О ЦЕРКВИ ХРИСТОВОЙ И СВЯТОЙ ЕВХАРИСТИИ



1. Две группы "небесного класса" иеговистов-расселитов

     Учение иеговистов о Церкви Христовой связано с двумя основополагающими понятиями: бессмертием и рождением свыше. Чарльз Рассел писал: "Нигде в Писании не заявлено, что Ангелы являются бессмертными, ни того, что восстановленное человечество будет бессмертным. Наоборот, бессмертие приписывается только двум божественным природам: Иегове, впоследствии Господу Иисусу, в Его настоящем возвышенном состоянии, и наконец, обещано Церкви, телу Христову" [225].      Однако достаточно довести до логического завершения этот постулат, чтобы прийти к абсурдному выводу о том, что и Спаситель до Своего схождения на землю, когда (как учат иеговисты) из Ангела сделался человеком, не был бессмертным. Следовательно, бессмертным Он стал, когда воскрес как духовное существо. Быть духовным существом в понимании свидетелей Иеговы - значит обладать дарованной Богом способностью иметь жизнь в самом себе. Таковым стал Господь Иисус Христос после Воскресения. Обладать такой же природой будут лица, причисленные к "малому стаду" или иначе - церкви Христовой.      Для собирания этого стада был определен "период между Первым и Вторым Пришествиями, между искуплением за всех и благословением всех, который предназначен для испытания и избрания церкви, которая есть тело Христово, в противном случае Пришествие Христа произошло бы только однажды, и Его дело, которое Ему предстояло совершить во время Его Второго Пришествия, в тысячелетие, последовало бы сейчас же по Воскресении Иисуса" [226].      Иеговистам достоверно известно, что общее число "тела Христова" равно 144 тысячам достойнейших. О сущности этих лиц нами частично уже было сказано выше. "Это те, - пишет Рассел, - кто, уразумев свое призвание, пребывает в радости, что удостоились терпеть страдание ради Христа, смотреть не на видимое, а на невидимое... Со времени посвящения себя Богу они более не являются людьми, но как получившие зарождение от Бога через слова истины, считаются духовными сынами. Они стали теперь ближе к цели, чем когда уверовали. Но они еще не суть совершенные существа, они только получили зарождение, но еще не родились от Духа. После зарождения от Духа они более не считаются человеческими существами, но - духовными, ибо свою человеческую природу, однажды оправданную, они теперь отдали и, считая ее мертвою, представили в жертву живую, святую, угодную и приятную Богу" [227]. Это так называемый земной путь к бессмертию, который требует жертвы, с законными и присущими вообще человеческой личности надеждами, желаниями и стремлениями [228].      Все прочие живущие не относятся к церкви Христовой, а составляют так называемую наименованную церковь. В ней, однако, есть еще класс, который, согласно учению раннего иеговизма, воскреснет для жительства на небесах.      "Эти, которые любят настоящий мир, но которые не совсем отказались от Бога и презрели завет, получат наказание и очищение огнем скорби. По выражению Апостола, они преданы сатане для измождения плоти, чтобы дух (вновь зачатая природа) был спасен в день Господа Иисуса (1 Кор. 5, 5). И если они хорошо испытаны наставлением, то будут удостоены духовного состояния. Они будут иметь вечную духовную жизнь, каковую имеют Ангелы, и не потеряют награду бессмертия. Они будут служить Богу в Его храме, - утверждают далее иеговисты, - и стоять пред престолом с пальмовыми ветвями в руках (Откр. 7, 9-17), и хотя это состояние будет благим, еще более благой будет участь членов "малого стада", которые будут царями и священниками Богу, восседающими с Иисусом на престоле, как невеста и сонаследники, и с ним увенчаются бессмертия [229]. Именно эти два класса избегнут всеобщего суда" [230], так как во время Его тысячелетнего земного течения будут пребывать на небесах.      Все прочие члены наименованной церкви - это те, которые "как следует не обращены и представляют собой не истинную пшеницу, но плевелы, и своим количеством далеко превосходят численность настоящих учеников Христа. Они враждебны всякой благоприятной жертве и самоотречению, они не подвергаются преследованиям ради истины, а вместо этого соблюдают только формы постов и проч.".      К этой категории относятся все протестанты, которые верят, что Царство Божие установилось на земле со времен Пятидесятницы.      Хотя эти люди и называют себя церковью Христовой, но, как учат иеговисты, таковой не являются, ибо за собой они сохранили только имя, но не дела.      Только членам тела Христова дарована возможность участвовать в Евхаристии, которая совершается у "свидетелей" в настоящее время один раз в год. Все прочие, не причисленные к "небесному классу", в хлебопреломлении участия не принимают. В СНГ, в частности на Украине, существуют общины, члены которых имеют "внутреннее свидетельство" о принадлежности к "малому стаду".      Это знаменует последовательный отход нынешних свидетелей Иеговы от принципов раннего иеговизма, который, судя по всему, позволял участвовать в хлебопреломлении всем верующим членам Общества Исследователей Священного Писания. Во всяком случае, современный популяризатор идей одного из лидеров иеговизма П.Джонсона Ю.Гжесик утверждает, что во времена Ч.Рассела к чаше допускали всех. Дело в том, что Ю.Гжесик является сторонником польского толка иеговистов-расселитов "Епифания" [*], возникшего вследствие раскола движения иеговистов в 1918 г. Польский толк решительно предал анафеме всю последующую теорию и практику Бруклинского центра иеговизма.      Можно допустить, что верные Ч.Расселу при жизни общинники допускались к хлебопреломлению, поскольку все они относили себя к "малому стаду". Однако прямых свидетельств этому в трудах Рассела нам найти не удалось. Ранний иеговизм, кроме того, культивировал учение о втором классе достойнейших (великое множество), воспевающих свою песнь на небесах. Члены этого класса также были допускаемы к хлебопреломлению. Современные нам иеговисты отвергают постулат о существовании второго "небесного класса".      Ввиду спорности вопроса о действительном мнении Рассела о характере участия в вечери Господней иеговистов наши последующие суждения будут строиться исходя из воззрений на этот счет нынешних свидетелей Иеговы бруклинской ориентации.

2. О святости церкви

     Под понятием "Церковь" православные разумеют основанное Господом Иисусом Христом и искупленное Его крестным страданием общество верующих людей, соединенных между собою под главенством Спасителя, единою истинною верою, которая открывает нам доступ к спасающей благодати, чем мы и спасаемся (Еф. 2, 5).      Церковь есть Тело, глава которого Христос (Еф. 1, 22). Подобно тому, как в теле существует множество членов, а именно: руки, ноги, глаза и пр., все они нужны для тела, и ни один из них не может быть вне тела, так и в Церкви Христовой существует множество членов: пастыри и пасомые, учителя и учащиеся, и другие.      Церковь делится на земную - воинствующую и небесную - торжествующую. И та и другая имеют одного главу - Христа.      Христос явился на землю, чтобы взыскать и спасти погибшее, поэтому Церковь всегда объединяла собой как праведников, так и грешников.      По мнению Ч.Рассела, Церковь Христова состоит из безгрешных людей. Для обоснования сего утверждения иеговисты отыскивают и соответствующие цитаты из Священного Писания: "Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее... чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющую пятна или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна" (Еф. 5, 25-28). Именно о членах Церкви сказано, что "всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога" (1 Ин. 3, 9).      По мнению Ч.Рассела, только члены "малого стада" будут царями и священниками Богу, восседающими с Иисусом Христом на престоле.      Такое же воззрение на Церковь Христову поддерживается современными иеговистами. Святой Иоанн Богослов пишет: "Господь соделал нас царями и священниками Богу нашему; и мы будем царствовать на земле" (Откр. 5, 10). Даже если предположить, что сказано это о новой безгрешной земле, то и тогда учение Рассела и нынешних иеговистов, самочинно приписывающих достоинство царей и священников исключительно "малому стаду", представляется заведомо ложным.      Конечно, христиане будут царями и священниками, но не в сей мимолетной жизни на грешной земле, а на иной - новой (2 Петр. 3, 13). Но уже здесь, будучи освященными благодатью Святого Духа, мы становимся царями своей природы через очищение от греха, чему свидетельство - слова апостолов Иоанна и Петра (1 Петр. 2, 9; Откр. 1, 6), ибо на нас исполняются божественные обетования. И кто вправе апостольское возвещение миру о царственном священстве присваивать какой-то узкой группе людей?      Сказано, например, "рожденный от Бога не делает греха" (1 Ин. 3, 9). Не очевидно ли, что эти слова можно отнести исключительно на счет святых истинной Церкви? Вспомним послание Иоанна Богослова: "Если говорим, что не имеем греха - обманываем самих себя, и истины нет в нас" (1 Ин. 1, 8). "Все мы много согрешаем" (Иак. 3, 2).      Иеговисты выделяют из всего человечества ничтожно малую группу людей, которые, как безгрешные, будут наделены особою бессмертною природой. Каким трагическим заблуждением выглядит это себялюбивое умозаключение в нелицеприятном свете Библейского Откровения!      "Нет человека, праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы (Еккл. 7, 20), потому что, - говорит Господь, - помышление сердца человеческого - зло от юности его" (Быт. 8, 21).      "Кто, - спрашивает премудрый Соломон, - может сказать: "я очистил мое сердце, я чист от греха моего?" (Притч. 20, 9).      На это возражают: "Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною, посредством слова, чтобы пред-ставить ее Себе славною Церковью, не имеющей пятна или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна" (Еф. 5, 25-27).      На что сектантам должно ответить, что такою "славною" и "непорочною" во всех своих членах Церковь Христова явится только на небе в царстве славы, где не будет греха (Откр. 14, 5; 21, 27). На земле же святы и непорочны только те ее члены, кто сохранил верность во всем до конца своей жизни. И даже такие могут погибнуть. О чем имеем упоминание в житии Антония Великого, который знал человека, способного силою своей веры воскрешать мертвых, но вследствие грехов своих погибшего. "Диавол ходит как рыкающий лев, ищущий, кого поглотить" (1 Петр. 5, 8). Этого не следует забывать ни одному из членов земной воинствующей Церкви.       И не кощунство ли рассуждать о святости "малого стада", когда сам пастух оного - основатель иеговизма Ч.Рассел - был "прославлен" при жизни многими скандалами и тяжбами, включая нашумевший бракоразводный процесс? Таковым Писание напоминает, что епископом может быть только муж, хорошо управляющий всем домом своим (1 Тим. 3, 4).      Святою во всех своих членах Церковь возможна лишь на небесах. Здесь, на грешной земле, она пребывает в непрестанной брани с грехом, ратоборствует против духов злобы поднебесной (Еф. 6, 10-17; Кол. 5, 17).      Среди коринфян были грешники, были и постоянно ведущие друг с другом тяжбы, были обижавшие и присваивавшие чужое добро (1 Кор. 6, 1-8), были даже не веровавшие в воскресение мертвых (1 Кор. 15, 19). И однако, несмотря на все это, апостол Павел отлучил от Церкви всего лишь одного - кровосмесника. Святая в своем основании и Главе Церковь Христова, являясь источником святости и освящения для всех, несомнительно должна являть свет в своих членах, ибо "если корень свят, то и ветви" (Рим. 11, 16). К этому устремлена Церковь, и в этом ее главная цель. В ее среде были и есть люди, отмеченные высшею христианскою нравственностью и особыми дарами Святого Духа. В ней всегда были и будут подвижники, девственники, воздержанники, праведники и т.п. К сожалению, святой во всех своих членах земная Церковь быть не может, ибо это и составляет ее чаемую цель, достижимую лишь в грядущей небесной жизни. Не о том ли говорил Спаситель, когда уподобил Церковь полю, где пшеница растет вместе с плевелами (Мф. 13, 24-42), или неводу, извлекающему всякого рода рыб (Мф. 17, 47-50), или брачному пиру, в котором участвуют и недостойные (Мф. 29, 10-19), или когда поведал притчу о девах мудрых и юродивых (Мф. 25, 1-13), об овцах и козлищах (Мф. 25, 33).      О том же назидали и Христовы ученики, один из которых, подразумевая Церковь, отмечал, что в большом доме есть сосуды не только золотые и серебряные, но и деревянные и глиняные, и одни в почетном, другие в низком употреблении (2 Тим. 2, 20). Таковые "низкие сосуды" были в Церкви от самого начала ее, к примеру Анания и Сапфира (Деян. 5, 1-10). Были грешники, как свидетельствуют Апостолы, и в других церквах (Ин. 2, 1-9; 4, 1-17; 5, 4; Ин. 9, 10; Откр. 2, 3). Есть они и ныне, но их присутствие не только не нарушает святости Церкви, ибо в ней всегда пребывает святая Глава Ее - Христос, пребывает Святой Дух со своею благодатью, но и сами они, уповая на благодатные дары, не должны терять надежды на очищение от грехов.      "Приходящего ко мне не изгоню вон" (Ин. 6, 37). "Се, стою у двери и стучу (в клеть сердца человеческого. - И.Е.), да отворят Мне" (Откр. 3, 20). Господь долготерпелив и даже малейшая степень исхода греха из мира уже есть участие в святой жизни, совершенствование и стремление к которой занимает всю земную жизнь человека.      В Апостольской Церкви среди участников вечери порой случались разделения. "Слышу, - пишет апостол Павел, - что когда вы собираетесь в Церковь, между вами бывают разделения, чему отчасти верю... Далее вы собираетесь, так, что это не значит вкушать вечерю Господню; ибо всякий поспешает прежде других есть свою пищу, так что иной бывает голоден, а иной упивается. Разве у вас нет домов на то, чтобы есть и пить? Или пренебрегаете церковь Божию и унижаете неимущих. Что сказать вам? Похвалить ли вас за это? Не похвалю" (1 Кор. 11, 18-22).      О том, что Церковь Христова состоит из разных сосудов - немощных и стойких - учит нас само слово Божие. "Тело же не из одного члена, но из многих...члены тела, которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее, и которые кажутся нам менее благородными в теле, о тех более прилагаем попечения, и неблагообразные наши благовидно покрываются, а благообразные не имеют в том нужды. Но Бог соразмерил тело, внушив о менее совершенном большее попечение, дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге. Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены" (1 Кор. 12, 14-26).      Сам Господь наш Иисус Христос свидетельствует нам, что в Церкви до скончания века пребудут вместе и праведники и грешники. В притче о неводе Он говорит: "Подобно Царство Небесное неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода, который, когда наполнился, вытащили на берег и, севши, хорошее собрали в сосуды, а худое выбросили вон. Так будет при кончине века: изыдут Ангелы и отделят злых от среды праведных и ввергнут их в печь огненную, там будет плач и скрежет зубов" (Мф. 13, 47-50).      Схожий смысл несет и притча о добром семени. "Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего, пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, и ввергнут их в печь огненную, там будет плач и скрежет зубов" (Мф. 13, 24-30; 36-42).      Обратим внимание и на то, как сказано в Писании, "соберут из Царства". Готовы ли иеговисты в своей гордыне допустить, что и из их "царства" кто-либо будет ввергнут в печь огненную? Похоже, что нет, потому что даже не дерзающие причислить себя к "небесному классу" далеки от истинного смирения. Свидетели Иеговы ожидают, когда придет Господь и отделит овец от козлищ. Отчасти это уже произошло и происходит. Всякий, присоединившийся к ним, полагают они, переходит из стада козлищ в стадо овец. Где же, однако, мы видим сегодня собственно акт наказания Господня - ввержение козлищ в печь огненную? Нет его, ибо не пришло время. Можно лишь отметить, что толки сектантов о некоей абсолютной святости правомерны лишь в том смысле, что сама истинная Церковь действительно свята. А почему Церковь, как сообщество верующих, называется святой, мы знаем не из измышлений сектантов. Во-первых, она руководима своею святою Главой - Христом (Евр. 7, 26), освящающим все члены тела Своего в меру подвига каждого (Евр. 3, 21). Во-вторых, будучи освящена "единократным принесением тела Иисуса Христа" (Евр. 10, 10), Церковь постоянно освящается благодатью Святого Духа, посредством коего очищает своих членов от грехов, совершаемых ими после крещения.      Новозаветное Священное Писание указывает нам, что "святой", член "тела Христова", вовсе не значит "безгрешный", но призванный ко спасению и освященный во Христе Иисусе, то есть получивший благодать Божию в святых таинствах Крещения и Миропомазания (Еф. 5, 25-26). Вот почему коринфяне, среди которых было немало грешников, все же названы святыми (1 Кор. 1, 2). Нечто подобное, но в ином духовном смысле мы наблюдаем и в Ветхом Завете, где израильтяне называются святыми, царями и священниками.      Спаситель повелел Апостолам: "Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа" (Мф. 28, 19). Кто не родится от воды и духа, не сможет войти в Царство Небесное, - сказал Господь, обратившись к Никодиму. Рождение в таинствах Крещения и Миропомазания - вот первейшее условие спасения. В Церкви Христовой "нет ни Эллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос" (Кол. 3, 11).      Свидетели Иеговы ожидают, что Царствия Небесного будут удостоены лишь немногие из живущих во времена Нового Завета. Иное говорит нам Писание: "Многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царствии Небесном" (Мф. 8, 11). "И вот, приду, - предсказывал пророк Исаия о Христе, - собрать все народы и языки, и они придут и увидят славу Мою" (Ис. 66, 18). "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную" (Ин. 3, 16).      "Вечный" - синоним понятия "бессмертный", и это качество, как мы видим, является прерогативой всякого верующего. Если трактовать сказанное выше в духе учения иеговистов, то тогда придется признать неверующими всех, не причисленных к "малому стаду".      Расселиты подразделяют своих общинников на три группы, каждая из которых имеет свои упования. Одни надеются на бессмертное жительство на небесах - в Царствии Небесном, другие также уповают на жительство на небесах в качестве бессмертных (движение "Епифания"), однако не будут иметь "жизнь в самих себе" [*], что присуще только "небесному правительству", которое, как они надеются, станет править землей. И третья группа, самая многочисленная, - уповающих воскреснуть для жизни в тысячелетии, однако не имеющих уверенности в том, что они не отпадут.      Православию чужды искусственные разделения в Церкви Христовой. Ему ведомо единое для всех условие спасения: "без веры угодить Богу невозможно" (Евр. 11, 6), "кто будет веровать и креститься, спасен будет" (Мрк. 16, 16). Для спасения необходима правая вера и согласные ей дела.      Уже Иоанн Креститель проповедовал о нужде в покаянии, ибо приблизилось Царство Небесное. Уясняя сказанное для человеческого понятия, Господь указывал, что Царствие внутри нас (Лк. 17, 21), а не на небе или на земле. И в Царстве Славы будут участвовать воскресшие праведники, но не воскресшие грешники.      Господь завещал, что это Царство узрят иные из Его учеников, которые, проповедуя правоверие по всему миру, могли убедиться в том, что спасительной истине подвластны племена и народы.      Царство Божие, возражают иеговисты, это-де вовсе не одно и то же, что и Царствие Небесное. Однако Господь многажды обращался к Своим ученикам со словами: "достигло до вас Царствие Божие" (Мф. 12, 28). Спаситель всех призывает возлечь в Царствии Небесном с Авраамом и Исааком (Мф. 8,11). "Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют Ее" (Мф. 16, 18). Как и все протестанты, свидетели Иеговы убеждены, что начиная с III-IV вв. Церковь Христова утратила чистоту своего вероучения. Если мы согласимся с догматами свидетелей Иеговы, будто евангельский век был предназначен Господом для собирания "малого стада", то будет непонятным: каково же значение христианства в мировой истории начиная с IV по ХV в.? Неведомо о нем было ни в первые века христианства, ни в послереформационный период, ни в эпоху становления церквей новейшего времени. Ересь иеговизма заявила о себе лишь в конце XIX в. Кому же тогда Творец оставил в назидание Священное Писание, если никто, кроме "малого стада", не способен постичь его. И не должно ли тогда оправдывать в глазах иеговистов, с их точки зрения, религиозные "заблуждения" инославных? Повинны ли верующие всех хрис-тианских конфессий в своих "заблуждениях", если их некому и нечем было наставить? Неужели врата ада одолели нашу Церковь, если столько веков она обходилась без "истинного учения"? Да и не так-то просто принять истины свидетелей Иеговы сегодня, если вспомнить, что вероучение, положенное в основу их движения, менее чем за сто лет изменилось до неузнаваемости.

3. Православное учение о евхаристии

     Причащение есть Таинство, в котором верующие под видом хлеба и вина принимают истинное Тело и истинную Кровь Спасителя нашего - Господа Иисуса Христа, и тем самым соединяются с Творцом.      Человек создан по образу и подобию Божию - это величайшее творение призвано из небытия к бытию для участия в вечном об`ожении. В таинстве Евхаристии образ (в известных границах этого понятия) соединяется с Первообразом. "Бог есть любовь" (1 Ин. 4, 8), поэтому всю полноту Своей Природы Он отдает на соучастие в соцарствии с природой человека. Вне Святой Евхаристии нам не дано постичь всю полноту любви Творца к Своему творению. Евхаристия для правоверного христианина - это краеугольный камень всей его разумно-духовной жизни.      Задолго до Своих крестных страданий Господь начал готовить народ к пониманию этого величайшего Таинства. После насыщения пятью хлебами нескольких тысяч Спаситель дал им учение о вкушении пречистого Тела и Крови Его для участия в вечной жизни: "Я есмь хлеб живый" - учил Господь, -...сшедший с Небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек, хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира...если не будете есть плоти Сына Человеческого и пить Кровь Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя есть пища, и Кровь Моя есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем. Как послал Меня Отец, и Я живу Отцом, так и ядущий Меня, жить будет Мною. Сей-то есть хлеб, сшедший с небес. Не так как отцы ваши ели манну и умерли; ядущий хлеб сей, жить будет вовек" (Ин. 6, 48-58).      Еще определенней о сем высказался Спаситель перед Своими учениками на Тайной Вечере. Когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: "Приимите, ядите; сие есть Тело Мое". И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: "Пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов" ( Мф. 26, 26-28).      Очевидно, что тот, кто не участвует в святой Евхаристии, не получит своей части в вечной блаженной жизни. Еще в пору Своего земного странствия Господь указывал на медленное духовное умирание не участвующих в Таинстве (Ин. 6, 53).      Смысл и задача христианского делания заключается в соединении (через жизнь по воле Божией) со своим Творцом, а Евхаристия есть Таинство, через которое человек получает возможность жизни в Боге.      У современных общинников секты свидетелей Иеговы к участию в хлебопреломлении допускаются, как было уже сказано, только члены "малого стада". Неведом им и сакральный характер понимания этого Таинства. Для сектантов - это не более чем мистерия - воспоминание о том, как некогда Спаситель со своими избранными учениками совершил Новозаветную Пасху. Только члены "небесного класса", получившие залог рождения от Духа для участия в вечной жизни, вправе принимать деятельное, а не созерцательное, как прочие, участие в хлебопреломлении.      Из Священного Писания можно заключить, что на Тайной Вечере присутствовали только двенадцать ближайших учеников Спасителя. Среди них был и Иуда Искариот, впоследствии предавший своего Учителя. Сам факт участия Иуды наводит на мысль, что никакого внутреннего предопределения к вечному спасению в силу только участия в вечери быть не может [*].      Свидетели Иеговы отрицают возможность физического присутствия Христа в таинстве Евхаристии. Разумеется, это их умственное самочиние, ибо вовсе не метафорически выразился тогда Христос, говоря о благословленном Им хлебе. Разве сказал Он: сие есть знак Тела Моего? Или о вине в чаше, которую Он подал ученикам после того, как вознес благодарение Отцу Своему: сие есть образ Крови Моей? Нет, Он предельно ясно сказал о хлебе в его руках: "Сие есть Тело Мое", а на находящееся в чаше вино: "Сие есть Кровь Моя". Господь в Тайной Вечере явил ученикам не образ истины, не знак ее, а самое живую Истину, вот откуда мы узнаем, что причастник сподобливается вкушать Тело и Кровь Богочеловека, а не хлеб и вино, их символизирующие.      Иеговисты в Христе после его сошествия на землю видят обыкновенного человека. Отсюда логически вытекает неверное понимание ими событий Тайной Вечери. Для Бога нет невозможного. Тот, кто претворил воду в вино, способен претворить хлеб и вино в истинные Тело и Кровь. По силам ли такое простому человеку? Конечно же, нет! Отсюда и произрастает корешок их неверия и как следствие - ошибочный ответ на вопрос о природе Иисуса Христа. Причем в этом иеговисты, нужно отдать им должное, более последовательны, нежели представители других протестантских направлений, которые, признав за Сыном Человеческим Божественное достоинство, отвергают возможность Его реального присутствия в таинстве Евхаристии.      Апостол Павел вопрошает коринфских христиан: "Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова"? (1 Кор. 10, 16). "Кто будет есть хлеб сей или пить чашу сию недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет в осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает" (1 Кор. 11, 27-30).      Возможно ли согрешить человеку против обычных хлеба и вина? И в среде причастников I в. от Р.Х. были верующие, по грехам своим недостойные Святого Причастия. Очевидно, что тогда к Таинству допускали всех верующих. Иеговисты в своем догматическом максимализме дозволяют участвовать в Таинстве только "безгрешным", рожденным от Духа, чем вступают в явное противоречие со Священным Писанием.      Указывая на сугубую важность Таинства, Апостол поясняет: один хлеб, т.е. Христос, сказавший о Себе :"Я есмь хлеб жизни" (Ин. 6, 48), и мы, многие одно тело, ибо "все причащаемся от одного хлеба", т.е. Христа-Спасителя.      Если бы христиане Апостольской Церкви разумели под святой Евхаристией простые хлеб и вино, а не Тело и Кровь Христовы, то не было бы Апостолу нужды указывать на ту особенность, что верующие во всех общинах причащаются от одного хлеба, что, конечно, невозможно, если толковать о хлебе буквально, как об одном огромном каравае. Во времена Апостолов совершались сотни и тысячи преломлений, и когда святой Павел говорит: все причащаемся от одного хлеба, - это означает, что в Причащении верующим подается один и тот же Небесный Хлеб, воплотившийся Сын Божий.      Члены "малого стада" иеговистов охотно напоминают, что в своей земной жизни ходят "узким путем", который "тернист и нелегок". Потому их жизнь исполнена многих страданий. Эту чашу страданий, убеждены они, завещал им Сам Христос: "Можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь? Они отвечали: можем. Иисус же сказал им: чашу, которую Я пью, будете пить и крещением, которым Я крещусь, будете креститься" (Мрк. 10, 38-39). Приняв малую часть истины, иеговисты исказили главное, превратив хлебопреломление в дежурную форму, свидетельствующую об участии членов "небесного правительства" в Христовых крестных страданиях.      Напомним, что общинники, не удостоенные быть частью "малого стада", не допускаются к хлебопреломлению и, следовательно, не могут рассчитывать на вечную жизнь, ибо их ждет вечная смерть. Хотя им не обещана бессмертная природа, но потенциально для них возможна вечная жизнь благодаря соблюдению заповедей. Эта тщетная казуистика, однако, не выдерживает яркого света слов Божиих: "Ядущий хлеб сей будет жить вовек" (Ин. 6, 51). Из сего следует, что ни при каких условиях не будет доступна иеговистам жизнь вечная. Ее не унаследуют не только "великое множество" иеговистов, которым лишь как соглядатаям разрешено присутствовать на хлебопреломлении, лишают себя жизни будущего века и члены "малого стада", ибо не вкушают истинного Тела и Крови Спасителя.      Истинная Православная Церковь к участию в Христовых страданиях, к причащению святых Таин Божиих призывает всех верующих без исключения.

4. Разбор возражений свидетелей иеговы

     Возражения иеговистов на слова Спасителя о вящей душеспасительности причащения Его Тела и Крови сводятся к тому, что их нужно понимать сугубо "духовно". Истинно причащается Христа только тот, говорят они, кто духовно страдает за Него, уподобляясь Ему своим жизненным подвигом, кто идет по "Его стопам", а хлеб и вино - символ такого подражания.      Тусклы и безблагодатны вечери иеговистов. Сознавая это, они любят повторять: "Дух животворит, плоть не пользует ни мало" (Ин. 6, 63). Для "свидетелей" хлеб и вино - это всего лишь материя - плоть, которая духовно человека "не пользует ни мало". В своих заблуждениях сектанты уподобляются иным из иудеев, которые, не признавая за Спасителем достоинства Мессии, подумали своим плотским умом, что Христос даст им на съедение Свое Тело, в котором они не усматривали ничего божественного, хотя в "Нем обитала полнота Божества телесно" (Кол. 1, 19). Ни плотским, влекущимся по земле умом своим, ни осторожным тепло-хладным сердцем не могли они постичь, что Христос предлагает вкусить не просто человеческое тело, но ипостасно соединенное с Божеством. И уж никак не могли они возвыситься до понятия того, что Спаситель подает им вкусить Свою плоть под видом хлеба и вина, претворенных Духом Святым в истинное Тело и Кровь, откуда и проистекает заветный смысл Иисусовых речений о том, что "плоть не пользует ни мало".      В качестве опровержения православного понимания Евхаристии иеговисты приводят несколько цитат из Писания, которые подтверждают, по их мнению, истинность их богословских      выводов. Так, при насыщении хлебами пяти тысяч человек в ответ на слова толпы: "Господи! Подавай нам всегда такой хлеб" - Спаситель ответил: "Истинно, истинно говорю вам: вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились. Старайтесь не о тленной пище, но о пище, пребывающей в жизнь вечную" (Ин. 6, 26-27).      Очевидно, что под тленной пищей здесь разумеются хлеб и рыба, которыми был насыщен народ, и всякая земная пища. Под пищею же, пребывающей в жизнь вечную, без сомнения, нужно понимать вкушение истинного Тела и Крови Спасителя. Иеговисты, как и прочие протестанты, усматривают в пище, приводящей к жизни вечной, указание на учение Христа. Господь о Своем Теле и Крови сказал, что "хлеб же, который Я дам, есть плоть Моя". Если бы Господь имел в виду просто учение Свое, то сказал бы собравшимся "даю" или "дал", ведь Спаситель к тому времени не раз благовествовал о своем учении народу, и многие уже уверовали в Него.      Христиане спасаются не причащением, а словом Божиим, заявляют протестанты. Говорил же Спаситель ученикам: "Вы уже очищены через слово, которое Я проповедовал вам" (Ин. 15, 3). В Своем благовестии Спаситель, без сомнения, преподал Свое учение и о святой Евхаристии, и о многом-многом другом, что необходимо соблюдать христианину ради спасения, ибо сказано, что "не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут" (Рим. 2, 13).      Сектанты не только не исполняют, но и неверно слышат, извращая учение Господа самочинными измышлениями.      Обращаясь в послании к Евреям, апостол Павел пишет: "Учениями различными и чуждыми не увлекайтесь; ибо хорошо благодатию укреплять сердца, а не яствами, от которых не получили пользы занимающиеся ими" (Евр. 13, 9). Только помраченное сознание сектанта способно в этих словах усмотреть указание на ненужность причащения, дарующего величайшее из благ - жизнь вечную (Ин. 6, 46-58).      Не выдерживают серьезной критики ссылки протестантов на Евангелие от Марка, где приведены слова Спасителя, сказанные на Тайной Вечере: "Истинно говорю вам: Я уже не буду пить от плода виноградного до того дня, когда буду пить новое вино в Царствии Божием" (Мр. 14, 25). Однако из более детального рассмотрения последней Пасхи евангелистом Лукой явствует, что Спаситель только по совершении пасхального обряда, который связан с употреблением чаши с вином, совершил Пасху новозаветную. Предсказывая Свою скорую кончину, Господь указал на вино первой ветхозаветной чаши и молвил, что уже не будет пить из нее. О Его пречистом Теле и Крови в первом случае речи не было, но когда настало время, Спаситель, указав на вторую чашу, сказал, что это есть Кровь Его. Апостол Лука, упоминая о первой чаше, приводит речь Спасителя: "приимите и разделите ее между собой", и сразу же Христос прибавляет, что не будет пить от плода виноградного. Вторую чашу Господь взял уже после Вечери; воздав благодарение Отцу, Он сказал: "Сия чаша есть новый завет в Моей Крови, которая за вас проливается" (Лк. 22, 20).      На основании этих слов Спасителя (Мр. 14, 25) протестанты делают сомнительный вывод о запрещении верующим Христом употребления вина в обыденной жизни. Правда, свидетели Иеговы в этом вопросе не столь категоричны, памятуя слова апостола Павла, который, не запрещая самого вина, увещевает не упиваться им. А епископу Титу во дни его болезни даже советует немного оного употреблять для лечения (1 Тим. 5, 23).      В своем суетном рвении "свидетели" прослеживают "искажение" учения о Евхаристии уже начиная с III в., хотя известно, что и во II в. все христиане верили и учили, что в таинстве Причастия они вкушают не простые хлеб и вино, а истинное Тело и Кровь Спасителя.      Ученик апостола и евангелиста Иоанна Богослова - святой Игнатий Богоносец, обличая ересь докетов, отрицавших реальность и подлинность страданий Богочеловека, наставлял: "Они удаляются от Евхаристии по той причине, что Евхаристия есть плоть Спасителя нашего Иисуса Христа, пострадавшего за наши грехи, Которую воскресил Отец по Своей благости, почему, противясь дару Божию, они умирают в своих изысканиях, между тем полезнее было бы им участвовать в Евхаристии, чтобы воскреснуть" [231].      Святой Иустин Философ (II в.) так учил о святом Причащении: "Пища эта называется у нас Евхаристией (благодарением)... Мы принимаем это не как обыкновенный хлеб или обыкновенное питие, но как Христос Спаситель наш, Слово Божие воплотился и имел плоть и кровь для спасения нашего, таким же образом пища эта, над которой совершено благодарение через молитву слова Его и от которой через употребление получает питание наша плоть и кровь, есть, как мы научены, Плоть и Кровь того же воплотившегося Иисуса" [232].      Развенчивая бытовавшие тогда схоластические заблуждения, святой Ириней Лионский пишет: "Если не спасет она (плоть), то значит, и Господь не искупил нас Своею Кровью, и чаша Евхаристии не есть общение Крови Его, и хлеб, который мы преломляем, не есть общение Тела Его...Так как мы Его члены и питаемся Его творением, а творение Он доставляет нам, повелевая всходить Солнцу и падать дождю, как Ему угодно, то почему от сотворенного Он назвал Своею Кровью, от которой Он орошает нашу кровь, и хлеб от творения исповедал Своим Телом, которым укрепляет наши тела. Когда же чаша растворенная и приготовленный хлеб принимают слово Божие и делаются Евхаристиею Его Тела и Крови Христа, от которых укрепляется и поддерживается существо нашей плоти, то как они (еретики) говорят, что плоть не причастна дара Божия, то есть жизни вечной - плоть питается Телом и Кровью Господа и есть член Его" [233].      Ко всему сказанному, мужи Апостольские учили, что только та Евхаристия должна почитаться истинною, которая совершается епископом или тем, кому он сам предоставил это (т.е. пресвитерам) [234].      На своей вечере свидетели Иеговы дозволяют совершать хлебопреломление только "рожденным от Духа", но даже если бы они и имели рукоположение, то было бы оно не истинным. В России немало крупных иеговистских общин, в которых не могут в своих рядах указать на "рожденных свыше". Вечеря воспоминания в этих общинах совершается в формально-усеченном виде, поскольку в ней некому участвовать. Таким образом, иеговисты сами становятся невольными свидетелями того факта, что в их среде нет истинных учеников Спасителя.      В Слове Божием сказано: "...когда вы едите хлеб сей или пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет" (1 Кор. 11, 26). Значит, святая Евхаристия будет свидетельством Воскресения Христова до Второго Славного Пришествия, когда в этом сможет убедиться каждый человек. Между тем свидетели Иеговы учат, будто Второе Пришествие уже состоялось, и посему возвещение смерти Господней должно было бы прекратиться, но если это так, то в совершении самими иеговистами акта хлебопреломления нет никакого смысла. Бесконечно далеки они от понимания Спасителя, который говорил: "Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную и Я воскрешу его в последний день" (Мф. 6, 54).      В Своей первосвященнической молитве Спаситель обращается к Своему Небесному Отцу: "Отце Святый! Соблюди их (Апостолов. - И.Е.) во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едины, как и Мы... Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их, да будут все едины, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино" (Ин. 17, 11-21).      Ведомо ли иеговистам единое упование? Нет, но каждому согласно его разряду заслуг уготовано "свое место" под солнцем. "Имейте, - пишет апостол Павел, - одни мысли, имейте ту же любовь, будьте единодушны и единомысленны" (Фил. 2, 2). Это пожелание Апостола и доселе не исполнено в общинах "свидетелей", ибо одни из них заняты своим членством в "небесном правительстве" и видятся себе обладателями бессмертной своей природы, другие, "разрядом пониже", надеются пребывать где-то поблизости с ними. Третьи мечтают о сытной и почетной жизни на земле, которая наступит во время обещанного им тысячелетия. Не услышано ими апостольское увещевание "сохра-нить единство духа в союзе мира". "Одно тело и один дух, как и вы, призваны к одной надежде вашего звания; один Господь, одно крещение, одна вера, один Бог и Отец всех" (Еф. 4, 3-6). "Ибо все мы во Христа крестившиеся, во Христа облеклись, и нет ни в ком различия" (Гал. 3, 27-28).      Иеговисты не слышат богодухновенных речений. Они сами уворовали у себя надежду, дарованную всем крестившимся во Христа. Они не соединены в одном духе и в одних мыслях (1 Кор. 1, 10). У них отсутствует единство веры. Что, "разве разделился Христос"? (1 Кор. 1, 13).      Православие исходит из того, что Церковь, как Тело Христово, обретает духовное бытие только по причастии Святого Духа, которого Христос ради Своей Голгофской Жертвы исходатайствовал для нас от Отца Своего Небесного. Святой апостол Павел учит: "Кто Духа Христова не имеет, тот и не Его"(Рим. 8, 9), т.е. не принадлежит Церкви Христовой.      Возрождение человека к вечной жизни совершается посредством участия в святых Таинствах. Без участия в них невозможно спасение. Сам Господь пребывает там, где собираются двое или трое во Имя Его (Мф. 18, 29), если они истинные члены Его Церкви.      Господь с возлюбленными Его всегда и везде един и неизменен. Определяя разные степени причастности к Духу Святому, иеговисты допускают неравное духовное сопребывание Христа с общинниками, "рожденными свыше" и рядовыми "свидетелями".      Понимание неодинаковой приближенности к Господу существует и у православных верующих и зависит от силы горения их сердец, но нет здесь пропасти предопределения к данной раз и навсегда недоступной множеству "ступени спасения". Православие же учит, что святой отличен от обычного верующего одним - глубиной любви к Истине.      Воззрение иеговистов на Церковь Христову воинственно противостоит не только учению Православному, но и входит в противоречие с иными протестантскими течениями, которые при всей конфессиональной пестроте своей, однако же, причисляют себя к членам единой Вселенской Церкви. Но нет, по их мнению, в ней места иеговистам, извратившим Слово Божие до неузнаваемости.      "Церковь там, где епископ", - учит святой Игнатий Богоносец. Без законного священства, берущего свое начало от святых Апостолов, не может быть и Церкви Христовой, которая есть собрание верующих, но не спасенных (ибо таковые - только на небе), а спасающихся, т.е. святых, праведников и грешников - борющихся, падающих и поднимающихся.      Поименовав одним словом - Церковью - мистическое Свое Тело и верующих, пребывающих до времени в бренной плоти, Господь явил нераздельную цельность веры, как в сокровенной, так и в земной жизни человека.      Исключительное право "малого стада" на членство в Теле Христовом и участие в сектантском хлебопреломлении есть не что иное, как произвольное разделение стада верующих "на овец и козлищ". У иеговистов нет ни причин, ни объяснений, почему одни из них удостоены неба, а другие - земли. Разве не все христиане обязаны с равным усердием приносить "духовные жертвы, благоприятные Богу" (1 Петр. 2, 5).      "Нет спасения вне Церкви", - говорят православные, на что им нередко возражают, что спасает не членство в обществе (церкви), а вера. Это так, но при условии, что эта вера единственно истинной Церкви. А если истина одна (а она одна), то прочие вероисповедания неизбежно ложны, ибо сказано о них в Писании: "церковь лукавствующая".      Всякий человек, боящийся Бога и поступающий по правде Его, приятен Богу. Однако это не значит, что такой человек может спастись, живя вне Церкви, без ее благодатных Таинств. "Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили (т.е. не в счет наших будущих заслуг. - И.Е.), а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом, Которого излил на нас обильно через Иисуса Христа, Спасителя нашего, чтобы, оправдавшись Его благодатью, мы по упованию соделались наследниками вечной жизни" (Тит. 3, 5-7). Благодать же Святого Духа пребывает только в Церкви - обществе истинно верующих и исповедующих Христа своим, как явленным, так и сокровенным строем жизни. Церковь Христова - "столп и утверждение истины" (1 Тим. 3, 15), она указывает верный путь и подает средства к спасению. Все же прочие конфессиональные объединения к истинной Церкви не принадлежат, а следовательно, обманывают и обманываются в упованиях на спасение.

Список использованной литературы

      1. Ю.Гжезик. Движение второго адвента. Люблин, 1993, с.7.       2. Там же, с.15.       3. Там же, с.15.       4. A.Hoekema. Four Mojor Culteю Б.м., 1976, р.223.       5. Т.Д.Гулякевич. Социальная сущность современного американского иеговизма (критический анализ иеговистской литературы). М., 1971, с.16.       6. А.Ноекема. Ор.cit., p.225.       7. Там. же, с.225.       8. Там же, с.225.       9. Т.Д.Гулякевич. Цит.соч., с.16.       10. В.В.Коник. Иллюзии свидетелей Иеговы. М., 1981, с.5.       11. Э.М.Бартошевич, Е.И.Борисоглебский. Именем бога Иеговы. М., 1960, с.160.       12. Д.Е.Фурман. Церкви в США. М., 1982, Вып.4, с.189.       13. Уолтер Мартин. Царство культов. 1982, с.46.       14. Ч.Рассел. Божественный план веков. Б.м., 1924. Т.1, с.29.       15. Т.Д.Гулякевич. Цит.соч., с.20.       16. А.Ноеkemа. Ор.cit., р.229.       17. В.Ерофеева, И.Дору. Тайна свидетелей Иеговы. Ставрополь, 1968, с.6.       18. Э.М.Бартошевич, Е.И.Борисоглебский. Цит.соч., с.14.       19. В.В.Конник. "Истины" свидетелей Иеговы. М., 1978, с.56.        20. В.В.Коник. Критика эсхатологии свидетелей Иеговы. М., 1976, с.26.       21. Там же, с.26.       22. Цит.по: П.Л.Яровицкий. Эволюция современного иеговизма. Киев, 1981, с.11. ^       23. Ч.Рассел. День мести. Б.м. и г., с.90.       24. А.Ноеkеmа. Ор.cit., р.226. 
NURBIZ.KZ - каталог компаний и предприятий Казахстана и Алматы

MAYA Boutique KZ

Скидка 100%

При покупке на сумму 20 000 тг в подарок футболка!

Что мешает запоминать информацию – учимся на ошибках

Летние курсы самопрезентации дадут новые навыки