План.

I. Введение.



II. Основная часть.

1. Московская промышленная буржуазия.

2. Московская торговая буржуазия.

3. Особенности московской крупной буржуазии.

4. Финансовая буржуазия Москвы.

5. Меценаты Москвы.





III. Заключение.



IV. Библиография.



Введение.

Целью данной курсовой работы является попытка дать обобщающее представление о деловой Москве, о развитии и особенностях крупных предпринимателей после реформы 1961 года. Слабая разработка этой темы, с которой столкнулся автор, о чем мы скажем чуть ниже, вынудила нас ограничиться характеристикой лишь промышленной буржуазии, которая играла экономически ведущую роль и являлась признанным лидером всего капитала Москвы, затем торговой и финансовой буржуазии, насколько позволяют источники и литература. Отсутствие в литературе минимально необходимых данных делает невозможным рассмотрение московского мелкого предпринимательства.

Итак, мы рассматриваем крупную буржуазию Москвы в целом и ее основные группы – буржуазию промышленную, торговую и финансовую.

Следует сказать, что по исследуемой нами теме нет сколько-нибудь полного монографического исследования. Литературу, которой мы пользовались при написании темы, можно условно разделить на три части. Первая – это обобщающие научные работы последних лет, где мы могли почерпнуть материал для одной из глав нашей работы, посвященной финансовой буржуазии. Это монография историков - экономистов Бовыкина В. И. и ПетроваЮ. А. “Коммерческие банки Российской империи” и работа Ананьича Б. В. “Банкирские дома в России. 1860 – 1914. Очерки истории частного предпринимательства”. К этой же группе мы отнесли и работы Бурышкина П. А. “Москва купеческая” и Думовой Н. Г. “Московские меценаты”.

Ко второй группе мы отнесли узкие по тематике, разрозненные, ограниченные в объеме рамками журналов и газет научные статьи: Гиндин И. Ф. “Русская буржуазия в период капитализма, ее развитие и особенности”, Бурышкин П. “Те самые Морозовы”, Хадонов Е. Е. “Развитие капиталистической промышленности в России за период с 1886 по 1908г.” Особенно в этой группе считаем необходимым выделить статью Лященко П. И., где им была сделана серьезная попытка дать картину развития русской крупной промышленной буржуазии в целом и по отдельности, в том числе им наиболее полно дано развитие московской крупной буржуазии.

И, наконец, к третьей группе мы отнесли различные публикации, несущие в себе некоторую информацию и не претендующие на научное исследование. Так, изобилует информацией на интересующую нас тему газета “Былое” – ежемесячное приложение к журналу “Родина”.



Московская промышленная буржуазия.

Исторически затянувшееся в России существование крепостного права оказало большое влияние на замедление процесса формирования буржуазии, в особенности крупной промышленной и накопление ею капиталов. Весь докапиталистический период истории русской промышленности характеризуется развитием наряду с капиталистической также мануфактуры на капиталистическом труде.

Только быстрое развитие капитализма после реформы 1961 года стало основой ускорения численного роста буржуазии, увеличения ею богатства, усиления ее экономического положения и влияния. Характер же проведения реформы создавал источник дешевой рабочей силы. В то же время сохранение крепостнических пережитков в деревне суживало внутренний рынок для капиталистической промышленности.

Наряду с высокой промышленной прибылью, не менее высокая торговая прибыль была важным источником обогащения российской крупной буржуазии. Это позволяло расширять производство в отраслях легкой и пищевой промышленности и увеличивать обороты в разных видах торговли за счет внутренних накоплений.

Немалым источником доходов и накоплений буржуазии служил рост городской денежной ренты, связанной с развитием городов и увеличением городского населения. Вложение значительной доли своих капиталов в городские земли и дома было характерно для всей российской буржуазии до конца XIX в., а на периферии – и в начале XXв.

Приверженность российской буржуазии к легкой промышленности и торговле оказалась очень устойчивой.

Типичной для всей русской крупной буржуазии является наиболее мощная и ведущая ее группа – крупная буржуазия Москвы и прилегающих к ней районов. По своему экономическому значению и влиянию здесь преобладала крупная промышленная, преимущественно текстильная буржуазия. Формирование ее происходило еще в крепостнический период из крестьян, мелких скупщиков, реже – из купечества. Уже в первой половине XIX в. родоначальники московских промышленных династий приступили к организации собственных фабричных предприятий. Развитие последних стало основой богатств наследственных семей крупных московских текстильных капиталистов.

Насколько велики были накопления московской текстильной и особенно хлопчатобумажной промышленности, показывает пример одной из самых богатых наследственных семей капиталистов Морозовых.

Их родоначальник при учреждении четырех морозовских фабрик располагал к 1840 году примерно 200 – 300 тыс. руб. капитала. К 1914 году главные предприятия четырех ветвей Морозовых имели 44 млн. руб. паевых капиталов, целиком принадлежавших самим Морозовым, а вместе с запасными капиталами (был такой термин) – 73 млн.руб. Морозовские капиталы имели огромные скрытые резервы – их основные капиталы (имущество), достигавшие 95 млн. руб. были формально амортизированы на 73%. Фактически же в 70-ти миллионной сумме числившейся амортизации содержалось не менее 35 – 40 млн. руб. скрытых резервов, то есть собственные капиталы предприятий достигали 110 млн. руб. Морозовы, подобно другим московским капиталистам имели еще скрытые резервы в виде значительных, принадлежавших их предприятиям земельных владений – до 50 тыс. десятин, приобретенных много лет назад по низким ценам и фактически не переоцененных по балансам. Располагая материалами, товарами и наличными ценностями в 55 млн. руб., Морозовы по существу не имели долгов, так как их задолженность поставщикам и банкам была ниже тех товарных кредитов, которые они предоставляли своим покупателям. На четырех предприятиях работало 54 тыс. рабочих, оборудование состояло из 703 тыс. ткацких станков, готовой продукции выпускалось на сумму до 102 млн. руб.

Подчеркнем, что все это было достигнуто без участия постороннего капитала.

Весьма сходным, хотя и в меньших масштабах, было положение основных текстильных предприятий, принадлежавших другим крупным московским промышленникам – Прохоровым, Рябушинским, Бахрушиным, Коншиным, Коноваловым, Третьяковым и другим. Все эти придприятия сохранили до 1917 года характер семейной собственности: они принадлежали узкому кругу родственников-пайщиков и в них не допускались другие капиталисты, тем более, что в сторонних средствах владельцы не нуждались и прибегали к их помощи лишь на короткие сроки.



Московская торговая буржуазия.

Немалым источником образования крупных капиталистов московской промышленной буржуазии являлись торговые прибыли. Для Москвы – центра российской внутренней торговли и крупного транспортного узла – была характерна тесная связь промышленного капитала легкой промышленности с торговым капиталом. В то же время основная промышленная продукция Москвы – текстиль, по характеру сбыта требовала энергичного поиска рынков по всей России. Московские капиталисты проникали во все концы страны – на отдаленные рынки Сибири и Средней Азии, наконец, на зарубежные восточные рынки. Крупные московские фабриканты нередко сами организовывали сбыт в отдаленных районах страны.

Центральное положение Москвы чрезвычайно повышало ее роль во внутренней торговле хлебом и другими сельскохозяйственными продуктами. Москва являлась обширным резервуаром внутренних промышленных и торговых капиталов. Сюда стекались со всех концов страны торговцы за товарами. Сюда же шло громадное количество сырья для продажи и для обработки в центральном промышленном районе. Москва была как бы главным рассадником торговли внутри страны и на ее окраинах. Московские торговцы, их приказчики и агенты были рассеяны по всей России, являлись активными участниками многочисленных ярмарок, сохранившихся еще в начале XX в. К Москве тяготела промышленная и торговая буржуазия не только центра России, но и обширных северных и восточных районов страны.

Особый интерес московские предприниматели проявляли к районам заготовления текстильного сырья. Московские фирмы еще в начальный период возникновения отечественного хлопководства проникли в Среднюю Азию, захватили заготовку и торговлю хлопком и были потеснены в этой области крупными банками Петербурга лишь в начале XX в.



Особенности московской крупной буржуазии.

Характерной чертой московской крупной буржуазии было отсутствие тяги к вложению капиталов в тяжелую промышленность, в новые в стране отрасли, в новые промышленные районы. В основе этой особенности, присущей всей национальной промышленной и торговой буржуазии России, лежала традиционно дешевая рабочая сила в текстильной, пищевой и вообще в легкой промышленности, дававшая огромные прибыли, и повышенная в условиях многоукладной экономики России прибыль торгового капитала.

Уровень прибыли хлопчатобумажной промышленности московского района был весьма значительным и притом устойчиво высоким. Этот уровень даже в исключительно благоприятные для тяжелой промышленности периоды, как подъем в 90-х годах, был выше, чем в металлургии, не говоря уже об угольной промышленности, и немногим отставая от нефтяной. До конца 90-х годов предприятия Морозовых, товарищества Собиновской мануфактуры, Рабенек ежегодно выплачивали на свои паи дивиденд в размере от 15 до 25 и более процентов, увеличивая сверх того за счет прибыли свои капиталы. Типичным для оставшихся паевых хлопчатобумажных предприятий можно считать средний дивиденд в 10 %. В 1900 – 1909 гг., когда прибыли в тяжелой промышленности, кроме нефтяной, резко снизились, уровень прибыли в московской хлопчатобумажной промышленности оставался высоким и даже во время предвоенного подъема мало отставал от металлургии. Отсюда становится понятным, почему московский крупный капитал за незначительными исключениями не делал попыток утвердиться даже в нефтяной промышленности, единственной крупной отрасли тяжелой промышленности с устойчиво высокой доходностью.

Зато чрезвычайно выгодная импортная торговля чаем в значительной мере была захвачена Москвой.

Для крупных московских промышленных капиталистов было характерно также сочетание владения крупными предприятиями легкой промышленности с ведением крупной торговли и приобретением весьма доходной городской недвижимости и домов. Показательной для характера московского капитала являлась крупнейшая, хотя и иностранного происхождения, фирма Вогау, сочетавшая активное участие в промышленности, в том числе даже в предприятиях тяжелой промышленности вне московского района, с крупной торговлей хлопком, сахаром, чаем.

Как уже было сказано выше, основной сферой приложения капиталов московских предпринимателей была легкая промышленность.

Незначительное число металлообрабатывающих предприятий московского района были основаны не коренной местной буржуазией, а иностранцами – братьями Струве и Лесингом (Коломенский завод), Гужоном, Бромлей, Листами, Вогау и др., которые в текстильной промышленности составляли меньшинство (Кноп, Рабенек, Циндель).

Но в пореформенное время большие перемены произвело строительство железных дорог. Возникает новый слой крупной буржуазии, пользовавшейся широкой правительственной поддержкой.

Что представляла собой Москва к концу века? Из Москвы уже уходили восемь шоссейных дорог. Вслед за Николаевской железной дорогой одна за другой были проложены Ярославская, Брестская, Казанская, Нижегородская, Курская, Брянская, Савеловская, Виндавская, Павелецкая. Эти 10 железных дорог превратили город в крупнейший узел железнодорожных перевозок, что существенно облегчало развитие торговли и сохраняло значение Москвы как центра посреднической торговли. Здесь можно было приобрести товары и заграничные, и производившиеся во многих городах страны. В Китай-городе, этом традиционном финансовом и торговом центре Москвы, жизнь кипела: здесь находились Биржа, Гостиный двор, торговые ряды, банки, конторы различных обществ и компаний, магазины и лавки, сотни складов. В модных магазинах Петровки, Кузнецкого моста и Столешникова переулка продавались изделия из Москвы и Петербурга, Парижа и Берлина. Оживленная торговля царила на базарных площадях –Сухаревской, Смоленской и др. Здесь можно было приобрести в основном подержанные вещи.

Вернемся к так называемому новому слою крупной буржуазии, которые накапливали капиталы при прямом содействии правительства. Эта буржуазия в большинстве своем вливалась в петербургскую буржуазию, еще более усиливая особенный характер ее формирования. Из промышленных и железнодорожных дельцов этого типа только С. С. Поляков, П. И. Губонин, В. А. Кокарев и С. И. Мамонтов принадлежали к московской буржуазии, но не к ее основному ярусу, о котором мы писали выше. Все они нажили первоначально свои капиталы на откупах. Причем, Губонин и Кокорев с 60-х годов больше тяготели к Петербургу. Поляков, Губонин и Кокорев были железнодорожными королями. Но железная дорога явилась убыточным капиталовложением. Кокорев, например, и другие создавали временно целые конгломераты разнообразных предприятий, наживали на правительственной помощи крупные состояния, но только частично, опять-таки с помощью правительства, сохранили их в дальнейшем.

Таким образом, постоянная финансовая поддержка, госзаказы и другие меры протекции со стороны правительства не являлись гарантией преуспевания и даже стабильного экономического положения этой группы крупных предпринимателей, вкладывавшей свои капиталы в сфере тяжелой промышленности.



Финансовая буржуазия Москвы.

Московские банки были организованы московской буржуазией по подобию их предприятий. Являясь как бы коллективным кредитным учреждением крупного московского капитала, целиком приспособленным к его интересам, они даже в период империализма не стали самостоятельной силой.

Помимо удовлетворения нужд капитала в кредите на месте, эти банки раскинули свои филиалы главным образом в районах заготовки сырья для московской текстильной промышленности, в хлопководческих районах Средней Азии и в льноводческих районах северо-запада России.

Единичные местные банки грюндерского типа, вроде принадлежавших фактически банковскому дому Л. С. Полякова, стояли гораздо ближе к основным московским банкам, чем к петербургским. Учредительские операции самого банковского дома были направлены отнюдь не на проникновение в промышленность, а на организацию предпнриятий в Персии, крупной хлопкозаготовительной торговой фирмы в Средней Азии, Общественного домостроения и приобретения лесных имений, то есть в направлениях, совпадающих с интересами московского капитала.



Меценаты Москвы.

Понятие “деловая Москва” теснейшим образом связано с понятием “меценатство”.

К 50-м годам XIX столетия относится начало деятельности московских меценатов – П. М. Третьякова, основателя всемирно известной картинной галереи, К. Т. Солдатенкова и др. Все это были представители московского купечества, которые наряду со своими торгово-промышленными делами серьезно интересовались искусством. Например, П. М. Третьяков, пожертвовавший Москве свою галерею, часто общался с молодыми художниками, в которых “чуял талант”. Через год-другой картины их попадали в галерею, а они сами становились знаменитыми.

Другой фабрикант – К. Т. Солдатенков посвятил себя изданию тех книг, которые не могли рассчитывать на большой тираж, но были необходимы для науки или для других культурно-образовательных целей. Его прекрасный дом превратился в библиотеку.

М. Б. Сабашников основал значительное в культурном отношении издательство. С. И. Щукин собрал галерею картин французских художников нового длля того времени направления, куда бесплатно допускались все желающие. Сегодня его коллекция французских художников-экспрессионистов является гордостью Музея изобразительных исскуств им. Пушкина. П. И. Щукин, брат С. И. Щукина создал большой Музей русских древностей. А. М. Бахрушин учредил на свои средства единственный до сих пор в России Театральный музей, который теперь носит его имя.

С. И. Мамонтов – одровременно и певец, и оперный артист, и режиссер, и драматург, и создатель русской частной оперы, и меценат в живописи, и строитель многих русских железных дорог в России. Вот что писал о нем К. С. Алексеев-Станиславский: “Это он, Мамонтов, провел железную дорогу на Север, в Архангельск и Мурман, для выхода к океану, и на юг, к Донецким угольным копям. И он же, Мамонтов, создал оперу – выдвинул Шаляпина, сделал при его посредстве популярным Мусоргского, создал в своем театре огромный успех операм Римского-Корсакова. Здесь же, в его театре, мы впервые увидели, вместо прежних ремесленных декораций, ряд замечательных созданий кисти Поленова, Васнецова, Серова, которые вместе с Репиным, Антокольским и другими лучшими русскими художниками, можно сказать, выросли в семье Мамонтовых. Может быть, без него и великий Врубель не смог бы пробиться наверх, к славе”.

Бахрушины, Найденовы, Прохоровы – это те московские купеческие и промышленные семьи, для которых характерно было два свойства: коллекционерство и благотворительность. Они очень многое сделали для Москвы. Например, на средства Бахрушиных были выстроены и содержались Бахрушинская городская больница, дом бесплатных квартир, приют и колония для беспризорных, ремесленное училище, дом для престарелых артистов. И, наконец, деятельность одного из виднейших представителей семьи московских предпринимателей Морозовых, о которых мы говорили подробно выше, С. Т. Морозова тесно связана с основанием Художественного театра.



Заключение.

Итак, мы дали обобщенную характеристику крупной буржуазии Москвы, которая составляла ядро деловой Москвы в пореформенный период, вплоть до революционных потрясений начала XX века. Подведем некоторые итоги.

В некоторой дореволюционной литературе, а затем и в советской утвердилось мнение, что в качестве неотъемлемой психологической и чуть ли не национальной особенности русской национальной буржуазии является инертность, безынициативность, слабая предприимчивость. Русской буржуазии, не проявлявшей интереса к новым отраслям промышленности или малоразвитым, но перспективным в промышленном отношении окраинам, противопоставлялись инициативные предприниматели иностранного происхождения. На самом же деле коренной русской буржуазии не менее, чем иностранной, были свойственны и, как мы видим из вышеизложенного, активная погоня за прибылью, и предпринимательская инициатива в получении прибыли в старых отраслях, в использовании всех докапитилистических форм эксплуатации в торговле. Но именно это ( мы имеем в виду успехи) лишало русскую буржуазию стимулов проникать в новые отрасли и районы, которые требовали относительно более высоких капиталовложений, выжидания срока освоения до получения крупных доходов. Наоборот, те же области и районы были достаточно привлекательны для иностранных предпринимателей по сравнению с нормальным для периода монополистического капитализма уровнем средней прибыли на их родине. Следует также иметь в виду, что экономические, социальные, политические крепостнические пережитки также сдерживали активность русской буржуазии, а они, как известно, просушествовали в России вплоть до революции 1905 года.

Библиография.

Ананьич Б. В. Банкирские дома в России. 1860 – 1914. Очерки истории частного предпринимательства. Л., 1991.

Бовыкин В. И., Петров Ю. А. Коммерческие банки Российской империи. М., 1994.

Бурышкин П. А. Москва купеческая. М., 1990.

Бурышкин П. А. Те самые Морозовы. Отчизна, 1991, N2.

Гиндин И. Ф. Русская буржуазия в период капитализма, ее развитие и особенности. История СССР, 1963, N2.

Думова Н. Г. Московские меценаты. М., 1992.

Лященко П. И. История народного хозяйства СССР. Т. II. М., 1952. Гл. I, XIV, XV.

Хадонов Е. Е. Развитие капиталистической промышленности в России за период с 1886 по 1908г. Вестник Московского Университета. Серия Экономика, 1993, N6.

Бовыкин В. И., Петров Ю. А. Коммерческие банки Российской империи. М., 1994.

Ананьич Б. В. Банкирские дома в России. 1860 – 1914. Очерки истории частного предпринимательства. Л., 1991.

Бувыкин П. А. Москва купеческая. М., 1990.

Думова Н. Г. Московские меценаты. М., 1992.

Гиндин И. Ф. Русская буржуазия в период капитализма, ее развитиеи особенности. История СССР, 1963, N2. С. 57-80.

Бурышкин П. Те самые Морозовы. Отчизна, 1991, N2. С. 37-43.

Хадонов Е. Е. Развитие капиталистической промышленности в России за период с 1886 по 1908г. Вестник Московского Университета. Серия Экономика. 1993, N6. С. 33-41.

Лященко П. И. История народного хозяйства СССР. Т. II. М.,1952. Гл. I, XIV и XV.

Баранов Е. З. Хозяева жизни. ( Из Московских преданий). Родина, 1993, N11. С. 116-121.

Гиндин И. Ф. Указ. соч. С. 62.

Хадонов Е. Е. Указ. соч. С. 36.

Хадонов Е. Е. Указ. соч. С. 36.

Лященко П. И. Указ соч. Т. II. М.,1952. Гл. I, XIV и XV, а также Бурышкин Указ соч. С. 37-40.

Там же. С. 62.

Хадонов Е. Е. Указ. соч. С. 39.

Гиндин И. Ф. Указ. соч. С. 63.

Гиндин И. Ф. Указ. соч. С. 64.

Хадонов Е. Е. Указ. соч. С. 41.

Гиндин И. Ф. Указ. соч. С. 64.

Там же.

Гиндин И. Ф. Указ. соч. С. 65.

Баранов Е. З. Указ. соч. С. 116-118.

Гиндин И. Ф. Указ. соч. С. 70.

Ананьич Б. В. Указ. соч. С. 136.

Бовыкин В. И., Петров Ю. А. Указ. соч. С. 53.

Московские банки. Из кн. История Москвы. Т. IV. М., 1954. С. 208-218.

Думова Н. Г. Указ. соч. С. 20-26.

Там же. С. 43-54.

Там же. С. 84-87.

Бурышкин П. А. Москва купеческая. М., 1990. С. 169.
NURBIZ.KZ - каталог компаний и предприятий Казахстана и Алматы

Fortis

Скидка 20%

Скидка 20% на "Начальный профилактический курс" от торговой марки "Fortis"

Фитнес клуб – лучший способ летнего досуга для молодежи

Какова роль грамотности в нашем современном обществе