательством Судом в полном составе. Прежде всего, это сокращение сроков разбирательства и расходов. Так, появляется возможность проводить
заседание камер за пределами Гааги (статья 28 Статута), в месте, более подходящем для сторон, их экспертов, советников и свидетелей.



Кроме того, разбирательство в камере финансируется не сторонами, а Международным Судом, расходы которого в соответствии со статьей 33 Статута несут ООН.



Как правило, судебная процедура в камерах менее громоздка: стороны могут, например, отказаться с согласия камеры от устного судопроизводства. Таким образом, как мы видим, камеры ad hoc
Международного суда ООН должны привлечь внимание сторон в споре.



Впервые камера ad hoc была утверждена в 1982 году. К настоящему времени таких камер образовано четыре. Первым делом, которое находилось на рассмотрении камеры ad hoc, был спор о делимитации морской
границы в районе залива Мэн между США и Канадой, затем спор о делимитации части пограничной территории между Республикой Верхняя Вольта (переименованной позднее в Буркина Фасо) и Республикой Мали;
дело о Компании Elettronica Sicula S. p. A. (ELSI) (США против Италии); спор между Сальвадором и Гондурасом в отношении сухопутных и морских границ и границ между островами.



Разрешение международных споров путем обращения к камерам ad hoc, несомненно, способствует активизации деятельности Международного Суда ООН. В принципе, пункт 2 статьи 26 Статута не содержит
выраженных ограничений в отношении спорных вопросов, и, следовательно, в камеру ad hoc могут передаваться любые споры, имеющие либо технический (как в делах залива Мэн; ELSI), либо региональный
аспект (Буркина Фасо / Мали; Сальвадор / Гондурас). Также, согласно Статуту Суда камеры не нуждаются в представительстве всех главнейших форм цивилизации и основных правовых систем мира. Это может
произойти только по желанию сторон и решению Суда.



Но система обращения в камеру ad hoc может быть воспринята как возможность компромисса между судебным решением и арбитражем. Это неправильно, так как камеры ad hoc никоим образом не должны быть
приравнены к арбитражному суду, поскольку стороны не всецело свободны в определении состава камеры и правил судопроизводства. Камера является ответвлением Суда, ее решение, как предусматривает
статья 27 Статута, является решением Суда. Таким образом, камеры ad hoc могут действовать только на основании Статута и Регламента Суда.



§3 Компетенция Международного Суда



Компетенция Международного Суда определена в главе II (статьи 34-38), а также в главе IV (статьи 65-68) Статута Суда. Эти главы Статута устанавливат границы компетенции Международного Суда.



Компетенция Суда распространяется лишь на споры между государствами, т.е. международный Суд ООН не может рассматривать споры между частными лицами и государством а так же споры между частными
лицами. Но и споры между государствами могут рассматриваться лишь с согласия всех сторон. Таким образом, компетенция Суда является для государства не обязательной, а факультативной. Решение о
предоставлении Суду лишь факультативной компетенции было принято после весьма напряженной борьбы с достаточно многочисленными сторонниками обязательной компетенции Суда на конференции в
Сан-Франциско в первом комитете 4-ой комиссии большинством голосов (31 против 14).



Государства не обязаны признавать юрисдикцию Международного Суда, но, согласно статье 94 Устава ООН, если по конкретному делу они ее признали, то обязаны выполнить решение Суда по такому делу.



Факультативный характер передачи государствами споров на разрешении суда проявляется, в частности, в том, что, согласно пункту 1 статьи 36 Статута Международного Суда, "к ведению Суда относятся все
дела, которые будут переданы ему сторонами... Организация Объединенных Наций сборник документов, Наука, Москва, 1981 ". Государства - участники Статута могут,
однако, признать для себя компетенцию Суда обязательной по определенным категориям дел.



В 70-ых - 80-ых годах на целом ряде сессий Генеральной Ассамблеи ООН дважды с интервалом в несколько лет обсуждался вопрос об усилении роли и влияния Международного Суда посредством расширения его
компетенции и введения обязательной юрисдикции. На рубеже 70-ых годов с подобной инициативой выступили западные, на рубеже 80-ых - развивающиеся страны.



В Статуте Международного Суда заложены несколько вариантов признания за ним обязательной юрисдикции. Так, государство может выступить с соответствующим заявлением либо являться участником
двустороннего международного соглашения, содержащего положения об обязательной юрисдикции. К числу таких договоров относятся мирные договоры, договоры о мире и сотрудничестве, о совместной
эксплуатации природных ресурсов, о разграничении морских пространств и некоторые другие. Клаузулу об обязательной юрисдикции Международного Суда содержат также многочисленная группа многосторонних
и прежде всего универсальных международных соглашений. Их участниками являются большинство государств.



Таким образом, обязательная юрисдикция Международного Суда в договорном плане признается государством либо в целом, либо с оговоркой, либо по конкретным категориям международных споров.



Широко применяемая практика оговорок с заявлением о признании обязательной юрисдикции Международного Суда существенно сужает пределы действия последней. На это обращали внимание, в частности, в
советсткой международно-правовой литературе. Так, например, Ф.И. Кожевников и Г.В. Шармазанашвили отмечают: "... Большинство государств, признав обязательную юрисдикцию Международго Суда, сделали
такие оговорки, которые значительно ограничивают ее, вызывая осложнения в деятельности Международного Суда . Кожевников Ф. И., Шармазанашвили Г. В. Международный суд ООН: организация, цели,
практика. - М.: Международные отношения, 1971 г".



Выделяют четыре вида оговорок, которые, по сути дела, являются обычными нормами международго права. Это:



изъятие из обязательной юрисдикции Суда споров, возникающих по поводу ситуации или фактов, имевших место до принятия заявления;



условие взаимности;



неподсудность споров, по существу входящих во внутреннюю компетенцию государства;



частичное изъятие из обязательной юрисдикции Суда споров, связанных с выполнением и толкованием многосторонних конвенций.



Все остальные действующие оговорки можно подразделить на пять видов. Наибольшее значение имеют оговорки о том, что признание обязательной юрисдикции Международного Суда относится к спорам, по
поводу которых стороны согласились или согласятся прибегнуть к иному способу мирного урегулирования. Данный вид оговорок встречается особенно часто. Он включен в текст заявлений подавляющего
большинства государств. Положение о приоритетном использовании иных способов мирного урегулирования крайне весомо. Оно ограничивает сферу действия обязательной юрисдикции только такими спорами, в
отношении которых не имеется договоренности об использовании других мирных средств, и вводит границы дополнительности, субсидиарности обязательной юрисдикции Международного Суда.



Очень важную группу международных конфликтных отношений исключают из компетенции Суда оговорки, касающиеся событий, связанных с военными действиями, войной, состоянием войны, военной оккупацией,
другими актами вооруженного насилия, а равно исполнения решений международной организацией.



Своего рода опосредствованной международным договором является оговорка, включенная в заявление государств-членов Британского содружества наций (Австралия, Великобритания, Гамбия, Индия, Канада,
Кения, Мальта, Новая Зеландия), о неподчинении споров, возникающих между ними, юрисдикции Международного Суда.



Имеется несколько оговорок, направленных против подчинения обязательной юрисдикции Международго Суда конкретного спора или споров с отдельными государствами. В частности, Гватемала подчеркнула, что
ее спор с Великобританией о Белизе носит неподсудный характер и может быть разрешен Судом только на основах справедливости.



Наряду с заявлениями государств обязательная юрисдикция Международного Суда предусматривается целым рядом международных конвенций, регулирущие некоторые специальные области международных отношений.
В них, как правило, весьма жестко фиксируются условия и порядок передачи на Суд рассмотрение споров, касающихся толкования или применения этих конвенций. Я хотела бы сослаться в качестве примера на
Факультативный протокол об обязательном разрешении споров к Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года. Статья I протокола гласит: "Споры по толкованию или применению конвенции
подлежат обязательной юрисдикции Международного Суда и соответственно могут передаваться в этот Суд по заявлению любой страны в споре, являющейся участником настоящего Протокола «Ведомости
Верховного Совета СССР», 1964, 29 апреля, № 18, ст. 221. И. К. Городецкая.



".



Таким образом, несмотря на относительно низкий уровень признания обязательной юрисдикции Международного Суда ООН, последний все-таки наделяется в ряде случаев довольно широкими полномочиями,
которые свидетельствуют о больших потенциальных возможностях Суда в деле разрешения межгосударственных споров.



Общепринятым является положение, в соответствие с которым государство-истец должно обосновать компетенцию Суда в рассмотрении данного спора по существу. Более того, именно на это государство
возлагается обязанность доказать факт существование спора и его юридическую природу. Нарушение этого положения делает претензию беспредметной и, таким образом, невозможным применение юрисдикции
Международного Суда ООН.



Кроме собственно судебных функций, Суд имеет право давать консультативные заключения по любому юридическому вопросу, по запросу любого учреждения, уполномоченного делать такие запросы самим Уставом
ООН или согласно этому Уставу. Это прямо следует из статьи 96 Устава ООН и статьи 65 Статута Международного Суда ООН. В соответствии со статьей 96 Устава право запроса у Международного Суда
консультативных заключений по любому юридическому вопросу принадлежит Генеральной Ассамблее и Совету Безопасности. Другие органы ООН, а также и специализированные учреждения ООН, которым
Генеральная Ассамблея может дать в любое время разрешение на это, также могут запрашивать консультативные заключения суда по юридическим вопросам, возникающим в связи с их деятельностью. К их числу
относятся: Экономический и Социаланый Совет, Совет по опеке, Международная организация труда, ЮНЕСКО и многие др.



Консультативное заключение Международного Суда представляет собой лишь выражение мнения международных судей по тому или иному юридическому вопросу международного права. Оно не носит обязательного
характера и не связывает орган, который обратился в Международный Суд за консультативным заключением.



Имеется большое колличество договоров и конвенций, в соответствии с которыми государства обязались признавать в будущем юрисдикцию Суда. К ним относятся: двусторонние договоры, касающиеся всех или
некоторых категорий споров, могущих возникнуть между двумя государствами, многосторонние конвенции, касающиеся одного или более категорий споров и т. д. (пункт 1 статьи 36 и статья 37 Статута).



Государства-участники Статута могут также принимать весьма широкие обязательства в соответствии с пунктом 2 статьи 36. Они могут в любое время заявить, что признают в отношении каждого государства,
принявшего такие же обязательства, юрисдикцию Суда обязательной по всем правовым спорам, касающимся:



толкования договоров;



любого вопроса международного права;



наличие факта, которые, если он будет установлен, представляет собой нарушение международного обязательства;



характера и размеров возмещений, причитающихся за нарушение международного обязательства.



Такие заявления, как правило, оговариваются условиями, ограничивающими, например, сроки судопроизводства, определяющими характер спора и т.д.



На практике юрисдикция Международного Суда несколько шире. Суд с определенными ограничениями может осуществлять косвенный контроль за законностью решений международных организаций, выступать в роли
апелляционной инстанции и выносить заключения о пересмотре решений международных административных трибуналов. Случаев реализации Судом указанных полномочий достаточно много. В качестве примера
можно указать на решение от 12 ноября 1991 года по делу об арбитражном решении от 31 июля 1989 года (Гвинея-Бисау против Сенегала), которым он отклонил утверждение истца о недействительности
арбитражного решения и его необязательности для тяжущихся сторон.



Таким образом, несмотря на относительно низкий уровень признания обязательной юрисдикции Международного Суда ООН, последний все-таки наделяется в ряде случаев довольно широкими полномочиями,
которые свидетельствуют о больших потенциальных возможностях Суда в деле разрешения межгосударственных споров.



§4 Право, применяемое судом



Статья 38 Статута Международного Суда ООН Организация Объединенных Наций сборник документов, Наука, Москва, 1981содержит перечень источников международного права,
на основании которых Суд должен решать переданные на его рассмотрение споры. К ним относятся:



международные конвенции, как общие, так и специальные, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими государствами;



международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;



общие принципы права, признанные цивилизованными нациями;



судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм.



Кроме того, Суд может разрешить дело ex aequo et bono, т. е. согласно принципам справедливости, а не по формальному закону, если стороны с этим согласны.



Под общими международными конвенциями понимаются договоры, в которых участвуют или могут участвовать все государства и которые содержат такие нормы, которые обязательны для всего международного
сообщества. То есть нормы общего международного права. К специальным относятся договоры с ограниченным числом участников, для которых обязательны положения этих договоров.



Международным обычаем, составляющим норму международного права, может стать такое правило поведения субъектов международного права, которое образовалось в результате повторяющихся однородных
действий и признается в качестве правовой нормы.



Повторение действий предполагает продолжительность их совершения. Но международное право не устанавливает, какой период необходим для формирования обычая. При современных средствах транспорта и
связи государства могут быстро узнавать о действиях друг друга и, соответственно на них реагируя, выбирают тот или иной образ поведенияЭто привело к тому, что фактор времени уже не играет, как
прежде, важную роль в процессе рождения обычая.



Решения международных организаций, выражающие согласованные позиции государств, могут явиться отправным моментом для образования обычая. С возникновением правила поведения процесс образования
обычая не завершается. Только признание государствами в качестве правовой нормы превращает то или иное правило поведения государств в обычай.



Обычные нормы имеют такую же юридическую силу, что и договорные нормы. Квалификация правила поведения в качестве обычая является сложным вопросомВ отличие от договорных норм, обычай не оформляется
каким-либо единым актом в письменном видеПоэтому для установления существования обычая используются вспомогательные средства: судебные решения и доктрины, решения международных организаций и
односторонние акты и действия государств.



К судебным решениям, которые являются вспомогательным средством, относятся решения Международного Суда ООН, других международных судебных и арбитражных органовПередавая спор в Международный Суд ООН
или другие международные судебные органы, государства нередко просят их установить наличие обычной нормы, обязательной для спорящих сторон.



Международный Суд ООН в своей практике не ограничивался констатацией существования обычаев, но давал им более или менее четкие формулировкиВ качестве примера можно назвать решение Международного
Суда ООН по англо-норвежскому спору о рыболовстве 1951 года, содержащее, в частности, определение обычной нормы, в соответствии с которой прибрежные государства могли в качестве исходной линии
для отсчета ширины территориальных вод применять и прямые линии.



В некоторых случаях судебные решения могут положить начало формированию обычной нормы международного права.



В прошлом труды выдающихся ученых в области международного права часто рассматривались в качестве источников международного права. В настоящее время также нельзя исключать значение доктрины
международного права, которая в некоторых случаях способствует уяснению отдельных международно-правовых положений, а также международно-правовых позиций государств. В частности, спорящие стороны в
своих документах, представляемых в международные судебные органы, используют иногда мнения специалистов по различным вопросам международного права.



Вспомогательным средством для определения существования обычая являются односторонние действия и акты государств. Они могут выступать как доказательство признания того или иного правила поведения в
качестве обычая. К таким односторонним действиям и актам относятся внутренние законодательные и другие нормативные акты. Международные судебные органы для подтверждения существования обычной нормы
нередко прибегают к ссылкам на национальное законодательство.



Официальные заявления глав государств и правительств, других представителей, в том числе в международных органах, а также делегаций на международных конференциях также могут служить подобным
доказательством.



Вспомогательным средством для определения обычая могут считаться совместные заявления государств (например, коммюнике по итогам переговоров).



Несмотря на интенсивный процесс кодификации международного права, значение обычая в международной жизни сохраняется. Одни и те же международные отношения могут регулироваться для одних государств
договорными нормами, а для других -- обычными.



§ 5. Решения Международного суда ООН



За время с его создания в 1946 году Суд рассмотрел более 120 дел, 80 процентов из которых -- это споры между государствами, а 20 процентов -- просьбы о вынесении консультативных заключений,
представленные органами или специализированными учреждениями ООН.



За всю свою историю Суд переживал периоды активной деятельности и относительного бездействия. С 1985 года число дел, переданных на рассмотрение Суда, увеличивалось, при этом в его списке ежегодно
находится более десятка дел (это число резко увеличилось до 25 в 1999 году). Эта цифра может показаться скромной, однако следует помнить, что, поскольку число потенциальных тяжущихся сторон
значительно меньше, чем в национальных судах (лишь около 210 государств и международных организаций имеют доступ к Суду), число дел, естественно, является малым по сравнению с количеством дел,
рассматриваемых национальными судами.



История свидетельствует о том, что в судебные органы обращаются чаще во время разрядки, чем во времена сильной международной напряженности; поэтому имеются основания полагать, что это все более
активное обращение к Суду будет продолжаться, особенно в связи с тем, что государства могут приобрести «судебную привычку»; чем больше они представляют споров на рассмотрение Суда, тем больше они
будут склонны делать это в будущем.



В то же время универсальный характер Суда стал более явным, поскольку теперь дела поступают со всех частей мира.



На протяжении столетий государства стремились сохранить или увеличить свое политическое влияние и экономическую мощь: они боролись за землю, энергетические ресурсы, доступ к морю, контроль над
городами. Неудивительно, что более половины дел представленных на рассмотрение касается территориальных и пограничных споров. Значительное число связано с морскими спорами и вопросами, касающимися
морского права. Другая группа дел связана с вопросами государственной юрисдикции и дипломатического и консульского права. Самые важные споры касались утверждений о незаконном применении силы. Кроме
того, к Суду обращаются просьбы вынести решение по претензиям коммерческого характера или претензиям частно-правового характера к одному государству, которое поддерживает другое государство.



В частности, в связи с деколонизацией Африки на рассмотрение Суда было передано большое число дел, поскольку новые государства придавали большое значение стабильности своих границ.



В 1986 году в деле, касающемся пограничного спора между Буркина-Фасо и Мали, стороны полностью признали пограничную линию, установленную специальной камерой, сформированной Судом.



В 1992 году другая камера, сформированная Судом, положила конец существовавшему на протяжении 90 лет между Сальвадором и Гондурасом спору в отношении сухопутных и морских границ и границ между
островами. В 1969 году напряженность, связанная со спором, была настолько сильной, что футбольный матч между командами этих двух стран в чемпионате мира привел к короткой, но кровопролитной
«футбольной войне».



В середине 90-х Суд решил территориальный спор между Ливией и Чадом относительно так называемой полосы Аозу, района площадью 125 000 кв. км в пустыне Сахара, из-за которой эти два государства
несколько раз воевали. В 1994 году Суд вынес решение в пользу Чада, и несколько месяцев спустя все ливийские войска, оккупировавшие эту территорию, были выведены под контролем наблюдателей,
направленных Советом Безопасности ООН.



В 1999 году Суд также разрешил сложный пограничный спор между Ботсваной и Намибией в отношении острова на реке Чобе площадью 3,5 кв. км. Он постановил, что остров Касикили/Седуду принадлежит
Ботсване, и Намибия объявила, что она подчинится этому решению.



Суд также внес вклад в дело развития концепции континентального шельфа и установил метод определения его границ. В двух делах, возбужденных в 1969 году Германией и Данией и Германией и
Нидерландами, касающихся континентального шельфа Северного моря, Суд постановил, что континентальный шельф представляет собой «естественное продолжение сухопутной территории [государства] в море и
под морскими водами Официальный сайт Международного Суда www.icj-cij.org (документы на русском языке)». И что его делимитация должна осуществляться
«по соглашению в соответствии с принципами справедливости и с учетом всех релевантных обстоятельств». В последующих решениях Суд изложил некоторые из этих принципов справедливости.



Кроме того, несколько раз Суд осуществлял делимитацию континентальных шельфов, например, в следующих делах: Тунис/Ливия и Ливия/Мальта (Континентальный шельф, 1982 и 1985 годы); Канада/Соединенные
Штаты (Делимитация морской границы в районе залива Мэн, 1984 год); и Дания против Норвегии (Делимитация морского пространства в районе между Гренландией и островом Яан-Майен, 1993 год).



Международный Суд ООН рассматривал и дела, связанные с юрисдикцией государств, т.е. дела связане с осуществлением государством его власти в отношении иностранных граждан на своей территории или над
своими гражданами на территории иностранного государства. Они обычно касаются вопросов гражданства, права на убежище или иммунитета.



Одним из наиболее известных примеров является спор между Колумбией и Перу в 50-х годах, касающийся Виктора Рауля Айя де ла Торре, перуанского политика, который нашел убежище в посольстве Колумбии в
Лиме после того, как он был обвинен в организации заговора в целях осуществления военного государственного переворота. В своем решении, принятом в ноябре 1950 года, Суд постановил, что Колумбия как
государство, предоставившее убежище, не должна заниматься квалификацией преступления (политического или общеуголовного), совершенного беженцем. Поэтому Суд пришел к выводу о том, что убежище не
было представлено на законной основе, и вынес постановление о том, что Перу не обязана предоставлять гарантии безопасности г-ну Айя де ла Торре, с тем чтобы он мог покинуть страну.



Однако в другом решении, вынесенном через восемь месяцев в последующем деле, Суд пришел к выводу о том, что Колумбия не обязана передавать беженца Перу. В конечном счете, спор был урегулирован
путем переговоров, и г-н Айя де ла Торре покинул Перу в 1953 году, проведя пять лет в посольстве Колумбии.



Неоднократно Суду приходилось рассматривать дела, связанные с дипломатическим и консульским правом. В 1979 году Соединенные Штаты возбудили в Суде дело, касающееся захвата их посольства и
задержания их дипломатического и консульского персонала в Тегеране после того, как режим шаха Ирана был свергнут, а Аятолла Хомейни стал руководителем страны.



В своем решении, принятом в мае 1980 года, Суд постановил, что Иран обязан освободить заложников, возвратить посольские помещения Соединенным Штатам и выплатить возмещение. Суд не установил сумму
этого возмещения, поскольку впоследствии в 1981 году стороны заключили Алжирские соглашения, в соответствии с которыми американские заложники были наконец освобождены.



Боле десятка дел о защите частных и коммерческих интересов рассмотрел Суд с начала своего существования. В 50-х годах Лихтенштейн заявил претензию Гватемале от имени ридриха Ноттебома, бывшего
гражданина Германии, который в 1939 году получил гражданство Лихтенштейна.



Однако в вынесенном в 1955 году решении Суд постановил, что эта претензия не является приемлемой, поскольку гражданство г-на Ноттебома не основывалось на подлинной предыдущей связи с Лихтенштейном,
так как цель его натурализации заключалась в приобретении статуса гражданина нейтральной страны во время войны.



Спустя десять лет после этого Бельгия предъявила претензию к Испании в связи с принятыми некоторыми органами Испании в 1948 году решениями по делу о банкротстве компании «Барселона трэкшн, лайт и
пауэр лимитед». «Барселона трэкшн» была канадской компанией, акционерный капитал которой в значительной степени принадлежал бельгийским подданным. Правительство Бельгии требовало возмещения за
ущерб, нанесенный ее подданным, однако в вынесенном в 1970 году решении Суд постановил, что Бельгия не обладает для этой цели процессуальной правоспособностью.



В 1987 году Соединенные Штаты представили в специальную камеру, сформированную Судом, претензии к Италии, связанные с некоторыми действиями властей Италии, касающимися реквизиции и банкротства
компании «Элетроника Сикула С. П. А. (ЭЛСИ)», итальянского производителя электронных компонентов, которая полностью принадлежала двум американским компаниям, в том числе компании «Рэйтеон». В 1989
году камера постановила, что Италия не нарушила ее Договор о дружбе, торговле и судоходстве с Соединенными Штатами, подписанный в Риме в 1948 году.



Почти 10 лет назад, в 1998 году, Гвинея возбудила дело против Демократической Республики Конго на том основании, что последняя лишила гвинейского гражданина его собственности.



В практике суда встречались и дела касающиеся вмешательства одного государства в дела другого, и применения силы.



В 1986 году в деле, возбужденном Никарагуа (тогда у власти находилось сандинистское правительство) против Соединенных Штатов в связи с американской поддержкой никарагуанских контрас (Действия
военного и полувоенного характера в Никарагуа и против нее), Суд постановил, что Соединенные Штаты, поддерживая эти силы и ставя мины около портов этой страны, т.е. совершая деяния, которые,
согласно решению Суда, Соединенные Штаты не могут оправдать, на основе коллективной самообороны, -- нарушили их международно-правовые обязательства не вмешиваться в дела другого государства, не
применять силу в отношении другого государства и не посягать на суверенитет другого государства, а также не препятствовать мирной морской торговле. Соответственно, Суд постановил, что Соединенные
Штаты должны выплатить возмещение. Однако Никарагуа отозвала свой иск, прежде чем была определена сумма возмещения.



В апреле 1999 года в разгар косовского кризиса Югославия обратилась к Суду с просьбой об указании временных мер, с тем чтобы положить конец бомбардировкам югославской территории десятью странами --
членами НАТО. Однако Суд постановил, что он не обладает юрисдикцией для указан ...........




ия таких мер.


Недавно в главный судебный орган ООН был подан иск против целого государства по обвинению в геноциде. Иск против Сербии и Черногории, которая стала правопреемницей Югославии, был подан властями
Боснии и Герцеговины. Они утверждали, что сербское правительство нарушило Конвенцию о предотвращении геноцида и потворствовало массовым убийствам несербского населения. Но в декабре 2007 года
Международный суд ООН признал Сербию и Черногорию невиновными в геноциде несербского населения на территории бывшей Югославии во время гражданских войн в 1992-1995 годах



Реестр дел Международного Суда значительно увеличился за последнее время. Рекордным в этом отношении стал 1992 год: было зарегистрировано 13 дел.



Сегодня на рассмотрение Суда представлено уже 72-ое дело. Со времени своего учреждения Суд дал 21 консультативное заключение. А Постоянная Палата Международного Правосудия и Международный Суд ООН в
общем вынесли решение по 101 спорному делу, сделали консультативные заключения по 48 делам.



Если исключить трудности, которые связаны с осуществлением и порой возникают во время некоторых побочных разбирательств (например, разбирательств, посвященных рассмотрению вопросов о временных
мерах), то можно отметить, что за малым исключением государства с 1946 года соблюдали решения Суда и добросовестно выполняли их положения. И только однажды, в



1986 году, Никарагуа обратилась к Совету Безопасности с просьбой обеспечить исполнение решения, которое Суд вынес в ее пользу в деле против Соединенных Штатов (Военная и полувоенная деятельность в
Никарагуа и против нее).Резолюция, представленная Никарагуа Совету, не была принята из-за того, что Соединенные Штаты использовали право вето, однако в 1991 году после выборов, в результате которых
правительство в Никарагуа сменилось, в ходе переговоров между сторонами было достигнуто соглашение и дело было исключено из списка.



Глава II


Роль и влияние Международного суда



На протяжении всей истории существования Международного Суда дебатировался вопрос об усилении его роли и влияния. Потенциал Международного Суда оставался существенно недоиспользованным.



Позитивный вклад Международного Суда в урегулирование международных споров и урегулирование международного правопорядка мог бы быть большим, на это, в частности, указывается в докладе Генерального
Секретаря ООН "Повестка дня для мира - превентивная дипломатия, миротворчество и поддержание мира". В нем говорится: "Реестр дел, передаваемых в Международный Суд, увеличивается, однако Суд
по-прежнему является таким ресурсом мирного урегулирования споров с помощью судебного разбирательства, который используется не в полной мере. Более широкое использование Суда стало бы важным
вкладом в миротворческую деятельность ООН". Федоров В. Н. ООН и проблемы войны и мира - М.: Международные отношения, 1988, с. 46



В ходе обсуждения вопроса о повышении роли Международного Суда предлагались различные варианты реформы Статута Суда.



Объявление 90-ых годов десятилетием международного права и обсуждение идей заключения к 1999 году обновленной конвенции о мирном разрешении международных споров, приуроченной к 100-летнему юбилею
первой Гаагской конференции мира, делают возможным и желательным возобновление дискуссии об усилении роли и влияния Международного Суда ООН, оптимизации международной судебной процедуры как на
консультативном уровне, так и в практическом плане.



В начале 70-ых годов, когда на повестке дня Генеральной Ассамблеи стоял вопрос о повышении роли Международного Суда, всесторонне обсуждались перспективы создания сети региональных международных
судебных органов под эгидой главного судебного органа ООН.



В самом Уставе ООН, по сути дела, заложена необходимость создания сети международных судебных органов, поскольку Международный Суд ООН называется главным судебным органом Организации.



Весьма перспективным представляется наделение Международного Суда преюдициальной юрисдикцией. Оно подсказано опытом строительства ЕС, успех которому принесли единообразное применение и толкование
норм наднационального права, автономно являющегося частью национальных правовых систем государств-членов.



При любом развитии событий место Верховного Суда, будь то в дисперсной или несколько более соподчиненной системе международных судебных органов, должно сохраняться за Международным Судом ООН.
Множественность инструментария, который может быть использован для подчинения международных споров обязательной юрисдикции, позволяет сформулировать широкий круг предложения и пожеланий. Речь могла
бы идти, в частности, о закреплении за Международным Судом обязательной юрисдикции в случае предоставления ему полноты второй инстанции по отношению к другим международным судебным органам.



Этот вопрос очень широко дискутировался и дискутируется. Мнения разделились за и против. Те, кто выступает против наделения Международного Суда обязательной юрисдикцией, аргументируют свою позицию
следующим образом. Они считают, что попытки навязать государствам обязательную юрисдикцию Международного Суда противоречат принципу суверенитета и нарушили бы свободу выбора государствами средств
мирного разрешения своих споров, что закреплено в статье 33 Устава ООН. Хотя в соответствии с Уставом ООН государства обязаны разрешать мирными средствами свои споры, однако они вправе свободно
выбирать эти средства, в том числе дипломатические переговоры, Международный Суд, посредничество, арбитраж и любые иные мирные средства, которые они найдут наиболее подходящими.



До сих пор остаются практически без внимания призывы Генеральной Ассамблеи ООН, неоднократно предлагавшей государствам-членам пересмотреть сдержанное отношение к заявлениям общего характера о
признании обязательной юрисдикции Международного Суда или отозвать прилагавшиеся к ним ранее оговорки, включить в проекты двусторонних и многосторонних международных соглашений (в зависимости от
предмета и характера документов) соответствующую юрисдикционную клаузулу.



Некоторые считают, что любые предложения такого характера не могут быть признаны приемлемыми и реалистичными с точки зрения существующей в настоящее время ситуации в мире, так как наделение
Международного Суда обязательной юрисдикцией с неизбежностью привело бы к тому, что Суд превратился бы в надгосударственный орган, обладающий даже большими полномочиями, чем Совет Безопасности.
Федоров В. Н. ООН и проблемы войны и мира - М.: Международные отношения, 1988, с. 53



Выдвигаются предложения, в которых обосновывается желательность того, чтобы недавно принятые и/или принимаемые в ООН государства автоматически соглашались с обязательной юрисдикцией. Сходные идеи
выдвигаются в отношении всех тех стран, которые обращались за получением международной помощи или уже получивших ее по линии организаций семейства ООН.



Предложение о всеобщем признании обязательной и безоговорочной юрисдикции Международного Суда составляет сердцевину доклада Генерального Секретаря ООН "Повестка дня для мира", посвященному Суду.
Генеральный секретарь рекомендовал в нем всем государствам-членам "признать общую юрисдикцию Международного Суда в соответствии со статьей 36 его Статута, без каких бы то ни было оговорок, до
истечения в 2000 году десятилетия международного права ООН. В тех случаях, когда внутригосударственные структуры не допускают этого, государствам следует на двусторонней или многосторонней основе
договариваться о всеобъемлющем перечне вопросов, которые они готовы передать на рассмотрение Суда, и им следует снять свои оговорки относительно его юрисдикции к тем положениям многостороннего
договора, который касается урегулирования споров". Федоров В. Н. ООН и проблемы войны и мира - М.: Международные отношения, 1988, с. 53



Авторитет Суда за последние годы серьезно упрочился. География стран, обращающихся к его помощи, расширилась. В вопросе о введении временных мер в контексте вооруженного конфликта на территории
бывшей Югославии Международный Суд продемонстрировал, с какой оперативностью он может действовать в случае необходимости. Несколько большей стала степень процессуальной свободы, предоставляемой
Судом тяжущимся сторонам.



В этой связи особенно характерен тот факт, что с середины 80-х годов преобладающей формой судопроизводства в Международном Суде стало рассмотрение дел в камерах ad hoc. Оценки этого явления
варьируются весьма в широких пределах. Так, многие считают подобную практику сползания к арбитражу, потаканием тяжущимся государствам, проявлением недоверия к составу Международного Суда. Однако,
как нам кажется, практика обращения к камерам ad hoc может сделать международную судебную процедуру несколько более притягательной для государств и, следовательно, активизировать деятельность
главного судебного органа ООН.



Вместе с тем резервы оптимизации процессуальной правотворческой деятельности Международного Суда не исчерпываются возможностью обращения к камерам ad hoc или постоянным камерам по определенным
категориям дел. Имеющая под собой политическое основание конструкция судопроизводства, при которой фактически весь состав Международного Суда выступает в качестве судей-докладчиков по каждому
конкретному делу, просто технически не позволяет Суду одновременно рассматривать большое количество дел. Поэтому выносятся предложения о реформе судопроизводства Суда. В этой связи предлагают
заимствовать процессуальные институты, полностью оправдавшие себя в практике Суда ЕС и Европейской Комиссии по правам человека, прежде всего, такие как институт генерального адвоката или процедура
полюбовного урегулирования.



Повышение роли Международного суда в деле установления господства права в международных отношениях может идти в направлении расширения круга субъектов - потенциальных сторон спора, а также путем
привнесения определенных изменений в процедуру судебного разбирательства. Что касается первого момента, то можно предложить предоставить доступ в Суд не только государствам (статья 34 Статута)
Организация Объединенных Наций сборник документов, Наука, Москва, 1981, но и международным правительственным и неправительственным организациям, имеющим, согласно
статье 71 Устава ООН консультативный статус. Каждый год Международный Суд отвечает, по крайней мере, на 600 заявлений о принятии дела к производству, и здесь заложены большие перспективы для его
деятельности.



Итак, мнения и предложения по поводу реформы Статута Международного Суда многообразны. Но потенциальные возможности для повышения роли Международного суда заложены, прежде всего, в повышении его
юрисдикции, то есть круга вопросов, подлежащих разбирательству.



Поскольку постановления Статута Суда не допускают каких-либо оговорок при принятии обязательной юрисдикции за исключением условий взаимности, было бы целесообразно пойти на установление ряда
ограничений при формулировании оговорок, исключая ту или иную область из сферы подсудности. Здесь возможно двоякое решение:



признать на основе специального постановления Суда того, что данная оговорка не имеет юридической силы (то есть государство, сделавшее оговорку при принятии обязательной юрисдикции, тем самым
согласно пункту 2 статьи 36 Статута, полностью связано постановлениями своей декларации);



признание Судом того, что соответствующая оговорка затрагивает объект и цель самой декларации и тем самым делает ее юридически недействительной.



Равным образом расширению юрисдикции Международного Суда и соответствующему повышению его роли как главного судебного органа ООН могло бы способствовать составление специального списка вопросов,
которые в перспективе могли бы являться или, наоборот, не могли бы являться предметом его разбирательства. Решение этой задачи значительно упростило бы всю процедуру судебного урегулирования.



Уважение к Суду настолько возросло, что сегодня не только 59 государств выразили согласие на обязательную юрисдикцию Суда в соответствии с факультативной оговоркой, но оговорки об обязательной
юрисдикции содержатся и в сотнях новых международных соглашений. Только за последние два года пять государств (среди них два государства Восточной Европы) представили Генеральному секретарю
декларации о признании обязательной юрисдикции Суда. Все больше государств Восточной Европы, в том числе и бывшего СССР, не только заявляют о своем согласии с обязательной юрисдикцией
Международного Суда ООН, но и снимают оговорки о непризнании обязательной юрисдикции, сделанные ранее к некоторым договорам.



И, наконец, наиболее полное использование судебной процедуры для разрешения международных споров позволит обеспечить государствам возможность обращения к институту "Forum prorogatum", согласно
которому государство может проявлять согласие в одном случае на расширение компетенции Суда по уже рассмотренному делу (при наличии признания со стороны обеих сторон обязательной юрисдикции Суда),
а в другом (при отсутствии формального конвенционного обязательства и декларации о принятии обязательной юрисдикции Суда) - на принятие на себя юрисдикции Суда по конкретному делу. В обоих случаях
активное поведение государств служит способом упрощения форм, требуемых для дачи согласия государств на разных стадиях судебного разбирательства.



В то время как средства массовой информации широко освещают вооруженные конфликты, порой обращает на себя внимание тот факт, что Суд предпочитает оставаться в стороне.



Одна из причин заключается в том, что Суд не может заниматься рассмотрением дел по своей собственной инициативе. Его Статут не наделяет его правом проводить расследования и выносить по своей
инициативе решения, касающиеся действий суверенных государств, или рассматривать их внутренние дела. Суд не является полицейским, следящим за соблюдением правопорядка в мире. Он также не является
обвинителем, который может предъявлять обвинения. Суд может рассматривать спор лишь по просьбе соответствующих государств и с их согласия.



Заключение


Проанализировав историю Международного суда, а так же все аспекты его работы я могу сделать вывод, что Международный Суд превратился в один из важных центров исследования и толкования современного
международного права. Формулируемые им конценпции, вследствие особого порядка комплектования этого международного органа, его высокого статуса, юридической природы выносимых им решений и
консультативных заключений оказывают серьезное воздействие на доктрину международного права и существенно влияют как на процесс универсализации, так и кодификации международного права.



Международный Суд не является правотворческим органом. Его решения не создают и прецедентного права, поскольку они обязательны лишь для участвующих в деле сторон и лишь по данному делу. Суд в своих
решениях отмечает, что он не является законодательным органом, его обязанность заключается в том, чтобы применять право таким, каким оно есть, а не создавать его. В принципе такая позиция не
вызывает сомнений. В силу специфики межгосударственных споров Международный Суд должен особенно строго придерживаться буквы закона.



Однако, как мы видим, практически зачение актов суда выходит за эти формальные рамки. Суд не создает прецедентного права, но благодаря своей юридической обоснованности и авторитета Суда,
сформулированные им положения пользуются большим влиянием. Суд сам ссылается на свои предыдущие решения. Более того международные организации и государства с большим уважением относятся к
сформулированным Судом положениям. Государственный секретарь США Д.Раск высказал даже такую точку зрения: "... Возникает традиция воспринимать мнения Суда как право и поступать в соответствии с
ним".



Международный Суд изложил четкое и недвусмысленное понимание взаимных прав и обязанностей государств, вытекающих из важнейших общепризнанных принципов и норм современного международного права:
неприменение силы и угрозы силой, невмешательство во внутренние дела других государств, суверенного равенства, права народов и наций на самоопределение, свободы международного судоходства. Он
провел разграничительную линию между применением силы в международных отношениях и актами агрессии, уточнил содержание и границы прав государств на самооборону и коллективную самооборону. Им была
сформулирована концепция параллельного действия обычной и договорной норм международного права.



Список использованной литературы


Беджауи М. Международный Суд ООН: прошлое и будущее/ Московский журнал международного права, 1995, № 2, с. 42



Энтин М. Л. Международные судебные учреждения. - М.: Международные отношения, 1984 г.



Оппенгейм Л., Международное право, т. II, п/т I. - М., 1949, c. 55 Организация Объединенных Наций сборник документов, Наука, Москва, 1981 



Кожевников Ф. И., Шармазанашвили Г. В. Международный суд ООН: организация, цели, практика. - М.: Международные отношения, 1971 г.



«Ведомости Верховного Совета СССР», 1964, 29 апреля, № 18, ст. 221. И. К. Городецкая.



Официальный сайт Международного Суда www.icj-cij.org (документы на русском языке)



Федоров В. Н. ООН и проблемы войны и мира - М.: Международные отношения, 1988, с. 46

...........


NURBIZ.KZ - каталог компаний и предприятий Казахстана и Алматы

Фараби Вэддинг Холл / Farabi Wedding Hall

Скидка 10%

При заказе банкета молодоженам предоставляется скидка 10% в зале бракосочетания!

От каких факторов зависит цена на учебу в ВУЗе

Тренируем память – как не забывать прочитанное