Психокоррекция



Жизненный путь человека означает непрерывное преодоление не только внешних препятствий, но и стареющих форм своего собственного сознания, чтобы возродиться на более высокие ступени.

Ромен Роллан



Мы не довольны растущей унификацией нашей частной - семейной и индивидуальной - жизни , вынужденно одинаковой одеждой, пищей, развлечениями, мыслями, стереотипами, явственно враждебностью общества к любой форме оригинальности или просто отличности от общепринятого. Мы не довольны всепроникающей массовой культурой, вытесняющей культуру подлинную, несовместимой с какой бы то ни было духовностью и индивидуализмом в любых его проявлениях.

Мы не довольны нашей системой образования, которая порождает конформистов и вдалбливает в головы стереотипы, формируя людей с "законченным" во всех смыслах образованием вместо того, чтобы воспитывать оригинальных мыслителей.

Мы не довольны застоем и отставанием в нашей науке, редкостью оригинальных и продуктивных ученых, отсутствием смелых идей и масштабных проектов.

Нам недостает инициативных, духовно свободных людей со свежими подходами к актуальным проблемам. Мы остро нуждаемся в их творческих идеях, смелых проектах и новых представлениях о жизни. Мы повсюду наталкиваемся на стереотипы: в мышлении, поведении, общественной жизни - и не умеем их преодолевать. Если бы мы могли стать чуть более открытыми и раскованными, чуть менее подверженными стереотипам, чуть более непосредственными - насколько меньше было бы у нас проблем! Нам не хватает творческого начала, творческого подхода к жизни, творчества во всех его формах.

Для творчества необходима возможность выхода за пределы "своей" системы координат, привычных способов решения задачи, своего представления о мире, возможность перехода, хотя бы кратковременного, на другую платформу, другую точку зрения, с которой человек сможет увидеть невидимое из "своего мира" решение. Однако такие переходы из одного субъективного мира в другой очень непросты, им мешает система психологической защиты.

Система психологической защиты - механизм поддержания целостности и неизменности модели мира, который блокирует информацию, несоответствующую представлениям человека о мире, а иногда и препятствует порождению новых решений, если они могут как-то противоречить существующим на данный момент представлениям.

Впервые к понятию психологической защиты З.Фрейд обратился в работе "Нейропсихологические защиты" (1894) Исторические истоки психоанализа лежат в совместной работе З.Фрейда и И.Брейра по изучению природы истерии и ее лечению. Ученые пришли к "очистительной" или "катарсической "терапии" - ее цель - вызвать отводную реакцию "вщемленных аффектов". Минусом этой теории была ненадежность результатов лечения гипнозом. Это вынудило Фрейда искать другие пути к достижению катарсиса, но в рамках старой теоретической модели

Фрейд обратился к технике "настаивания". Она делала возможным в бодрственном состоянии пробудить воспоминания зыбытых патогенных сцен (возврат в сознание того, что было из него изъято вследствие невозможности отреагирования). Сначала больные утверждали, что ничего не знают о пережитом, но когда психотерапевт настаивал на своем, но когда психотерапевт настаивал на своем, уверял их, что они все же знают, то забытые воспоминания всякий раз воскресали.

Применяя эту технику, З.Фрейд столкнулся с сопротивлением, которое оказывали пациенты попыткам врача "бессознательные воспоминания привести в сознание. Чувствовалась сила, которая поддерживала болезненное состояние, а именно сопротивление больного."

Именно на этой идее сопротивления Фрейд построил свое понимание психических процессов при истерии. Он предположил, что для выздоровления необходимо уничтожить сопротивление. На основе феноменов сопротивления З.Фрейд вводит понятие вытеснения: "Те самые силы, которые теперь препятствуют, как сопротивление, забытому войти в сознание, в свое время были причиной забвения и вытеснили из памяти соответствующие потогенные переживания. Я назвал этот предполагаемый мною процесс вытеснением и рассматривал его как доказанный неоспоримым существованием сопротивления".

Фрейд вводит понятие вытесненного бессознательного, которое уже по своему определению находится в конфликте с сознанием. Первоначально вытеснение было единственным выделяемым способом защиты. Дифференциация психологических защитных механизмов произошла только в 1923 году в работе З.Фрейда "Страх", в которой опять же на основе дифференциации сопротивлений (сопротивление бессознательного, сопротивление из перенесения; сопротивление, исходящее из выгоды от болезни, сопротивление Супер-Эго) - он выделил такие способы, как изоляция, отрицание, проекция и другие.

Так как психику Фрейд изначально рассматривал в аспекте взаимодействия сознательного и бессознательного, то понятие вытеснения, объясняющее феномены сопротивления, в устройстве психики отражает пространственное отношение двух различных сфер психики. На основе вытеснения он выделяет особую форму в бессознательном - вытесненное бессознательное, остальная часть бессознательного получила название подсознательного. Таким образом на основе психотехнической сферы была сформирована первая модель психики - топографическая, состоящая из 3-х систем: сознательное, бессознательное и подсознательное. В ней бессознательное и сознательное по определению , находятся в конфликте. Защита реализует взаимоотношения в этом конфликте. Сознание воздействует на бессознательное посредством вытеснения,что является защитой сознания от неприемлемых инстинктивных влечений. Бессознательное воздействует на сознание посредством механизмов защиты, трансформирующих вытесненные влечения в формы, приемлемые для реализации в поведении и сознании (рационализация, проекция, изоляция и другие) Только сведя все многообразие сил, исходящих от бессознательного, к либидо и противоположных им - к цензуре. Зигмунд Фрейд смог четко ввести понятие защитного механизма и описать действия конкректных механизмов защиты.



Отрицание

Отрицание - стремление избежать новой информации, несовместимой со сложившимися представлениями. Оно проявляется в игнорировании потенциально тревожной информации, уклонении от нее. Этот барьер расположен прямо на входе воспринимающей системы и сразу отсекает нежелательную информацию, которая в результате необратимо теряется для человека и не может быть в последствии восстановлена. При отрицании человек становится невосприимчив к тем сферам жизни и граням событий, которые для него чреваты неприятностями, могут его травмировать. Возникает своеобразная "внутренняя эмиграция"(например, когда транссексуал рисует человека, то, как правило, в его рисунках отсутствует прорисовка половой принадлежности фигуры).

Отрицание приводит к тому, что человек старается о чем-то не думать, отгоняет от себя мысли об этом. Сюда можно отнести изменения поведения, обусловленное страхом перед неудачей, когда человек старается избегать ситуаций, грозящих ему поражением. Если уклониться полностью невозможно, поведение становится внешне парадоксальным: чтобы не касаться предмета тайных страхов (например отсутствия у себя способностей), усилия прикладываются не к тому объекту или заведомо недостаточные, а неудача объясняется нехваткой времени или неблагопроятными условиями. Вместо того чтобы шаг за шагом , медленно, упорно приближаться к разумной цели, бывает весьма удобно избрать для себя цель восхитительно возвышенную, но абсолютно недостижимую.

Восприятию травмирующих сведений обычно сопутствуют и могут быть зарегистрированы определенные физиологические изменения. Они реально обнаруживаются при всех других видах защиты, кроме отрицания. Это говорит о том, что при отрицании информация не проходит в сознание, отметается прямо с порога. Оценка потенциальной опасности информации, еще не воспринятой сознанием, происходит на самом раннем этапе - при предварительном, обобщенном восприятии ситуации. После "вынесения приговора" внимание мгновенно перестраивается, и последующая детальная информация об опасном событии полностью исключается из обработки.

Например, утверждение "я верю" обозначает особое состояние психики, при котором то, что входит в конфликт с предметом веры, часто просто не воспринимается. Верующий, сам того не осознавая, подвергает всю поступающую информацию тщательной предварительной сортировке, отбирая только то, что не противоречит его вере.

Нередко отрицание развивается при опасных заболеваниях - тогда больные или их родственники либо вообще игнорируют болезнь, либо делают акцент на наименее тяжелых симптомах.

Механизм отрицания напоминает переключатель, который переориентирует внимание так, что кого то или что то мы "в упор" не видим или не слышим. Столкнувшись с трудностями, человек активизирует фильтр отрицания, пытаясь сохранить свой внутренний мир от деформации и разрушения. Но, в отличии от других защитныхмеханизмов, отрицание осуществляет селекцию сведений, а не их трансформацию из неприемлемых в приемлемые.



Подавление.

При подавлении, как и при отрицании, защита проявляется в блокировании неприятной, нежелательной информации, но эта блокировка осуществляется либо при ее переводе из воспринимающей системы в память, либо при выводе из памяти в сознание. Нежелательная информация снабжается как бы специальными "метками", что затрудняет последующее произвольное ее воспоминание, - хотя информация, маркированная таким образом, в памяти сохраняется.

Показано, что при вводе информации и переводе ее из кратковременной памяти в долговременную не требуется осознанной концентрации внимания - этот процесс может быть подсознательным, хотя для закреплении сведений в долговременной памяти они должны стать на какое то время объектом внимания и, как следствие, получить эмоциональную окраску. Например, когда детям запрещают шумные и опасные игры, они вскоре начинают сами, предваряя внешнее запрещение, подсознательно подавлять такие формы поведения. Так возникает хроническое подавление - человек перестает обращать внимание на то, что он что-то себе не разрешает, процесс становится подсознательным.

Только эмоциональная окраска (оценка) определяет последущую доступность следов запоминанию, которое никогда не бывает совершенно случайным произвольному. Если человек усилием воли старается забыть о чем-то пережитом или отталкивает нечто от себя, устраняя намерения или мысль, это вызывает диссоциацию следов в памяти, т е разделение их на разрешенные к произвольному вспоминанию и неразрешенные. Подавление обнаруживается в прерывистости воспоминаний: травмирующая их часть становится со временем все менее доступной, образуя "провалы в памяти". Не все негативные события подавляются в равной мере. Чаще других подавляется переживание сексуальных побуждений, страха, собственной слабости, агрессивных намерений против родителей и других авторитетных лиц.

Когда человек устраняет мысль о том, что он не может что либо сделать, он говорит себе: "Не так уж и нужно было", "Есть вещи и поважнее", тем самым обнаруживая негативную эмоциональную маркировку. Порой в подобной ситуации он отодвигает дело на неопределенный срок и погружается в подготовительные мероприятия :"семь раз отмерь, один раз отрежь", "поспешай медленно","прежде надо найти самый эффективный подход к задаче".

Подавленное ранее влечение к алкоголю или наркотику, не доходящее до сознания, но пробивающееся туда, выдает себя мыслями о том, что "хорошо бы испытать свою твердость", попробовать наркотик еще разок, чтобы убедиться, что "теперь-то уж все в порядке".

Поскольку подавление воздействует на информацию, когда она уже продвинулась до систем памяти, то эта информация успевает обрасти физиологическими (вегетативными) компонентами. Они могут проявляться в обмолвках, описках, неловких движениях, навязчивых состояниях и т п Эти симптомы в символической форме отражают связь между реальным поведением и подавленной информацией. Если удастся создать условия для осознания причин конфликта, то возможно возвращение возбуждения из физиологической сферы в психическую, чтобы ослабить или совсем нейтрализовать внутренний конфликт с помощью сознательной деятельности - перестройки иерархии ценностей.



Рационализация.

Рационализация - это защита, связанная с осознанием и использованием в мышлении только той части воспринимаемой информации, в соответствии с которой собственное поведение выглядит как хорошо контролируемое и не противоречащее объективным обстоятельствам. При этом неприемлемая часть ситуации удаляется из сознания, особым образом преобразуется и после этого осознается уже в измененном виде. Например, Фрейд считал, что ко всем желающим отложить лечение надо относиться с недоверием, даже когда мотивировка отсрочки кажется безупречной, ибо обычно истинная причина отсрочки - это страх, а приводимые резоны -рационализация.

Рационализация преобразует знание о некоторой части реальности, которое, будь оно осознано, сделало бы жизнь слишком трудной и травмирующей. Этот вид защиты использует убедительные доводы для оправдания своих личностно или социально неприемлемых качеств, желаний и действий.

Главная особенность рационализации состоит в попытке создать гармонию между желаемым и реальным положением "постфактум" и тем самым предотвратить потерю самоуважения. Решение, как поступить , принимается подсознательно, и человек не осознает стоящих за ним подлинных сил, но когда поступок уже совершен, человек закрывает глаза на расхождение между причиной и следствием и берет на себя задачу найти для него оправдание, убедив себя и других, что он действовал в соответствии с реальной ситуацией.

Рационализация может противоречить фактам и законам логики, но может быть вполне разумной и логичной. В этом случае ее рациональность заключается только в том, что объявленный мотив деятельности не является подлинным, а лишь подкрепляет эмоциональные предубеждения, существующие у человека. Например: "Я управляю вами потому, что точно знаю, что для вас лучше" (а не потому, что мне это приятно и выгодно), или :"Я сделал для вас так много, что теперь вправе требовать от вас то, чего хочу". Иногда человек утверждает, что его профессиональная некомпетентность проистекает из физического недомогания: "Избавиться бы от головных болей - я бы тогда сосредоточился на работе". Очевидно, что советы подлечиться, не перегружаться, расслабиться здесь не помогут. Этот человек потому и болен, что в работе от него нет никакого толку.

Продукт рационализации - осознаваемые мотивы поведения -представляют собой смесь ложной информации (трансформированных мотивов) и включенных в нее островков истины (констатации реальных событий). То приемлемое ("благопристойное"), что рассудку удается извлечь из этой смеси, и переходит в сознание, а в дальнейшем вербализуется. Поэтому нужно различать аргументы, которыми человек оправдывает свои поступки, и его действительные психологические мотивы.

Редко кто на вопрос о мотивах своего поступка скажет "не знаю", - и хотя сознание зачастую не имеет об этих мотивах ни малейшего представления, произвольный, а скорее всего социально-похвальный мотив изобрести удается всегда. Например, не желая признаваться себе, что потерял хорошую должность по собственной вине, человек убеждает себя в том, что ушел с работы добровольно. Чувствуя себя неуверенно, страшась общения с незнакомыми людьми, человек защищается, заявляя, что принципиально не одобряет "излишней свободы" коммуникаций. Возникшее противоречие в своих чувствах он устраняет с помощью специальной конструкции, отражающей идею, прямо противоположную общепринятой, и таким способом осуществляет самооправдание.

В обстоятельствах, когда люди чувствуют себя несчастными и связывают свои неприятности с историческими катаклизмами, у них возникает искушение найти виновников, на которых можно было бы свалить все несчастья, ненавидеть их и мстить им. Тогда они успокаиваются и даже испытывают удовлетворение:"]-^ могли же мы ошибиться!"

Рационализация - это всегда индульгирование, т е оправдательное отношение к своему поведению и своим принципам. Обычно считается, что если человек верит в свои слова, то он говорит правду. Однако, субъективная убежденность в собственной искренности ни в коем случае не служит критерием правдивости. Мотив поступка не обязательно совпадает с причиной, предшествовавшей действию, поскольку часто оправдательные мотивы выдвигаются и осознаются после совершения действия. Например, непосредственной причиной драки с хулиганом была необходимость самозащиты, но в дальнейшем выдвигается мотив сохранения человеческого достоинства, убеждение в социальной вредности хулиганства и т д.

Один из видных специалистов по теории решения изобретательских задач, Б.Л.Злотин отмечает, что ему никогда в жизни не случалось слышать, чтобы специалист просто сказал, что чего-то не знает, не понимает - "почему так", "что это такое". Вместе с тем обнаруженное незнание, непонимание его тревожит, создает дискомфорт. Поэтому. находясь в таком неудобном для себя состоянии, он излишне легко принимает на веру (и даже начинает защищать) первое попавшееся объяснение - чем и достигает внутреннего равновесия.

Гармонии между реальным поведением человека и его представлением о должном можно достигнуть с помощью двух вариантов рассуждения: либо повышением ценности совершенного поступка, полученного результата, либо понижением ценности поступка, который совершить не удалось, результата, который не достигнут. Например, как осуществить выбор между амбивалентными целями - приобретать ли товар хороший, но дорогой или похуже, но дешевый; обращаться ли за помощью к неприятному для вас человеку и т д. И в том и другом случае изменения направлены на уменьшение диссонанса между желаемым и действительным в соответствии с личной системой ценностей.

Если бы защита по типу рационализации не включалась своевременно, возникший диссонанс переживался бы человеком как тревога, сожаление. Когда, не получив желаемое и огорчаясь по этому поводу, он утешает себя, говоря,"не очень то и хотелось", он использует вариант рационализации, названный "зелен виноград", который побуждает обесценивать или дискредитировать недоступные блага: при нехватке сил и воли для совершения намеченного, человек уговаривает себя, преувеличивая трудности своего положения, что делать этого не стоит.

Другой вариант рационализации - "сладкий лимон" - направлен на преувеличение значимости достигнутого.

Если задачу, которая в момент решения воспринималась как интересная и актуальная, решить не удалось, отношение к ней меняется. Теперь, играя на понижение, человек склонен оценивать ее как несодержательную и неактуальную. Когда человек демонстрирует пренебрежительное отношение к высшему образованию, не исключено, что он защищается от огорчения в связи с упущенной возможностью учиться. Такая версия укрепляется, если этот человек одновременно не жалеет усилий и денег, чтобы дать высшее образование своим детям. Анологичные механизмы рационализации вмешиваются и в таких, например, случаях, когда полная девушка , не игнорируя самого факта избыточного веса, трактует его как преимущество (женственность). Во многих случаях эмоциональная несдержанность, приводящая к частым конфликтам в общении, представляется их виновникам как принципиальность, или как душевная тонкость, или как нежелание перекладывать свои беды на плечи друзей и близких, т е как своеобразный вид альтруизма.

Итак, рационализация - это поиск ложных оснований, когда реальное состояние дел подвергается содержательному анализу и ему дается объяснение, позволяющее сохранить иллюзию, что человек действует из других - разумных и достойных - мотивов.Она превращает нужду в добродетель. Например, в обычных объяснениях алкоголиков используются мотивировки, приемлемые для окружающих и самого пьющего, позволяющие ему представить себя как жертву неблагоприятных обстоятельств и почувствовать себя правым. Похвальба альковными подвигами также может выступать как защита от страха сексуальной неполноценности ("сладкий лимон").

Идет ли рационализация по типу "зеленый виноград" или "сладкий лимон", в любом случае в ней проявляется неудовлетворенность собой и своими поступками, потребность в уклонении от ответственности и самооправдание. Для уменьшения переживаний по поводу диссонанса люди прибегают к мысленному перебору вариантов объяснения своих действий, подбирая те из них, которые помогают оправдать себя в собственных глазах.



Вытеснение.

Вытеснение представляет собой сглаживание внутреннего конфликта путем активного выключения из сознания - забывания - не информации о случившимся в целом, а только истинного, но неприемлемого мотива своего поведения. Вытеснение направлено на то, что раньше было осознано, хотя бы частично, а запрещенным стало после и потому удерживается в памяти.

Условие вытеснения - сравнение новой информации с идеалом "Я". При неблагоприятном для личности результате сравнении некоторые влечения выделяются и задерживаются на низших ступенях движения к реализации, т е на некоторое время для них исключается возможность удовлетворения. Вытеснение, как форма сохранения переживания, отсутствующего в сознании, впервые описано Фрейдом. Исключение из сознания мотива данного переживания приводит к его забвению, чтобы избежать неудовольствия, которое вызывается данным воспоминанием. Анализируя материал, относительно которого у человека обнаруживается постоянная рассеянность или упорная забывчивость, можно увидеть его скрытые побуждения. Ошибки припоминания возникают в результате внутреннего напряжения, исходящего из чего-то вытесненного.

Любопытный пример вытеснения (из собственного опыта) приводит Фрейд. Поссорившись с одним семейством, он неосознанно обходил их дом во время прогулок, но заодно он не мог найти дом по соседству, в котором была нужная ему лавка. "Я не мог вспомнить название улицы, но был уверен, что стоит мне пройтись по улице, и я найду лавку, потому что моя память говорила мне, что я проходил мимо нее бесчисленное множество раз. Однако, к моей досаде, мне не удалось найти витрины со шкатулками, несмотря на то, что я исходил эту часть города во всех направлениях".

Здесь уместно вспомнить, что бессознательное неподвластно времени. Событие, ранее вытесненное и через много лет вновь введенное в сознание, не теряет своего эмоционального заряда и действует на сознание с прежней силой. В этом смысле и говорят о непоправимости, некорректируемости того, что вытеснено позднейшими переживаниями. Разрядка напряжения наступает только тогда, когда сознательный мыслительный процесс проникает до места, где хранится нечто раннее вытесненное, и преодолевает его сопротивление.

События, вытесненные в бессознательное, сохраняют эмоциональный энергетический заряд и поэтому постоянно ищут выхода наружу. Вытеснение есть не освобождение от нежелательного груза, а постоянное, выматывающее, требующее непрерывного расхода энергии держание его под спудом. Когда вытесненное влечение делает попытку пробиться в сознание, возникает тревога, беспричинный страх. Поэтому, хотя вытесненным влечениям закрыт путь к реализации, они накапливают в подсознании энергетический заряд, провоцирующий повышение общей эмоциональности, а иногда и заставляющий человека менять логику поведения. Возникает особая, эффективная логика, логика крайностей в оценке действительности. Типичный пример вытеснения - стремление отца, путем чрезмерных нагрузок и закаливания, сделать из сына "настоящего мужчину", что нередко объясняется вытеснением из сознания опасениями отца за свою собственную мужественность.

Забывание при вытеснении сводится к изолированию тревожащих мыслей, тек разрушению связей в памяти, что может привести к непониманию причинно-следственных связей событий. Это - проявление той же общей тенденции: при сильном эмоциональном возбуждении, защищая свою психику, человек допускает в сознание только ограниченный круг фактов и впечатлений.

Частичное возвращение вытесненного в сознание может произойти при условии, что отрицается не сам факт, но лишь его логичность, правильность, справедливость. Таким образом вытеснение частично получает "право гражданства" в сознании, но доступ при этом свободен только к его образному содержанию, а эмоциональное выполнение вытесненного - по-прежнему по запретом.

Типично вытеснение тягостных сведений, связанных с возникновением страха смерти. Академик М.Н.Амосов приводит такой пример: "Умирал Федоровский. Академик Шалимов прооперировал: опухоль неудалима, как и предполагали. Конечно, больному сказали, что все сделано радикально... И он поверил. Что значит инстинкт жизни! Опухоль явно прощупывалась, рвоты продолжались, и кахексия нарастала, а он, опытный здавомыслящий профессор, хирург, надеялся на близкое улучшение почти до самого конца."

Вытеснение может осуществляться не только полностью, но и частично, когда в сознании остается невытесненным отношение к истинному мотиву. Трансформируясь, оно проявляется в виде чувства немотивированной тревоги, иногда сопровождающейся соматическими явлениями. Например, у ученика, испытывавшего отвращение к обучению игре на фортепьяно, вдруг могут появиться спазмы или судороги в руках.

Н.П.Бехтерева описывала характерный пример из свой жизни:"Я увидела у очень близкого мне человека признаки, как казалось, опасной болезни. Увидела на миг. Не усомнилась в диагнозе и мгновенно забыла то, что увидела. Две недели меня преследовало чувство, что что-то произошло. Тяжелое, страшное. Но что? Эти две недели я была вне контакта с больным. Не вспомнила, и встретив его. И только увидев вновь признаки болезни, уже усилившиеся, вспомнила все".

Интересный случай неполного вытеснения с соматическим сопровождением приводит Фромм. Писатель пришел к психотерапевту с жалобами на головные боли и приступы головокружения.Перед этим он уже побывал у терапевта, но тот ничего не обнаружил - организм в порядке, однако самочувствие остается плохим. История писателя была такова. За два года до визита к психотерапевту он получил работу, очень привлекательную с точки зрения денег. В житейском плане это было настоящим успехом. Однако теперь ему приходилось писать вещи, противоречащие его убеждениям. Писатель потратил большое количество энергии, пытаясь согласовать свои действия с совестью, изобретая сложные логические доказательства того, что в действительности эта работа не затрагивает его интеллектуальной и моральной честности - но все было безуспешно. Начались головные боли, головокружения. Нетрудно видеть, что появившиеся недомогания служили симптомом неразрешимого конфликта между тягой к деньгам, престижу - с одной стороны, и моральным ценностям - с другой. Как только писатель избавился от этой работы и вернулся к образу жизни, при котором он мог бы себя уважать, его состояние нормализовалось.

Повышенная тревожность, возникающая в результате неполного вытеснения, может привести либо к новой оценке травмирующей ситуации ( чем конфликт обычно снимается), либо к подключению других защитных механизмов.



Проекция

Проекция - это черта, отношение, положение, чувство или фрагмент поведения, которая в действительности принадлежит вашей личности, но не ощущается вами таким образом, а приписывается объектам или людям в окружении и затем переживается как направляемое ими на вас, а не наоборот. (Н: проецирующий, не сознавая, что он отвергает других, полагают, что они отвергают его; или не сознавая, что он относится к другим сексуально, полагает, что они смотрят на него с вожделением)

Этот механизм функционирует как прерыватель возникающего побуждения, когда оно таково, что человек не может с ним справиться. Это предполагает следующее:

1. Вы сознаете природу возникающего импульса; но

2. Вы прекращаете агрессивный подход к среде, необходимый для адекватного выражения, с тем результатом;

3. что вы исключаете это из внешней деятельности своего "Я"; тем не менее, поскольку вы сознаете, что импульс существует, он-

4. должен приходить извне - скорее всего от человека или людей в вашем окружении; и

5. он кажется насильственно направленным на вас, потому, что ваше "Я", не понимая этого, насильственно прерывает ваш собственный направленный во вне импульс.

В проекциях человек сознает импульс и сознает объект в среде, но не отождествляет себя со своим агрессивным подходом и не проводит его, так что в результате он теряет ощущение того, что это его импульс.Вместо этого он сам ждет решения своих проблем извне.

Этот механизм является невротическим, только если он неуместен и хроничен. Он может быть полезным и здоровым, если употребляется временно и в определенных обстоятельствах. Примерами здоровой временной проекции могут быть деятельности планирования и предвидения. В них человек "чувствует себя" в будущей ситуации -проецирует себя в среду и затем, следуя этому практически, интегрирует себя с проекцией. Одаренные художественным воображением артисты облегчают свои проблемы, проецируя их в свои художественные творения.

Все механизмы защиты становятся нездоровыми, если возникает структурная фиксация на каком-л невозможном или несуществующем объекте, потеря сознавания и следующая из этого блокировка интеграции.

Страх быть отвергнутым свойственен для всех невротиков. Картина отвергнутости - сначала родителями, а теперь - друзьями - в большей степени создается, обыгрывается и поддерживается невротиком. Верно также и то, что невротик отвергает других за то, что они не живут в соответствии с фантастическими идеалами или стандартами, которые он им приписывает. Так как он спроецировал свое отвержение на других, он может, не чувствуя никакой ответственности за ситуацию, считать себя пассивным объектом всякого рода необоснованной вражды, недоброжелательства и даже мести.

"Вопрос (По Перлзу):Не чувствуете ли вы , что это вы отвергаете на тех самых основаниях, на которых вы полагаете себя отвергаемым?

Тощий, жирный, кривозубый - или что вы еще не любите в себе, -полагаете ли вы , что другие также презирают вас за эти недостатки, как вы сами? С другой стороны, не замечаете ли вы , как вы приписываете вещи, нежелательные в себе, другим? Обманув кого то, не говорите ли вы "Он чуть было не обманул меня!"?

В повседневной жизни распространенный случай параноидальной проекции - это ревнивый муж или ревнивая жена. Если вы склонны к ревности и постоянно подозреваете или "доказываете" неверность, посмотрите, не подавляете ли вы сами желание быть неверным тем самым образом, какой вы приписываете партнеру? Примените детали своих подозрений к себе как ключ: то есть вы бы делали это именно таким образом, с такими же тайными звонками по телефону и.т.д.

Ревнивому мужу или раздражительной свекрови не помогут доказательства, что они не правы; ситуация повторится со столь же необоснованными доказательствами обвинения. Проецирующий привязывается к своей пассивно-страдательной роли и избегает какого бы то ни было продвижения.

Исключительно важный класс проекций - предрассудки - расовые, классовые. В каждом таком случае, помимо других факторов, действует приписывание принижаемой группе тех самых черт, которые реально принадлежат самому обладателю предрассудка, но которые он отказывается сознавать. (Н: ненавидя собственную "животность" и отказываясь смотреть ей в лицо, обладатель предрассудка полагает и "доказывает", что презираемая раса или группа "не выше животных".

Пока поступающая извне информация поддерживает сложившееся у человека представление о мире, он живет в согласии с самим собой. Но стоит наметиться расхождению, как возникает внутреннее напряжение,. побуждающее человека либо к изменениям "Идеального Я", либо к попыткам присечь поток информации, вызывающей дисбаланс представлений - начинается действие защитных механизмов.

С накоплением жизненного опыта у человека формируется система, ограждающая сознание от информации, способной разрушить его внутреннее равновесие, повлиять на его модель мира; - система защитных психологических барьеров. Цензура инспектирует все поступающие на вход сознания, тщательно контролирует малейшие движение и задерживает опасные сигналы. Она же препятствует удовлетворению антисоциальных инстинктивных потребностей и заставляет влечения искать обходные пути, частичные способы реализации или символические формы. Психологические барьеры - система защиты от травмирующей информации и контроля за социально-неодобряемыми побуждениями.

Совокупность целей человека, организующая мышление и поведение, определяется усвоенными ценностями, и вновь поступающие сведения могут потребовать серьезных корректив этих ценностей и даже всей иерархии в целом. Когда защита не допускает глубинных нарушений моделей мира, она выступает как система стабилизации личности. Ее благотворное влияние проявляется в устранении или сведении к минимуму отрицательных эмоций - страха, тревоги, угрызений совести, неизбежных при критическом рассогласовании собственных представлений о мире с новой информацией.

Чтобы своевременно дезактивировать травмирующие психику сведения, обеспечить покой и душевный мир, защита должна прежде всего выявить "возмутителей спокойствия" в общем потоке информации. Роль фильтра при этом выполняют уровни самоуважения, которые определяют допустимость некой информации или необходимость ее блокировки. Представления человека о себе и об окружающем мире отливаются в систему ценностей. Текущее поведение строится по результатам соотнесения нового факта с действующими ориентирами. Система ценностных критериев постоянно влияет на восприятие, запоминание, суждение, принятие решений - на все стадии продвижения информации от сенсорных входов к двигательной или ментальной реакции на нее.

Общая черта всех видов защиты - их неосознанность, поэтому наблюдать можно только внешние проявления работы защитных механизмов. Обычное поведение искажается: может появиться немотивированная робость, неуверенность в себе. мнительность. Получив неприятную информацию, человек может отреагировать на нее по-разному - срочно умалить ее значение ("Не очень то и хотелось"), снизить уровень своих притязаний вслед за невозможностью их реализации или даже вообще проигнорировать факты как-либо связанные с его неудачей. Наиболее изученные 11 видов психологической защиты получили специальные названия: отрицание, подавление, рационализация, вытеснение, проекция, идентификация, отчуждение, замещение, сновидения, сублимация, катарсис.



Отчуждение.

Отчуждение представляет собой изоляцию, обособление внутри сознания особых зон, связанных с травмирующими факторами. Оно частоведет к расщеплению, диссоциации личности. При этом некоторые совокупности событий воспринимаются по отдельности, а связи между ними не актуализируются и не анализируются. Изоляция провоцирует нарушение нормального функционирования сознания. Вызывает расщепление обычно сильное переживание, аффект, который склонен становиться автономным комплексом, отрываться от иерархии сознания и тащить за собой "Я". Так возникают отдельные, обособленные сознания, каждое из них может обладать своим собственным восприятием, памятью, установками.

Диссоциация психики - состояние, позволяющее комплексу "Я" перемещаться из одной изолированной зоны в другую и при этом наблюдать за самим собой "со стороны". Отчуждение, таким образом, осуществляет защиту личности путем "отстранения" от собственных переживаний. Психика при этом расщепляется на несовместимые и четко разграниченные области, каждая из которых обладает непротиворечивой внутренней организацией, своим набором проблем, форм внимания к миру. к себе, к своему прошлому. В каждый момент субъект отождествляет себя только с одной из этих личностей, а другие могут восприниматься как чужие, опасные, грозящие захватить власть над поведением.

Вследствие отчуждения могут возникать состояния деперсонализации, дереализации, галлюцинаций и бреда. Диперсонализация связана с расстройством самосознания, нарушением механизма восприятия чувств, мыслей, воспоминаний как "своих". Она может порождать чувство душевного онемения, которое защищает от острой психической травмы. Деперсонализация нарушает восприятие внешних явлений и предметов, вызывает ощущение чуждости и нереальности мира. Галлюцинации и бред также связаны с трансформацией восприятия, искажающей прерывающей контакт с опасной ситуацией: Это не имеет отношения ко мне", "Эта ситуация какая то необычная, ее невозможно понять", "Это объект, но не тот, о котором говорят другие". "Это надо понимать не так, а эдак".

При отчуждении неприемлемая информация инкапсулируется в отдельной, автономной части сознания, болкируясь тем самым от доступа к остальным зонам сознания. В результате возникает отрыв от вызывающих беспокойство мыслей и чувств от их абстрактных или логических аспектов, нарушается связь между травмирующими событиями и их эмоциональной оценкой, хотя реальность этих событий осознается. Все это происходит, но словно-бы с кем то другим.

В состоянии расщепления сознания одна из его частей, ответственная за сохранения тождества личности с протекавшими ранее процессами мысли, уклоняется от этой своей обязанности (так как тогда функционировала другая часть сознания), теряет большие промежутки времени в прошлом, путает порядок событий.

Отчуждение, как ярко выраженная изоляция друг от друга отдельных частей личности, "доводит до абсурда" нормальную способность выйти за пределы собственного "Я", связанную со сменой ролей в совместной деятельности. Ограниченное отчуждение часто имеет положительный эффект, позволяя постигать новое с разных точек зрения.

Ощущение свободы также предполагает способность к самоотстранению. Если человек не в силах все время терпеть самого себя, он может от чего-то в себе отмежеваться. Тогда возникает необходимая внутренняя дистанция между приемлемой и неприемлемой частями "Я", позволяющая занять новую позицию по отношению к какому-то своему состоянию или качеству.

Таким образом, отчуждение имеет и негативные, и позитивные грани. В своей защитной роли оно выступает как внутренняя анестезия, дающая возможность отключиться от душераздирающих физических или психических страданий. Неоднократно отмечено, что в момент пыток, при ощущении сильной боли подчас возникает чувство некоторого удаления, отстранения от себя: "Это происходит с моим телом, но не со мной".

Эффекты деперсонализации могут быть получены в экспериментальных условиях - при сенсорной депривации (искусственном ограничении ощущений). Одиночество и порождаемый им дефицит информации провоцируют раздвоение "Я": человек выделяет из себя партнера по общению и взаимодействует с ним. Страх, тревога, вызванные длительным одиночеством, ищут и находят себе разрешение в общении с "вынесенной наружу" частью собственной личности.

В следственной практике известны ситуации, когда человек, совершивший тяжкое преступление в состоянии аффекта, не может осознать собственного участия в содеянном, не может вспомнить хоть что нибудь из того, что делал в том состоянии, ибо тогда им управляла другая часть сознания. Человек осознает предметы, с помощью которых было совершено преступление, как свои, не отрицает и своего присутствия в тот момент, но вопреки всякой очевидности и несмотря на вещественные доказательства, утверждает, что не совершал этого поступка, поскольку не переживает его как собственный - вторгается защита по типу отчуждения.

Отчуждение связано с отмежеванием одной части личности человека, неприемлемой и травмирующей его, от другой части его же личности, которая вполне для него приемлема. Пока существует такое расщепление, достойная часть личности не страдает по поводу поступков недостойной, самоотстраняется от него. Проблема преодоления подобной отчужденности и обретения внутреннего единства, гармонии, душевного равновесия тесно связана с осознанием своей греховности, с признанием отвергаемых частей своей личности. Грех концентрирует в себе страх. вину, стыд, отвращение. Сам факт отчуждения Гегель рассматривал как необходимый момент развития, считая, что в акте отчуждения есть положительные элементы - становление самосознания, поляризация добра и зла, возникновение нравственной вменяемости.

Таким образом, отчуждение расширяет возможности человека, создавая ему условия для осмысления своих поступков. Подобное отстранение от чего-либо позволяет обрести внутреннюю свободу и четче осознать свои внутренние устои.



Замещение.

Это психологическая защита, осуществляющая перенос действия, изначально направленная на недоступный объект, на объект доступный. Тем самым разряжается напряжение, созданное неудовлетворенной потребностью. Механизм замещения выступает как защита тогда, когда реализация замещающей деятельности хотя бы отчасти разрешает проблемы недостижимой.

Сущность замещения связана с переадресацией реакции. Если желаемый путь реагирования оказывается закрытым, то отвергаемое желание находит другой выход. Тогда можно наблюдать специфические реакции разрядки :"плюнуть с досады", "топнуть ногой", "ударить кулаком по столу"... Аналогично действует смещение агрессии на "козла отпущения". Все заменители служат отведению возбуждения, не способного найти нормальный выход. Однако возможность переориентировать свои поступки с недопустимых на допустимые или с социально неодобряемых на одобряемые у человека ограничена. Ограничение определяется тем, что наибольшее удовлетворение от действия, замещающего желаемое, возникает тогда, когда близки их мотивы, т е когда мотивы обоих действий размещены на соседних или близких уровнях его мотивационной системы.

Возникающие от невозможности реализовать желаемое действие чувства неуверенности, бессилия могут обернуться стремлением кразрушению. Подобные агрессивные формы "замещения" учащаются в стрессовых ситуациях, в обстановке кризиса. Характер поступка при "замещении" часто совершенно случаен, так как для человека важно лишь, чтобы действие обеспечило ему определенную "разрядку". Надо отметить, что объектом разрушительных тенденций может стать и сам человек (автоагрессия). Кроме того, замещение может иметь вид "ухода с поля" -например, в работу, в религию.

Частичное замещение может проявляться в обращении к новым ценностям. Не редкость мужчины, испытывающие к своему автомобилю большую нежность, чем к своей жене, - гордятся им , ухаживают, моют, дают ласковое имя, внимательно следят за его состоянием и тревожатся при малейших признаках нарушения. Машина для них - объект любви. Жизнь без машины для них невыносимее, чем жизнь без женщин.

Замещение более эффективно (т е внутреннее напряжение лучше разряжается, если с его помощью удалось хотя бы частично достичь исходной цели. Например, при желании наказать человека за неприемлемое действие - побить его - замещается нелицеприятными словами в его адрес. Любопытно, что если, несмотря на приложенные усилия, достичь желаемого не удалось - человек начинает ругать то, к чему только что стремился. Другой распространеный способ замещения наблюдается, когда исчерпав аргументацию, человек приходит в ярость и срывается на крик.

Если невозможно не только побить или обругать обидчика, но даже как либо обнаружить свое отношение к нему, то напряжение разряжается сменой жертвы агрессии - человек направляет свои действия на другого человека или предмет. При прочих равных условиях замещение одного действия другим эффективнее, чем замещение его разговором.

В структурах замещения особую роль играют ритуалы (как социально принятые виды действий-заместителей и навязчивые действия. Они позволяют человеку удовлетворить запретное, бессознательное желание окольным путем - слишком тревожные воспоминания уступают место действию. Например, ненормально частое мытье рук может замещать чувство вины и порождаемые им разрушительные импульсы.

Стандартной формой замещения грубых действий, нацеленных на наказание или оскорбление, служит брань. Она используется как предварительный клапан для выхода переполняющих человека чувств, предотвращая физическое воздействие. Показано, что у человека, привыкшего решать свои проблемы с помощью грубой силы, запас слов-табу меньше, чем у не склонного к дракам завзятого сквернослова. "Человек, которому наступили на мозоль, либо ударит вас, либо обругает. Одновременное обращение к тому и другому происходит редко... Так что верно мнение, что тот, кто первым на свете обругал своего соплеменника вместо того, чтобы, не говоря худого слова, раскроить ему череп, тем самым заложил основы нашей цивилизации".

Защита по типу замещения может осуществляться не только заменой объекта или самого действия, но и переводом их в иной план - из реального мира в мир утешительных фантазий.Всякий раз, когда действительность разочаровывает нас, угрожает нам, мы пытаемся вернуться в страну фантазий, где можно без труда достичь всего. Фантазии замещают реальность, ослабляя горечь страданий и ощущение неполноценности. В фантазии любая мечта - свершившийся факт. Достижение цели замещается грандиозными замыслами, которые освобождают человека от непереносимого чувства собственного ничтожества, дают ему чувство свой значительности.

Но иногда фантазии могут быть очень опасными. Например, ребенок, родившийся после смерти родного брата или сестры, в психике матери иногда оказывается "заменой" умершего. Его жизнь может стать очень трудной, если мать в душе не оплакала своего первого ребенка, мысленно не осталась с ним. Тогда создаются условия для подсознательной фантазии - идентификации нового ребенка с умершим. Так, Ван Гог, родившийся через год после смерти брата, тоже Винсента, оказался в этой роли. В его семье было запрещено говорить о смерти первого Винсента. А Сальвадор Дали, который тоже имел старшего брата Сальвадора, умершего до его рождения, свои экцентрические выходки прямо объяснял желанием доказать родителям, что он ничуть не похож на брата, что он - особая личность.

Сначала человек на свои фантазии тратит так много энергии, что начинает ощущать их как полноценную реальность, а затем и ведет себя так, как будто это действительно реальность. Поэтому мечты и фантазии небезобидны. Внедряя в сознание определенные образы, мы делаем первый шаг к их осуществлению в реальности. Так, например, ребенок, которому все время говорят: "Одевайся теплее, простудишься!" - болеет чаще других, потому что привык считать себя слабым, болезненным. Обычно фантазии восполняют недостатки человека, уводят от суровой реальности в мир обманчивых, но успокоительных иллюзий.

Если стоящая перед человеком задача слишком трудна и ему не под силу сохранять поведение, достойное взрослого, он замещает егонизшими, детскими формами - эгоистическими и безответственными, когда допустимы и капризы и истерики. Известный психолог Жане обратил внимание на то, что человек откатывается к ранним, низшим формам поведения, когда он не выдерживает напряжения, связанного с "взрослой" жизнью. Появляющиеся детские формы демонстративны и призваны замаскировать, заместить, отодвинуть то, чего человек все же не может себе позволить.

Следующие разновидности психологической защиты обладают более "конструктивным" характером. Если при рационализации, вытеснении, замещении цензура всегда "побеждает", то в некоторых видах подсознательной работы результат оказывается другим - человек находит пути преодоления цензуры. Они представлены ниже.



Сновидение

Сновидение - вид замещения, также переносящий недоступное действие в иной план - из мира реального в мир сновидений. Действия-заместители, которые "конструируются" в процессе обработки накопленной информации, разворачиваются в сюжете сновидения. Специфика замещения через сновидение в том, что события при этом не связаны ограничениями реальности: Временем, пространством, силой тяжести, необратимостью явлений, смертью.

Задача сновидения - показать сложные чувства в картинках и дать человеку возможность пережить их, осуществляя замещение реальных ситуаций. Однако прямо чувства изображены быть не могут. Зрительно представимо только действие, отображающее это чувство. Невозможно отобразить страх, но его можно заместить таким выражением страха, как бегство. Невозможно показать чувство любви, но демонстрация сближения - достижима.

Исполнение желаний, неудовлетворенных в бодрствовании, в сновидениях имеет явную форму и скрытое за ней содержание. Мысль, которую человек не может додумать до конца, боится допустить в сознание, часто приходит к нему во сне, ибо во сне подсознание продолжает свою работу, сводя воедино намеки, неосознанные ощущения и представления. Поэтому изучение сновидений, как считал Фрейд -"королевская дорога в бессознательное". Он обнаружил, что обычно несколько сновидений в течении одной ночи представляют собой попытки различными способами изобразить одно и тоже содержание, самые сильные влечения человека.

Обратимся к классическим примерам Библии. Сон Иосифа "Вот мы вяжем снопы среди поля и вот мой сноп встал и стал прямо; и вот ваши снопы стали кругом и поклонились моему снопу. И сказали ему братья его: неужели ты будешь царствовать над нами?" Сон Навуходоноссора, истолкованный Даниилом :"Истукан громадный и страшный. Голова из золота, грудь и руки из серебра, чрево и бедра - из меди; голени железные, ноги глиняные. Камень оторвался от горы и разбил ноги исполина на мелкие части". Даниил предсказал падение царства Навуходоноссора вследствие постепенного дробления на мелкие государства. Уже на этих примерах очевидна символичность сновидений.

Приведем другие, более обыденные примеры. Однажды 34-х летняя женщина увидела во сне, что она убила мужа и дочь большим кухонным ножом. С этого дня, стоило ей увидеть нож, как ее охватывал ужас, начинались приступы тоски и даже обмороки. Лишь сон помог ей осознать глубину своего конфликта с семьей. Известно, что лица с ориентацией на социальный успех достигают в сновидениях желаемого поведения. Длительно видят сюжеты выздоровления тяжелобольные. Острое состояние голода вызывают сны, связанные с употреблением пищи.

Во время сна цензура ослабляется, и из подсознания в ткань сновидений проникают истинные влечения и мотивы, вплетая в сюжет сна соответствующие образы. Важно, что реализация в сновидениях осознаваемых и неосознаваемых желаний - истинное замещение, поскольку переживания, сопровождающие сновидение, могут приводить к нормализации состояния во время бодрствования.

К работе сновидения относится превращения понятий и состояний, незрительных по своей природе, в зрительные образы. Видящий сновидение вовлечен в ситуацию, он-действующее лицо и активно ее переживает. Поэтому суть ситуации ясна ему и без слов. Рассказ же сновидений требует усилий, связанных с трансляцией образов в слова. Наоборот, перевод понятий и эмоции в образы сновидения призван скрыть, зашифровать истинный смысл мотивов, превратить скрытые желания в невинный по своему содержанию сюжет с целью обхода цензуры.

Анализируя сновидения, Фрейд разделил их на 3 группы

1- Сновидения, в которых вытесненные желания появляются в незамаскированном виде. Такие сны типичны для детей (корзина с вишнями)

2- Сновидения, где вытесненные желания замаскированы

3- Сновидения с недостаточной маскировкой, дефицит которой обнаруживается в фабуле, и в ощущениях страха, который может сохраняться и после пробуждения.

Среди средств маскировки истинного желания в сновидениях выделяют такие разновидности, как сгущение, смещение и символизация.

Сгущение - это объединение, слияние нескольких желаний в единую сцену, целостный образ. Так, Анна Каренина почти каждую ночь видела один и тот же сон - что Каренин и Вронский оба были ее мужьями, расточали ей свои ласки. Каренин плакал, целуя ее руки, и говорил о том, что ему теперь хорошо. Вронский был тут же, и он тоже был нежен с ней. Она удивлялась себе, что прежде ей казалось это невозможным, объясняла им, смеясь, что так все гораздо проще и что оба они теперь довольны и счастливы. Толстой показывает здесь, как несовместимые желания Анны, породившие у нее душевный конфликт, - жить в семье, сохранив сына, и жить с любимым - слились в общей сцене. Психологическая защита, реализованная через такое "сгущенное" сновидение, дала возможность разрядить душевное напряжение.

Смещение - это замена в сновидении желания или объекта, которые не пропускаются цензурой, на другие, ассоциативно связанные с маскируемыми, менее тревожные и потому пропускаемые: переход от самой вещи к фетишу, символу или от одной части объекта к другой. Пропущенные цензурой и появившиеся в сновидении образы через ассоциации создают намек на отсутствующие в фабуле недоступные желания. Так, первое время после смерти матери нередко возникает

конфликт между страстным желанием увидеть ее, хотя бы во сне, и травмирующими воспоминаниями о ее смерти. Этот конфликт разрешается с помощью смещения, и в сновидениях появляется не сам образ матери, а какая-нибудь из любимых ею вещей или что-то другое, связанное с ней по ассоциации.

Символизация - распространенная форма маскировки в сновидениях. Фромм выделяет 3 вида символов: условные, случайные и универсальные. Первые опосредованны социально; они возникли как результат соглашения, и для них характерно отсутствие глубинной связи между самим символом и тем, что он обозначает. Случайные символы субъективно связаны с некоторой ситуацией, важной лишь для данного лица, а универсальные - общие для всех - характеризуются объективной, реальной связью символа и обозначаемого им предметаУниверсальность символов языка сновидений, как и языка мифов, связана с особенностями человеческого тела, общностью многих ощущений и представлений. В "Преступлении и наказании" Раскольников, терзаемый сомнениями в своем праве убить старуху-прощентщицу, видит сон: пьяные мужики беспощадно бьют слабую лошаденку, впряженную в тяжелый, сверх меры нагруженный воз. Он - ребенок - бросается к ним, умоляет не мучить лошадку, но в ответ мучители только смеются и еще яростнее избивают несчастную лошадь. В конце концов она падает и издыхает под их ударами.Проснувшись, Раскольников чувствует себя так, будто били его самого. Образ избиваемой лошади он сразу воспринимает как символ своей души, своей совести, которую он обрек на непосильное бремя. Отметим, что конь, как символ души, универсален для многих мифов и сказок.

Когда у человека возникают внутренние трудности, он ищет выход из положения - пытается организовать деятельность, направленную на реальное изменение ситуации. Если это ему не удается, включается один из видов защиты - например, желаемое замещается символами сновидения, и, тем самым, бремя психической перегрузки до некоторой степени облегчается.



Катарсис

В переводе с греческого "катарсис" - очищение. Катарсис - вид психологической защиты, приводящий к изменению системы ценностей с целью ослабить влияние травмирующего фактора. Для этого может использоваться некая внешняя, универсальная система ценностей, с точки зрения которой травмирующая ситуация теряет в своей значимости.Катарсис может наступать только при значительных эмоциональных напряжениях, в накале страстей, которые изменяют обычные соотношения ценностей и мотивов. Так, переживание сильного страха иногда приводит к нравственному перерождению, пробуждению совести, духовному обновлению. Резко измеряется структура установок, появляется решимость действовать в новом направлении. Сравнимое по силе и результатам воздействие может произвести любовь, которую недаром нгазывают "землетрясением души". Она наделяет человека новой жизненной позицией, преобразуя всю шкалу его ценностей и идеалов.

Для катарсиса ключевым моментом является эмоциональный всплеск. Еще св. Августин писал, что чем интенсивнее переживание, тем больше душа утрачивает господства над собой, а в экстазе она лишается всякой проницательности и бдительности. Очевидно, такое состояние необходимо для распределения ценностей. Установлено, что одновременно испытываемые близкие эмоции, накладываясь одна на другую, взаимно усиливаются. Например, при восприятии произведения искусства чувство восхищения совершенством его формы усиливает удовлетворение от оценки нравственной его ценности. Морено различал 2 вида катарсиса: "катарсис действия", испытываемый участником события, и "катарсис интеграции", вызванный чувством сопричастности с другими действующими лицами. В этом случае эмоциональное отношение к герою драмы непроизвольно актуализирует аналогичные составляющие личного опыта зрителя, усиливая сопереживание. Сочувствуя герою, человек одновременно переживает собственное - важное, болезненное или тревожащее - событие. Сопереживая страданиям героев трагедии, зритель иногда испытывает такой страх, ужас, горе, что в кипении этих эмоций рождается катарсис -преодолевается, разрешается душевный конфликт и нормализуется его собственное психическое состояние

Ярко описал воздействие театра через механизм катарсиса Шиллер: "Театр развертывает перед нами разнообразную природу человеческих страданий. Он искусственно вводит нас в сферу чужих бедствий и за мгновенное страдание награждает нас роскошным приростом мужества и опыта... Все то, что чувствует наша душа в виде смутных, неясных ощущений, преподносит он нам в громких словах и ярких образах, сила которых поражает нас. Искусство оказывает нравственное действие не только потому, что доставляет наслаждение, но и потому, что наслаждение, доставляемое искусством, служит само путем к нравственности."

Творческое вдохновение художника есть, в сущности, тот же катарсис - в этом состоянии происходит гармонизация "Я", его синтезирование, преодоление дезинтеграции. Вадим Шалимов говорил:"Для художника записать - это значит отделаться от боли, ослабить боль". При этом творец очищается от внутренних конфликтов, возвышается над своими предрассудками, становится способным преодолеть субъективность. Через катарсис искусство реализует особые, высшие формы общественного сознания, достигая социально значимых целей нравственного преобразования и совершенствования личности.

Человек особенно близок к пониманию истинных ценностей в момент, когда рискует лишиться их полностью. Тогда ломается и перестраивается многое из прежнего отношения к миру и к самому себе, устанавливается новая система ценностей - изменяются критерии решений. Одна из пациенток Московского кризисного стационара так описывает свои впечатления :"У меня произошла переоценка ценностей. За короткий срокврачи сумели помочь мне ситуации, которую я считала трагически неразрешимой". Как показано Толстым в "Исповеди", выход человека из кризиса всегда связан с обретением им другого места в жизни, новых духовных ценностей. Аристотель, который ввел термин "катарсис", понимал его как процесс очищения человеком от дурных эмоций, аффектов путем воздействия на самые социально-значимые эмоции - страх и сострадание.

Фрейд рассматривал катарсис через призму любви и веры, формирования религиозных культов и обрядов. У истинно верующего или преданно любящего человека меняются мотивы и установки: воля к самоутверждению и желание настоять на своем сменяются готовностью "быть ничем", чтобы раствориться во Всевышнем, любимом. В этом состоянии резко меняется шкала ценностей. Прибежищем безопасности человека становится то, чего раньше он больше всего боялся. Наступает состояние счастья и наслаждения новоприобретенной свободой.



Сублимация

- это защита, осуществляющая переориентацию сексуального или агрессивного потенциала человека, реализация которого входит в конфликт с личностными и социальными нормами, в приемлемые и даже поощряемые обществом формы творческой активности. Это - наиболее адаптивная из форм защиты, поскольку не только снижает чувство тревоги, но и приводит к социально-одобряемому результату. Важно, что при сублимации замещается не сам объект (неприемлемый-приемлемым), а способы взаимодействия с ним.

Способность большинства людей отвлекаться от первоначальной цели и находить удовлетворение в объекте, допустимом с социальной точки зрения, т е сублимировать свои влечения, ограничена. Сублимация часто связана с десексуализацией, но последняя не всегда является порождением защиты, так как, в норме, возникновение "сверх-Я" также предполагает десексуализацию.

Сублимация - процесс, ведущий к переориентации реагирования с низших, рефлекторных форм - на высшие, произвольно управляемые, разрядка энергии инстинктов в неинстинктивных формах поведения. Она включает перенаправление энергии от объекта инстинктивных влечений к объектам иного рода и сопутствующую трансформацию эмоций. Благодаря исключительной силе сексуального в человеке, его переадресация в другие области приводит к значительному повышению работоспособности и творческой отдачи. Сублимацией Фрейд объяснял как научную деятельность, так и художественное творчество, которые, по Фрейду, суть лишь разные способы снятия напряжения. Следствием творческого акта является разрядка накопленных эмоций, что разрешает конфликт или ослабляет его до допустимого уровня. Разрядка психического напряжения наблюдается в момент "озарения". Фрейд писал:"Часто исключительное чувство ясности в мыслях, чувство просветления заменяют собой сексуальное удовлетворение."

Хотя абсолютное подавление сексуальности, несомненно, снижает творческую активность и способность к эффективным решениями, многим удается перевести значительную часть полового влечения в профессиональную деятельность. Ньютон не знал половой жизни, как и Грегор Мендль. Превращение сексуальной энергии в творческий потенциал невозможно без личностных потерь. Человек, вставший на путь сублимации и запрещающий себе половую любовь, откладывающий ее до момента, когда "хорошо узнает партнера", не способен уже на сильные чувства. Он остается "по ту сторону" любви и ненависти, так как затемняет страсть исследованием.

Половое влечение особенно пригодно для сублимации, так как оно сравнительно легко поддается подмене своей цели на другую ( в том числе и несексуальную). Важно заметить, что если нечто, например сексуальная любознательность, сублимируется в стремление к познанию вообще, то таким способом оно избегает вытеснения. Образование идеала "Я" и повышение требований к себе провоцирует вытеснение, но сублимация позволяет осуществить эти неприемлемые устремления и обойтись без вытеснения.



Идентификация

Идентификация - разновидность проекции, неосознаваемое отождествление себя с другим человеком и перенос на него желательных для себя чувств и качеств. Это -возвышение себя до другого через расширение границ своей индивидуальности: человек, "включив" другого в свое "Я", заимствует его мысли, чувства или действия. Вообразив себя на месте "образца", т е переместив центр своего "Я" в этом, теперь уже общем пространстве, он может испытать сочувствие, соучастие, эмпатию, почувствовать другого через себя и тем самым глубже его понять, а сочувствие или сопереживание, в свою очередь, предполагают "слияние" индивидульностей через общие чувства и переживания. Фрейд рассматривал идентификацию как самоотождествление человека созначимой личностью, по образцу которой он сознательно или подсознательно старается действовать.

Идентификация реализуется не только при отождествлении себя с кем-то, но и при причислении себя к определенному роду, классу, психологическому типу. В любом случае она облегчает осознание, понимание своей сущности, расширяет "Я", включая в него не только конкретных людей, но в отдельных случаях и мир, общество в целом. Еще Фрейд отмечал возникновение особой формы идентификации -"океанического" чувства, состояния полного слияния со вселенной, единения, разрушаещего любые преграды между "Я" и остальным миром. Растворяя себя в чем-то большем, человек преодолевает свои границы, приобретает единство с природой и Богом. Это не формирование дополнительных границ внутри, а утрата границ внешних. В общем случае граница "Я", помогающая личности ощутить свою нетождественность с остальным миром, смещается, в результате чего либо отвергается то, что принадлежит нам самим, либо принимается принадлежащее другому человеку или миру в целом. Состояния транса или гипноза -разновидности межличностного слияния.

Идентификация как один из механизмов самопознания начинается с детских ролевых игр ("дочки-матери", "пожарники", "космонавты") Она приносит чувства единства и гармонии через сопричастность с кем-то или с чем-то. Дети идентифицируются с теми, кого больше любят, кого выше ценят, создавая тем самым основу для самоуважения. С помощью сублимации ребенок усваивает нормы поведения значимых для него людей, т е активно социализируется. Идентификация опосредует принятие женской или мужской роли, позиции взрослого, т е участвует в формировании "сверх-Я".

Отсюда ясно, насколько важна для развития ребенка возможность общаться с такими взрослыми, с которыми он мог бы идентифицироваться, перенося на себя их положительные качества. Включая в свой внутренний мир нормы, ценности и установки любимых и уважаемых им людей как свои собственные, человек из этих элементов формирует свой идеал - внутреннее представление о том, каким бы он хотел бы стать.

Для идентификации с кем-то нужна определенная мера сходства с ним. усиливающая чувство симпатии, близости и инициирующая процессы отождествления. Стремление к идентификации тем больше, чем ближе образ героя смыкается с представлением об идеальном варианте себя самого. Вспомним, что обижаемся мы только на того, кого любим, ибо только в этом случае у нас имеются ожидания, установки - мы знаем, как "он" должен вести себя, ведь это "часть нас самих".

Идентификация с героем помогает человеку принять его способы восприятия окружающего и разделить его представления о приемах разрешения конфликтов. Она дает возможность не столько понять, сколько почувствовать то, что чувствует герой, и таким образом научиться интерпретировать сходные состояния у себя. Идентификация - это состояния, в котором человек сливается с объектом, с тем, что он делает, говорит, чувствует, желает, с тем, во что он верит. Это отождествление изменяет его ощущения и организацию внимания настолько, что он теряет способность со стороны, непредвзято посмотреть на объект идентификации.

Осознание своих недостатков, особенно в сравнении с достоинствами других людей, вызывает у человека внутреннюю напряженность. Этот конфликт можно разрешить по-разному: закрыть глаза на свои недостатки, возненавидеть идеал, который служит прямым укором, или же, наоборот, полюбить этот идеал.

Не все виды психологической защиты примиряют человека с самим собой за счет отвержения неприемлемой новой информации. Идентификация, катарсис и сублимация - приводят к включению части этой новой информации в собственную систему ценностей, изменяют модель мира и таким образом ослабляют конфликт между "хочу" и "могу".

Человеку, относящемуся к жизни творчески, необходима свобода. Свобода эта заключается прежде всего в умении смотреть на события с разных точек зрения, в многообразии способов взаимодействия с миром. Но на пути непредвзятого восприятия окружающих вещей и событий встают психологические барьеры. Они как шоры, фильтры, линзы, ограничивают и искажают восприятие мира. Коль скоро какую-то часть мира человек не воспринимает, а другая для него деформирована, он может не усмотреть объективные закономерности во внешней среде, что резко ограничивает разнообразие гипотез, выдвигаемых при решении задач.

Психологические барьеры формируются и укрепляются как система защиты от травмирующих факторов, угрожающих положительной самооценки человека. Но одновременно они представляют собою скорлупу, в которой человек живет, и иногда она настолько тверда, что он не может "прорасти" за ее пределы. Для проявления творческих возможностей личности полезно ограничить влияние этих барьеров, т епоставить их на необходимую высоту и расположить наилучшим образом, - так как эти эти барьеры играют как отрицательную, так и положительную роль ( они конденсируют, фокусируют, собирают мысль, не позволяя ей чрезмерно растекаться).

Подсознательные барьеры отражают противостояние человека самому себе. Неосознанность их влияния на поведение и их глубинные связи с физиологией затрудняют управление ими. Но если существующее положение вещей не осознавать и признавать, то его невозможно будет изменить, и оно неизбежно будет возникать снова и снова.

Осознание является необходимым, но недостаточным условием для управляемости психологических барьеров. Осознание ситуации ничего не стоит, если оно не притворено во внутренний опыт, если ответ "застревает в голове и не проникает в сердце". Нужно не познать , а постичь истину -не интеллектуально, а через бессознательные составляющие опыта. Поэтому для ослабления влияния подсознательных факторов необходимо не только осознание их свойств и механизмов действия, но и эффективное отреагирование. Ведь если бы знакомство с содержимым бессознательного было достаточно для радикального улучшения самочувствия, то лекции и книги могли бы облегчить страдания. Однако только новое переживание позволяет переоценить ранее вытесненное и запомнить его по-новому. В этом смысле снижение барьерных эффектов зависит не только от содействия в решении проблем и уяснения всех возможных подходов к их преодолению, но и от канализирования их энергетического потенциала, т е создания условий отреагирования старых очагов.

Итак, задача в том, что бы осознать и отреагировать. Известны специальные приемы, облегчающие вывод в сознание подсознательных представлений. Такую роль могут выполнять свободные ассоциации и психоаналитические беседы. Но профессиональная помощь вряд ли может быть оказана каждому нуждающемуся в ней. Именно поэтому "ликбез по самоанализу" имеет такое большое значение. Каждый способен овладеть простейшими приемами, нацеленными на возврат ранее преобразованных цензурой мыслей и чувств в сферу сознания. Тогда повышается вероятность их направленного отреагирования, т е преодоления, без чего невозможно душевное равновесие.



Возникновение феномена бегства от... и в ...

Когда жизнь человека теряет привычную стабильность, когда необходимо принимать ответственные решения, у него может возникнуть ощущение тревоги и даже страха. Эти чувства иногда переживаютсянастолько тяжело, что включаются защитные механизмы. Простейшая реакция защиты - стремление выйти из травмирующей ситуации. (Есть люди, вообще склонные к бегству от трудностей. В сложных обстоятельствах они предпринимают переезд, эмиграцию, либо стремятся отсидеться, переждать - не вступать в конфликты, но и не приспосабливаться к новой ситуации.) В этом варианте защита создает тенденцию уклонения, "бегства в болезнь", в работу, в одиночество. Желание избежать угнетающей тревоги, сомнений в своей состоятельности может принимать самые неожиданные формы.

Наиболее типично бегство в работу. Оно порождает стремление все время что-нибудь делать. Такого рода перманентная активность происходит не от внутренней силы и уверенности в себе, а от отчаянной попытки заглушить глубинную тревогу. Достаточно часто поиск идеального варианта решения - это поиск предлога, чтобы уклониться от решения вообще, ничего не делать. Ведь идеального решения не существует. Просто человек не отваживается сказать себе: "Пока я не готов к решению!"

Неадекватно восприняв нечто случившееся или свою роль в нем, человек начинает недооценивать свои перспективы и уклоняться от всех ситуаций, где есть вероятность оказаться несостоятельным. Например, он неожиданно уходит из семьи, с работы, изолирует себя от привычной обстановки,- окружающие не могут понять, в чем дело. Если травмирующая ситуация сложилась в профессиональной сфере, человек вдруг объявляет, что работа для него - не главное. И действительно, не исключено, что под влиянием защиты его жизненные ценности сместились в сферу непрофессиональных интересов, а все неудачи на службе обесцениваются по типу "зелен виноград" для ослабления их травмирующего воздействия.

Уход в болезнь - человек неожиданно начинает демонстрировать чрезмерное, необоснованное беспокойство о своем здоровье, утверждая, что "все остальное не важно". Такое бегство может действительно вызвать серьезные изменения самочувствия и уж во всяком случае, только усугубляет проблемы общения.

Активная общественная и политическая деятельность - известный способ уклонения от своих профессиональных обязанностей (отмечено, что люди, успешные в своей профессии, гораздо меньше заинтересованы в такой активности). Лозунги подобных активистов - "Сейчас не время заниматься профессиональными делами, вот когда ситуациястабилизируется..." или "Теперь каждый честный человек, каждый патриот должен..."



Поиск "мишени" и ее роль

Ощущая внутреннее неблагополучие, человек ищет помощи извне и с этой целью избирает "мишень" - того, на кого можно обрушить свои проблемы. При благоприятном развитии событий такой мишенью становится психолог. Функция "мишени" - помочь осознать сущность проблем. Столкувшись с трудностями, каждому необходимо понять, что произошло, отчетливо представить, когда и почему его возможности перестали удовлетворять требованиям, которая предъявляет ему окружающая Среда или он сам. Ведь именно в этот момент у него появляется ощущение внутреннего диссонанса, неудовлетворенности собой, начинает расти тревожность - возникает внутренний конфликт.

Возникшее внутреннее напряжение мешает ему вспомнить, как раньше удавалость справиться с проблемами такого рода. Извне гораздо легче создать условия облегчающие уяснение, осмысление связей и значения того, что изнутри не интерпретируется сознатеольно и произвольно.

Чтобы помочь человеку, оказавшемуся в роли мишени: 1. Можно либо подтолкнуть его к приспособлению к обществу, либо наоборот, убедить его, что он может стать сильнее и отстоять свою позицию. Под приспособлением здесь понимается умение действовать так, как поступает большинство людей в данной культуре. Когда человек действует "как принято", в соответствии с существующими и одобряемыми обществом образцами поведения, то растет вероятность сохранить душевное здоровье. Эта стратегия поведения обеспечивает ему уважение окружающих, дает уверенность в себе, он лучше защищен от посягательств и оскорблений. ("Тебе трудно потому, что ты "высунулся" -не высовывайся, будь как все. Тогда тебе станет легче").

Человек, ставший на путь приспособления, отличается устойчивой потребностью доставлять окружающим удовольствие и готовностью менять для этого свою позицию. Пока ему это удается, он в безопасности. Однако, с помощью приспособления он защищен только от внешних конфликтов. И если он не поглощен работой, ему нужны другие способы бегства от себя, чтобы заглушить сознание своего оскудения. Таким образом, предельная гибкость может обернуться изменой себе и своим идеалам. Поэтому такая стратегия психологической защиты нередко ведетк еще худшим внутренним конфликтам, ощущению пустоты, особенно если что то пошатнется в борьбе за успех. Понятно, что даже если в результате длительных усилиий на этом пути желанный успех достигается, он будет оплачен дорогой ценой.

Альтернативный подход - не приспособление, а максимальное развитие своей индивидуальности, самоактуализация.Человек должен проникнуться мыслью: если кто-то отказывается от части своих ценностей и идеалов, он нарушает свою моральную и интеллектуальную целостность, становится несчастным, утрачивает свободу. Ведь свобода предполагает уважение не только других, но и себя как личности. Человек, достигший внутренней цельности, порой не столь удачлив, как "приспособившийся", но у него есть уверенность в себе, он может непредвзято рассуждать и объективно оценивать, поэтому он гораздо менее уязвим для чужого мнения и давления обстоятельств. Это во многом определяет его творческую реализацию, поскольку "он воспринимает перемены действительности положительно, тогда как приспосабливающийся человек в своем стремлении к равновесию воспринимает их отрицательно".

Перестройка по второму типу влечет ослабление эгоцентрических позиций, ограничение чрезмерных притязаний, повышение самокритичности, стимулирует уважение человека к своим индивидуальным особенностям. За счет этого снижается уровень необходимой защиты и повышается умение формировать новое отношение к окружению и своим поступкам. Тогда появляются силы для самостоятельной борьбы с трудностями, становится возможным разрушение неадекватных стереотипов и установок, реализация жизненных целей.

Осуществлять поддержку, оказавшись в роли "мишени", необходимо со всей осторожностью. Наилучшая позиция - максимальная внешняя нейтральность, которая необходима для минимизации переноса. Ведь чувства, бурлящие вокруг, рапространяются и на "мишень". В этой роли человек используется как "козел отпущения", как объект разрядки напряжения, которое не способны разрядить подлинные источники конфликта. Например, "мишень" может вдруг оказаться "заместителем" родителей страдающего, и тогда отношения человека с "мишенью" будут определяться его далеким прошлым.

Таким образом, "мишень" - это не любой человек, а такой, который может тем или иным способом повысить у другого уверенность в себе и устойчивость в жизненных бурях. Поведение страждущего подсознательно или осознанно направляется на поиск подходящего дляэтой роли человека, чтобы проводить с ним долгие часы, выплескивая на него свои чувства, - все это признаки включения защиты.



Конфликт и псевдоконфликт

Сам или с помощью "мишени" человек начинает подозревать о существовании у себя внутреннего конфликта, травмирующее воздействие которого включает механизмы психологической защиты, возвращающие человеку ощущение гармонии внутреннего мира. Возникает странная ситуация, если смотреть на нее извне. Человек попал в сложное положение и тревожится. Потом вдруг успокоился, хотя положение его не изменилось. Конфликт остался - изменилась его оценка и поведение. Но часто такие резкие и немотивированные изменения наблюдаемого состояния и поведения (и их странные объяснения самим человеком) воспринимаются окружающими как неадекватные, противоречивые, необычные для него.

Противоречия между поведением до и после вторжения защиты указывают на разрыв между сознательно принимаемым решением и скрытыми за ним чувствами. Конфликт порождается столкновением противоположных установок, целей и способов действия по отношению к конкретному лицу или объекту. Возникает диссонанс, переживаемый человеком как дискомфорт, нарушение внутреннего равновесия.

Избавиться от неприятного состояния, связанного с противоречивыми установками, можно по-разному: отказаться от желания, несовместимого с выработанной ранее установкой, приобрести новые знания, создающие существенный перевес одной позиции и тем самым снимающие конфликт, или пересмотреть свои привычные установки и жизненные ценности таким образом, чтобы исключить диссонанс.

Например, кто-то считал одного из своих знакомых человеком порядочным и вдруг узнал про его дурной поступок. Как ему избавиться от огорчения? Самое простое - не поверить факту ("Он не мог!") Далее, можно изучить подробности происшествия, в надежде, что выяснится нечто такое, что оправдает совершенный поступок ("Ах так, ну тогда другое дело") Не исключено и коренное изменение отношения к нему ("Кто бы мог подумать!")

Конфликт , как острая форма проявления противоречия, может иметь разную природу. Причиной могут явиться и разнонаправленные потребности, и несоответствие ситуации самооценке.

Если конфликт порожден потребностями, блокирующими друг друга, то возможны 3 типа ситуаций: две одинаково привлекательные, но противостоящие друг другу по потребности ( ситуация "буриданова осла"), две отрицательные ценности, когда трудно выбрать "меньшее из зол", или же две разнонаправленные - что-то привлекает, но получить желаемое мешает нечто, что отвращает (хорошее вознаграждение за неприятную работу). Кроме несовместимости потребностей причиной конфликта может служить и неадекватность самооценки. При этом важно учитывать, завышена она или занижена. Чрезмерно завышенная самооценка, особые претензии, которые обнаруживаются в утрате критического отношения к своему поведению, сочетаются обычно с недооценкой или полным игнорированием объективных условий и требований окружающих. Естественно, что все это не одобряется окружающими и порождает конфликт.

Кризис может провоцироваться и заниженной самооценкой, вызывающей избыточный самоконтроль, ведущий к нервным срывам, и преувеличение давления совести, чреватое моральными срывами. Полное подчинение человека совести - это его отождествление с жесткими принципами, которые реально е работают и которым всегда не хватает милосердия. Для адекватности реакции необходимо понимание конкретной ситуации. У человека с заниженной самооценкой при обострении обстановки может возникнуть чувство собственной неполноценности, приводящее к отрыву от реальности, появлению далеких от жизни установок, фантазированию, жизни в грезах (т е замещению) Фантазии выступают здесь как механизм разрешения конфликтов между средой и личностью. Они могут быть продуктивными, помогая овладеть своими переживаниями за счет воплощения их в творчестве и ухода от реальности, создания воображаемой идеальной ситуации и идеального "Я" и компенсации реального неуспеха успехами в этой придуманной среде обитания.

Кто себя не одобряет, не любит, тот находится в постоянной тревоге за себя. В нем нет уверенности, он вынужден, занимаясь собой, жадно доставлять себе все, что есть у других, доказывая себе, что он "не хуже других", - и этом смысле он находится в постоянной от них зависимости. Это и порождает такие следствия рационализации, как эгоизм, когда человеку мало добиться успеха - ему еще надо, чтобы друзья потерпели крах. Не вызывает сомнения, что это тоже путь к конфликту.

Конфликт может быть обусловлен и тем, что когда ответственный выбор сделан, положительные стороны отвергнутой альтернативы и отрицательные стороны избранной создают у человека недовольствопринятым решением. Тогда вмешивается защита, чтобы "задним числом" повысить ценность совершенного им действия ("сладкий лимон") или обесценить его отрицательные аспекты ("зеленый виноград"). Тем самым человек изменяет оценки в пользу уже избранной альтернативы, и диссонанс изчезает.

Таким образом, для людей с заниженной самооценкой сделанный шаг - еще не конец события. Еще долго после этого весы могут колебаться. "Правильно или не правильно я поступил?" Таким людям можно помочь, аргументирование поддержав сделанный ими шаг, найдя в нем что-то положительное.



Изменение критериев "разумности" своего поведения

Когда поведение человека вдруг становится "неразумным", вероятность действия психологической защиты также велика. Не понимая себя, человек старается иногда объяснить себе и другим странности своего поведения, порожденные внешним конфликтом, неразумностью тех или иных поступков, приводя развернутую рациональную аргументацию. Но при этом он забывает, что поведение управляется желаниями. Мысли действенны лишь в той мере, в какой они обнаруживают то или иное желание. Поэтому критерий "разумное" - "неразумное" не может быть определяющим. Неудивительно, что понимание причин своей тревоги помогает скоррегировать скрытые желания и снизить порожденную ими тревогу - но только если становятся доступными и мотивы.

Результирующая направленность действия может быть обусловлена противоречием между завышенными требованиями к себе и ограниченными возможностями. Огорчаясь, например, из-за низкой оплаты своего труда, человек вдруг проявляет необычную для него непоследовательность в аргументации и говорит: "Пусть я меньше зарабатываю, зато я порядочный человек". Под этим внешне алогичным высказыванием лежит вторжение защиты по типу рационализации: "много получают только непорядочные люди, а я человек порядочный". Это "разумное" рассуждение направлено на понижение им оценки окружающих ("непорядочные") и повышение падающей самооценки ("порядочный"). Подобная аргументация несколько утоляет боль уязвленного самолюбия.

Другой иллюстрацией сдвига понятия о разумности (рационализации) может служить традиционное для родителей перекладывание ими вины за плохое воспитание ребенка, вопреки всякой очевидности, с себя на всех окружающих: во всем виноваты бабушки, детский сад, школа, улица.

Здесь защита работает на изменение распределения ответственности, и равновесие достигается за счет ответственности и перекладывания ее на других.

Влияние конкретной неудачи на самооценку обнаруживается обычно по тому, как человек объясняет себе причины неудач. Например:" Для занятий творчеством нужны особые способности, а у меня их нет", или :"Все это верно, но мне уже поздно начинать." Псевдоразумность этой аргументации усиливается тем, что в иных обстоятельствах тот же человек считает, что он достаточно способный и ему еще не поздно заняться новыми делами. Совершенно очевидно, что демонстрируя "новую" логику, человек начинает неосознанно или неосознанно формировать о окружающих новый взгляд на себя, упреждая их негативную оценку своего поведения или своей пассивности.



Формирование нового образа "Я"

Вторжение защитных механизмов обнаруживается, когда человек активно стремиться внушить окружающим новый образ самого себя. Он применяет эту тактику рационализации, когда предвидит, что его поведение поймут и оценят нежелательным для него образом, а его самого отнесут к типу людей, к которому он принадлежать не хочет: "У меня нет предрассудков, но по понедельникам я в командировку не выезжаю" ( отречение от себя как от человека с предрассудками). "Может быть, это и глупо, но я никогда не подаю милостыни" (лучше отречься от себя как от умного, чем признать себя скупым).

Человек, недовольный собой, стремясь представить себя в лучшем свете, испытывает страх разоблачения, который постоянно требует душевной энергии. Он непрерывно уговаривает себя , что прав. Осуществляя рационализацию, он защищает свои заблуждения, и они повторяются вновь и вновь. Некоторые люди настолько опасаются критики, что предпочитают выглядеть несчастными, лишь бы не слышать отрицательных отзывов. Они постоянно выставляют себя виноватыми, чтобы другие поняли, что это благородный человек, который сам страдает от каждой своей ошибки. Самокритика как бы блокирует критику со стороны.

Другим средством предохранить себя от чувства вины является "праведное возмущение". Интенсивно критикуя чьи-то действия, мы начинаем чувствовать себя умными, высоконравственными, всегда правыми. Зачем обращать внимание на собственные недостатки, когда столько порока вокруг (продажные политики, жадные предприниматели)? Классический пример защитной маски - такая всем хорошо известная роль, как "казанский сирота": человек делает все, чтобы уклониться от контакта с начальством, а потом жалуется всем на заброшенность, отсутствие руководства, грустит, что ему никто не хочет помогать - ни коллеги, ни начальство, ни подчиненные, сетует на отсутствие прав - "Кто меня будет слушать?", на непосильные задачи - "Я не профессор, академий не кончал", "Я слабая женщина". Бывает, напрашивается на грубость, а затем искренне обижается. Не возражает иногда прослыть недалеким, чтобы ему не поручали ничего серьезного.

Увидев знакомого человека в "новом образе" и стремясь оказать ему помощь в трудном положении, необходимо постараться убедить его в достоинствах "старого образца", всячески завышать значимость прежних успехов и породивших их способностей.



Возникновение символов и фетишей

Одновременно с созданием нового образа "Я" часто обнаруживается вторжение специфических символов, знаменующих включение защиты по типу замещения. Символы и символические акты начинают постепенно замещать реальные, но вытесненные действия. Действие символа можно сравнить с эффектом перспективы: как перспектива средствами второго измерения выражает третье, позволяя на плоскости увидеть пространство, так и символический образ делает непостижимое доступным и понятным в завуалированной форме. Например, появляются описания действия вместо совершения самого действия, рассуждения типа:"Если бы я имел...", "Если бы я мог...".

Душевный конфликт может сделать человека вспыльчивым и гневливым. В подобных ситуациях гнев есть результат регрессии к незрелым, примитивным формам замещения. Сердясь, человек может "позволить себе" то, раньше позволить не мог, - ведь он в "таком гневе"! Проблема решается по пути наименьшего сопротивления - осуществляя символические действия, он рвет листок с условием задачи, которую ему не удается решить, или уходит, хлопая дверью, когда не находит приемлемой для себя стратегии поведения. Он может совершить символический акт и другого типа - "принесение жертвы": как считал Фрейд, для того чтобы пациент испытал существенное облегчение, ему необходимо чем-то "жертвовать", например деньгами.

Регулирование высоты барьеров

Сталкиваясь с внешней травмирующей ситуацией, недовольный собой и огорченный своими поступками человек может нейтрализоватьзащитные механизмы тремя способами: понизить значимость травмирующего фактора ("Теперь (в новых обстоятельствах) я смотрю на это по другому"), повысить самооценку, чтобы на ее фоне влияние травмы было менее болезненным ("Для меня это не имеет большого значения ), или понизить значимость неудачных поступков и действии, т е изменить систему ценностей так, чтобы некое событие опустилось в иерархии предпочтений, стало лично менее значимым ("Не очень-то и хотелось"). Рассмотрим различные варианты реализации этих стратегий.



Взвешивание масштаба травмы

Один из подходов к снижению внутренней напряженности состоит в выявлении масштаба травмирующего события, соотнесении его с главными жизненными ценностями. Если осознать сам факт несоизмеримости такого большого объема волнений и реальной, не столь огромной значимости события, то напряженность разряжается или смягчается. При таком сопоставлении целесообразно применять описательный, неосуждающий стиль представления ситуации, который помогает осознать, что угнетающее человека событие не затрагивает его основных жизненных ценностей. Тогда защита становится менее актуальной и может даже отключиться. Теперь он может объективно, непредвзято посмотреть на себя, на стечение обстоятельств и правильно оценить их последствия. Вследствие этого его поступки, определяясь реальными мотивами, могут стать более целенаправленными.

Любая задача решается легче, если удается ее преобразовать -осуществить выход за пределы изначально заданных условий, включив исходную ситуацию в более широкую систему, увидев ее как часть ( и не обязательно значительную) другой проблемы. Такая операция позволяет рассмотреть предмет тревоги в новом свете, открыв в нем новые факты и закономерности. Наоборот, анализ в жестких рамках условий и требований данной задачи усиливает тревогу и затрудняет процесс выхода.

Человек, потерпевший неудачу в карьере или в любви, нередко считает, что его жизнь потеряла всякий смысл. Он не осознает, что утрачена только часть жизненных ценностей. За счет излишнего концентрирования на травме сознание его сужается, что усугубляет психическую напряженность, ограничивает разнообразие его поведения, делая его существенно более стереотипным и предсказуемым. Здесь могут помочь любые способы расширения сознания, позволяющие переключиться, увидеть новые возможности и лучше управлять собой. Когда внешняя ситуация резко меняется (как сейчас в нашей стране), внутренний конфликт может быть связан с разрушением шкалы приоритетов. Место главной цели могут занять две-три побочных ( при беспокоящей неопределенности отношений между ними). Тогда человек ощущает, что не успевает за жизнью, не справляется с набегающими изменениями, жалуется на перегрузку, переживает смятение и напряженность в ожидании будущего. Способность бросить общий взгляд на события своей жизни, не теряя широкой перспективы и не утопая в мелких деталях, поможет ему справиться с огорчениями по поводу невозможности выполнить изначально нереальные, взятые когда-то на себя обязательства.

Для повышения обозримости проблем особенно важно систематизировать поступающую информацию, выделить главную по значимости цель. Затем нужно переключить свое внимание на мотивы, постараясь найти такой, во имя которого в данных обстоятельствах можно по-новому упорядочить свое поведение, уточнить шкалу ценностей.

Пример из практики психотерапевта К.Ф.Леонтовича. Столяр 27 лет сильно пил и страдал от непрерывного недовольства собой. Он утратил интерес ко всему и "даже к домино и к футболу". Беседы с собутыльниками были ему не интересны , и он пил в одиночку. В периоды просветления читал, но бессистемно. Себя он считал "работягой", интеллигенцию ненавидел и тайно ей завидовал. Проанализировав набор книг, прочитанных им в больнице, и аппелируя к ним, психотерапевту удалось предложить иную оценку себя и своих возможностей, косвенно подтолкнуть, убедить его, что он , в сущности, сам интеллигент. Наступившая переоценка ценностей привела к тому, что после выписки из больницы он сменил в своем ремесле традиционные формы на современный стиль, поступил учиться заочно и бросил пить.

А.Бек описывает студента, жаловавшегося на страх предстоящего публичного выступления. Психотерапевт его спрашивает: "Чего, собственно, вы боитесь? Предположим, слушатели решат, что вы наихудший оратор. Разрушит ли это вашу будущую карьеру? Откажутся ли от вас после этого родители и жена?" Такие вопросы побуждают студента к реалистическому анализу последствий неудачи. В итоге он с облегчением признает, что самый неприятный из возможных исходов состоит в том, что у него пару дней будет плохое настроение, а затем все прийдет в норму.

В затруднительных ситуациях часто бывает полезно взвесить все обстоятельства на весах основных ценностей. Допустим, человеквстревожен особенностями своей сексуальной жизни. Он воспринимает свои сексуальные импульсы как чрезмерные. Непроизвольно он акцентирует избыточное внимание на этой проблеме, что повышает вероятность, что включится защита (проекия) и спровоцирует у него тенденцию критиковать других людей, чье поведение он теперь будет воспринимать как излишне сексуальное. Если внушить ему восприятие уровня своих половых потребностей как допустимого, просто лежащего на другой границе интервала нормы, то ему уже не потребуется защита. Таким образом, передвинув оценку на шкале ценностей, он может примириться со своими собственными чувствами и вследствие этого станет терпимее к их выражению у других.

Некто испытывает чувство вины из-за того, что ведет несколько беспорядочную половую жизнь. Однако постепенно выясняется, что в действительности он боится нападок и разоблачений со стороны родителей, жены, общественного мнения, т е слишком высоко ценит эти свои особенности. Он должен осознать, что за чувством вины скрывается чувство другого масштаба, что его "любовные похождения" на самом деле маскируют боязнь любви настоящей, неумение любить самоотверженно, неспособность к близким ответственным отношениям. Тогда он поймет, что его поведение - не столько прегрешения против общества (что и провоцировало вытеснение), сколько против себя самого, пустая растрата своей способности к любви. Если он это осознает, то встанет на путь избавления от чувства вины и сможет надеяться наконец полюбить.

Здесь важно не отрицать с порога обоснованность возникших проблем и страхов, а направлять и стимулировать их анализ. Главная задача -создать новый образ ситуации, к которому уже можно испытывать и другие чувства.

Изменение масштаба травмирующего события или даже его обесценивание помогает справиться со многими внутренними трудностями. Например, в последнее время в ряде стран пропаганда укрепляет у людей представление о том, что "курить не модно", что преуспевающий, счастливый и удачливый человек не курит, а курящий тем самым демонстрирует свою несостоятельность. Всесторонне, с помощью средств массовой информации демонстрируется, что человек без комплекса неполноценности не имеет такой потребности. Во всех случаях необходимо сохранять опору на позитивный опыт и имеющиеся ресурсы и не фиксироваться на негативных аспектах. Такая установка позволит использовать все то, что помогает. Понижение значимости допущенных ошибок

Один из подходов к смягчению внутренней напряженности , возникающей при конфликте, связан с понижением значимости допущенных ошибок, испытанных неприятных ситуаций. Учитывая, что самооценка снижается сильнее, если неудача объясняется личной неполноценностью, чем и когда допускается и неблагоприятное стечение обстоятельств, полезно переложить значительную часть неудач на внешние обстоятельства и недостаточную информированность. Не будьте к себе более критичны, чем к другим; в конце концов, вы тоже человек. Не стоит тащить за собой хвост переживаний по поводу несправедливостей и обид. Подобная фиксация и постоянное возвращение к прошлым поражениям сдерживает конструктивную деятельность в настоящем.



Повышение гибкости системы ценностей

По мере возрастных изменений сформировавшаяся у человека модель мира становится не только все более сложной, но и более инерционной -каждая ее трансформация требует все больших усилий. Возникают не только устойчивые критерии, но и целостные сценарии, подсознательные жизненные планы, предопределяющие поведение человека. Излишняя устойчивость системы принципов и критериев препятствует дальнейшему развитию. Ведь наши мнения должны меняться - и потому, что меняется мир вокруг нас, и потому, что меняются наши способы суждения. Признание относительности своей системы ценностей расшатывает предрассудки и устраняет препятствия на пути коммуникации.

Сможет ли человек изменить свои установки и пересмотреть отношение к событиям, зависит от его психической гибкости. При ортодоксальных, плохо коррегируемых взглядах обстоятельства жизни могут вызывать столь тяжелые душевные конфликты, что для того, чтобы их пережить, человеку приходится радикально реконструировать свою модель мира. Тогда, пытаясь не делать этого, избавить себя от растерянности и страданий, т е не изменять своих критериев ценности и в то же время адаптироваться ( а для этого посмотреть на мир новыми глазами), он ощущает глубинный конфликт, и приходящая на помощь защита замещает реальную жизнь - он строит удобный для себя мир фантазий, мечты и уходит жить в него, как улитка в раковину. Внешне это выглядит как самоизоляция, и чем дольше она продолжается, тем труднее в дальнейшем наладить отношения со внешней средой. Для предотвращения столь непродуктивной реакции на перемены в окружающем мире следует развивать способность изменять отношение ксамому себе, переоценивать и корректировать свой внутренний опыт, смотреть на себя новыми глазами.

Гибкость развивается через понимание того, что если на отдельных этапах жизни многие виды защиты играют положительную, приспособительную роль, то на других они могут оказаться нерациональными, особенно когда приобретают характер привычной стратегии поведения. Например, в свое время человек, не имея должных ресурсов, мог устранит неприемлемое для себя влечение только вытеснением, так как был слишком слаб, чтобы справиться с собой осознанно. Но когда он стал зрелым, сильным, он способен вытеснить вытеснение сублимацией; если же он продолжает использовать привычную стратегию, то тормозит развитие собственной личности. Особенно часто бывает, что , добившись большого успеха на каком-либо пути, человек боится свернуть с этого пути, начинает думать, что должен продвигаться все дальше и дальше в том же направлении.

Кроме учета динамики психических ресурсов в течении жизни (раньше не было ресурсов, а теперь есть; раньше старый путь мог привести к победе, а теперь полезнее новый) - надо учитывать личный "шаг" изменений. ("Не все сразу!") Нельзя забывать о предельных дозах, в которых человек способен воспринимать, усваивать расхождения между своей позицией и позицией другого лица. Когда расхождение слишком велико - позиции прямо противоположны - усвоение прекращается, включается защита. Подсознательно формируется представление, согласно которому "та позиция" или "тот человек" (с противоположной точкой зрения) или глуп, или мало знает, или неопытен, или не авторитарен. Его позиция должна быть отвергнута - и она вытесняется.

Подготавливать человека к разумному осознанию его неблаговидных поступков или к восприятию противоположной точки зрения целесообразнее мелкими шагами, добиваясь согласии при каждом продвижении и поэтапно корректируя его понимание ситуации и ее прогноза. Тем самым можно его постепенно подвести к новой оценке случившегося. Чем больше мера неожиданности новой позиции, тем сильнее эмоциональная реакция на нее и тем вероятнее включение защиты. В тех случаях, когда обнаруживается полное непринятие контраргументации, разумнее подвигать человека к новой точке зрения, критикуя сперва лишь частности на фоне общей доброжелательности и подчеркивая прежде всего элементы, объединяющие исходную и предлагаемую позиции, и лишь за тем - разъединяющие, подавая их как второстепенные. Здесь полезно вспомнить метод Сократа, который рекомендовал сначала встать на неверную точку зрения - вместе с ошибающимся собеседником, найти и обсудить ее положительные стороны и на этом основании объявить себя союзником, а затем, обращаясь с собеседником дружески, взвешивая уже не только "за", но и "против", путем дальнейших рассуждений перейти вместе с ним на правильную точку зрения.

Одним из выразительных примеров корректировки системы ценностей путем провоцирования катарсиса служит японская методика "Морита-терапии". Японский врач Морита в 1921 году разработал оригинальный метод изменения ориентиров поведения. В начале курса терапии он предполагает отключение от социальной Среды, а заканчивает полноценным возвращением в нее. Метод ориентирован на помощь людям, страдающим главным образом от трудностей общения, переживающим, что их не понимают окружающие, но не осознающим, что их страдания являются следствием того, что они сами не приемлют общепринятых ценностей. Девиз этого метода:"Вы должны жить хорошо, а не чувствовать себя хорошо." Перестройте поведение, тогда и чувствовать себя будете нормально.

Поскольку система критериев и ценностей человека весьма устойчива, то для ее перестройки необходимо создать напряженную и даже критическую ситуацию. В данном случае, на первом этапе терапии, внутренняя напряженность создается строгим одиночеством и неподвижностью (постельным режимом).

Может возникнуть впечатление, что это не слишком сильное потрясение, но это не так. Например, когда испытуемых, которых готовили в космонавты, людей здоровых и психически устойчивых, некоторое время подержали в герокамере, то они сообщили, что уже через неделю у них бывали дни,когда "вес внутри переворачивается","все раздражает", "хочется что нибудь выкинуть","кого-то ударить","запустить чем-нибудь, что попадет под руку". Они жаловались, что на них навалилась тоска, отупение, апатия. На седьмой день один из участников записал: "Настроение меняется как ленинградская погода". Так что изоляция и неподвижность - мощное воздействие.

Терапия займет несколько недель. Первую неделю участнику предлагается соблюдать абсолютную изоляцию и постельный режим. Человек должен находиться один и может вставать с постели только для еды и в туалет. Разговаривать, читать, писать, петь, курить и т д не разрешается. Условия организованы таким образом,чтобы максимально усилить внутреннее напряжение. В состоянии одиночества человек имеет тенденцию, используя механизмы экстереоризации, выделить из себя партнера по общению и взаимодействовать с ним. Это, вообще говоря, защитная реакция, в норме представляющая ослабленную модель раздвоения личности. В данном случае этот собеседник помогает обдумать, обсудить жизненную ситуацию. В следующие две недели обстановка меняется.Предписывается изменение работы, которая может быть тяжелой и даже очень тяжелой. Он требует всех сил и максимального терпения - человека сталкивают с ситуацией, когда он может выполнить либо все, но плохо, либо хорошо, но часть; тес реальностью лицом к лицу. При этом он физически ощущает границы своих возможностей и практически вынуждается к компромиссу. На фоне физической напряженности проводится и открытое вмешательство в систему ценностей личности, направленное на повышение уровня ее соответствия реальности. Человеку говорят:

удовольствие есть удовольствие, боль есть боль. Действительность надо воспринимать такой, какой она есть, - как реальность. Тем самым его готовят к переоценке ценностей и после этого разрешают вести дневник, позволяющий отслеживать динамику последующих изменений. В дневниковых записях отмечаются некоторые смещения в иерархии критериев. Появляются новые установки: не обязательно делать все абсолютно правильно и хорошо - допустимо настолько хорошо, насколько это возможно и позволяют обстоятельства. Так начинают уходить нереальные претензии.

В следующие 2-3 недели от человека требуют преодоления барьеров другого типа - ему поручают задания, которые могут быть ему неприятны, но он должен выполнять их, независимо от своего отношения к ним (подталкивание к компромиссам иного вида и снова коррекция ценностей). Последние 2-3 недели разрешается разговаривать, но не о себе и своих проблемах. Если терапия эффективна, то к ее концу стабилизируются новые критерии. Появляется вкус к жизни, стремление наладить отношения с людьми, преодолевается максимализм.



Отложить достижение результата

Целый ряд травмирующих ситуаций связан с невозможностью из-за неблагоприятных обстоятельств получить желаемое сразу, сейчас, немедленно. Если осознать упорядоченность целей, то напряжение может ослабиться. Когда разумно проведен анализ иерархии целей и средств, тогда неблагоприятные обстоятельства могут восприниматься как отсрочка исполнения желаний, а неприятности - как побочные события и случайные эпизоды на пути к их воплощению.

Здесь требуется умение откладывать решение проблем до времени, пока не возникнут условия для их решения. Такого рода позиция требует известной гибкости, она помогает найти в себе силы и отложить сиюминутное исполнение желаемого. В этом случае человек способен пережить временные неудовольствия на длинном и трудном пути к вожделенным целям. При этом, аргументируя отсрочку исполненияжеланий, необходимо учитывать связь возможной величины этой отсрочки с культурным уровнем человека. Обнаружено, что далекие цели плохо сохраняют силу стимула у лиц с низким уровнем развития. Чем ниже уровень культуры, тем сильнее воздействие сиюминутной цели.

Для облегчения систематизации своих целей и желаний можно предложить человеку составить список того, что могло бы составить ему удовольствие. В этот список целесообразно включить и самые простые, достижимые цели и самые трудные и дорогие. Когда человек видит перед собой перечень того, что можно реализовать немедленно (улучшая тем самым свое самочувствие), и того, что трудно, но очень хочется, достижение чего должно быть отложено, тогда он становится более готовым к планированию и пролонгированным усилиям для достижения результатов.



Повышение самооценки

Совершив поступок, неприемлемый для себя, и осознавая, что этот поступок будет всеми осужден, не находя себе оправдания, человек мучается от угрызений совести, чувства вины. Эти переживания могут сопровождаться резким снижением самооценки, формируется представление об утрате права на хорошее отношение окружающих:"Кто меня такого будет любить?". На фоне сниженной самооценки человек неадекватно, обостренно воспринимает реакцию окружающих на свои поступки, что, в свою очередь, ведет к конфликтам, разрыву отношений с людьми, чувству одиночества от потери эмоционального контакта. Возникает состояние дискомфорта, которое характеризуется на только ухудшением настроения, отрицательными эмоциями, но и сужением сферы общения. Если кто-то подрывает наше самолюбие, то сила полученного шока подчас отрезает нас от жизни на длительный срок.

Образуется порочный круг: изолированность усиливает психологическую напряженность, которая ослабляет контакты, что, в свою очередь, усиливает изоляцию, доходящую до ощущения полной непригодности к нормальному общению. Убеждение в собственной неполноценности очень опасно - формируется уничижительная позиция: "Если я такой плохой, то уж от "этого" хуже не стану". Отсюда -один шаг до хулиганства, жестокости, агрессивности. Порочный круг можно разорвать, если человеку удастся осознать меру вины, взвешенно соотнести ее со значимостью поступков других людей.

Для повышения самооценки человека, попавшего в трудную ситуацию, целесообразно его похвалить, поднять в собственных глазах и во мнении окружающих. Аналогичную роль может сыграть и какое-либо вознаграждение. И наоборот, упреки даже за фактически допущенныеошибки деморализуют человека, вселяют в него неуверенность в своих силах. Он начинает относиться к неудачам как к неизбежности. Следствия подобной деморализации могут проявиться в ожесточении, равнодушии, унынии. От этого напряженность возрастает еще больше. Поэтому и следует доверять человеку, обращаться с ним как с достойным - такой подход способствует его совершенствованию.

Эту позицию пропагандирует известный психолог Франкл. Он доказывает, что принимая человека таким, какой он есть, мы делаем его хуже, принимая же его таким, каким он должен быть, мы заставляем его быть таким, каким он стать еще только может. Если убедить человека в том, что он уже тот, каким он должен стать, то он освобождается от бремени выбора ориентиров и свободнее развивается. При получении своевременной поддержки защита, связанная со страхом осуждения, слабеет, человек становится доступнее как самокритике, так и внешней критике, что дает ему силы преодолеть свои недостатки.

Повышать самооценку целесообразно до такого уровня, когда у человека возникает уверенность в том, что уж кто-то, а он - сможет справиться с данной травмирующей ситуацией. Страдающим от своего несовершенства полезно иметь в виду, что не всегда надо тратить усилия на избавление от всех своих недостатков, но все свои достоинства следует развивать. Однажды, посмотрев тренировку наших футболистов, знаменитый Пеле сказал, что знает, почему русские играют так плохо -тренировки посвящены устранению недостатков, а надо развивать достоинства. По мнению этого футболиста, у него и его товарищей масса недостатков, но мало кто их замечает, потому что то. что у них получается лучше всего, они умеют делать в совершенстве, а те недостатки, что остались, - лишь продолжение их достоинств. Нельзя все делать одинаково хорошо, если не делать все посредственно.

Другими словами, нормализация самооценки может быть достигнута по-разному. Магистральный путь управления и самоуправления идет через переоценку ценностей и упорядочивание иерархии приоритетов. Поэтому изменение масштабов травмирующего события в общей шкале жизненных планов способствует улучшению самочувствия и адаптации к среде. Большую роль здесь играет трансформация жестких и немедленных требований в предпочтение. При этом жизненные стандарты не снижаются, но реализация задач может быть отложена. Когда желаемое не достижимо, то нет нужды считать, что все потеряно. Это создает необходимые условия для преодоления внутреннего сопротивления, восстановления работоспособности и возможности наслаждаться. Тогда меняются способы реакции на трудности. Вместо типичных для неудачников :"Если бы только...", "Да, но ...", нужно сказать себе "Спасибо, что хотя бы...", "Хорошо, что удалось продвинуться до ...".



Предотвращение закрепления беспомощности

Если все попытки изменить травмирующую ситуацию или отношение к ней не приводят к желаемому результату, а это чаще всего происходит на фоне большого опыта прошлых неудач, то у человека формируется установка особого рода - "выученная беспомощность". Такая установка организует готовность к тому, что в будущем все усилия этого человека окажутся безрезультатными.

Ослаблению этого препятствия способствует анализ трудностей решения прошлых задач, с которыми человек не сумел справиться и на которых обучился беспомощности. При этом полезно переоценить (повысить) сложность нерешенных ранее задач - перевести их из класса неразрешимых для данного человека в класс неразрешимых в принципе, либо разрешимых лишь при особых условиях. Тогда можно дифференцировать "те" задачи как особо трудные, а "эту" - как обычную и вполне разрешимую. Такую же роль играют типичные способы самооправдания при неудачах, например ссылками на чью-то повышенную требовательность, на невезение и случайность.

Многим мешает совершенствоваться представление о своих слабых способностях. Отсутствие какого-либо умения, вполне достижимого тренировкой, они объясняют примерно так: "Я не могу выучить французский - ведь у меня нет слуха." Такие фразы, часто повторяемые, становятся ритуальными и препятствуют дальнейшим достижениям, создавая табу на успех в обучении.

Для предотвращения фиксации беспомощности, следует придать повышенную значимость любому частному успеху. Тогда растет самооценка, а вместе с ней - вероятность будущего успеха. Распространенность оправдания своих неудач недостаточными способностями объясняется тем, сто многие считают способности врожденными и уверены, что изменить их нельзя. Поэтому нередко мысль о своих слабых способностях столь неприятна, что исключается, вытесняется из сознания. В результате, руководствуясь в поведении подсознательным представлением о своей неспособности, человек не проявляет должного терпения, выдержки, настойчивости при решении задач, быстро отказывается от повторных попыток осуществить свои намерения. Неудачи, которые он терпит, по его мнению, лишь подтверждают исходную установку.

Прямое оспаривание этого допущения ("Ты обладаешь достаточными способностями") непродуктивно из-за повторявшихся в прошлом неудач. Делу может помочь удача на любом другом поприще, достигнутый там успех. Он сам по себе повысит самооценку, что облегчит разрешение трудностей в иных сферах деятельности. Когда кто-то не может справится с задачей, считая, что она ему не "по зубам", можно помочь ему приблизить успех, дав понять, что даже очень способные люди затрачивают на решения "таких" задач гораздо больше времени и усилий, чем он предполагает.

Если человек считает, что его неуспехи - следствие отсутствия способностей, низкого уровня интеллекта, его беспомощность укрепляется. Другое дело, если неудачи связаны с переутомлением, плохим самочувствием, тогда при улучшении самочувствия есть перспектива справиться с задачами.

Как отличить человека с выученной беспомощностью (неудачника) от уверенного в себе (победителя)? Победитель знает, что делать в случае проигрыша, но не говорит об этом. Неудачник, не знает, как быть, если прийдет неудача, но постоянно рассуждает, что он сделает в случае выигрыша.



Конструктивное преодоление страхов

Упорядочению, систематизации поведения чрезвычайно мешает страх. С помощью вытеснения страх устраняется из поля сознания, но не уничтожается.Вырванный из контекста личности человека и, следовательно, находящийся вне контроля, он действует внутри него и, будучи крайне взрывоопасен, может опасно разряжаться, так как принимает увеличенные, часто фантастические размеры. Сила вытесненного аффекта нарастает из-за его изолированности и несопоставления с другими событиями.

Вместе с тем страх, нарочито пережитый мысленно, теряет часть своей разрушительной силы. Многие люди бессознательно, интуитивно прибегают к такой форме десенсибилизации страха для уменьшения внутренней тревоги. Неудача, понятая лишь как шаг на жизненном пути, теряет свое самодавлеющее значение, не пугает и становится источником опыта. Когда, тем или иным образом, страхи, сомнения преодолены, всегда приходит радостное чувство, вроде чувства облегчения после первого прыжка с парашютом.

Страх поражения свидетельствует, как правило, о невысоких потребностях в достижении. Для тех, у кого эти потребности высоки, риск только усиливает мотивацию достижения. Поэтому, чтобы сохранить равновесие для успешного решения проблем, надо усиливать потребностьв достижении. Кроме того, желательно трудности наращивать поэтапно -преодолевать простейшие препятствия до попыток справиться с более опасными ("дорогу осилит идущий", "глаза страшатся - руки делают"). Перескакивание через ступени, форсирование этого процесса может привести к усилению страха и отказу от дальнейших шагов.

Мысленное проигрывание пугающих ситуаций, создание перевеса потребности над страхом и поэтапность шагов можно дополнить аргументацией в пользу того, что основные проблемы уже в прошлом (и поэтому бояться нечего), или смещением акцентов с глобальной требовательности, категоричности на конкретное планирование по подзадачам, каждая из которых сама по себе не очень пугает.



Не отрицать и не презирать свои проблемы

Преобладание вытеснения отрицательных аспектов содеянного, своего положения, идеализация отношений в прошлом, нереалистическая оценка перспектив будущего делают людей крайне уязвимыми. Чтобы уверенно справляться со своими трудностями, человек не может позволить себе презирать свои проблемы. Они - достойные его противники, они возникли как следствие серьезных мотивов и из них надо попытаться извлечь как можно больше ценного опыта для своей будущей жизни. Такая позиция примиряет с вытесненным прошлым опытом и тем самым помогает формировать новое отношение к старым проблемам. Ведь нельзя бороться с врагом, которого нет.

Опасно отвергать часть своего естества, какой бы она не была. Даже болезнь возникает как средство восстановления утраченного или нарушенного единства личности и, в каком-то смысле, является продолжением личностного роста. Надо с собой считаться, уважать все человеческие приобретения и проявления. Глупо отрубать левую руку по той причине, что она все делает хуже, чем правая. Также глупо ампутировать часть своей личности, своего характера. Продуктивнее сказать человеку: "Попытаемся убедить ту часть вашей личности, которая породила в вас эти страхи, что она тоже достойна уважения. Это были полезные реакции. Ведь вы здесь, вы выжили. Если бы у вас не было такой части, которая обеспечивала бы вашу защиту в определенной ситуации, вы бы не сидели здесь. Не будем стремиться устремить вашу возможность испытывать страх, но попытаемся изменить все так, чтобы вы могли иметь и другие реакции, более соответствующие вашему опыту - опыту взрослой, зрелой личности".



Повышение активности для изменения хода событий

Надо быть не только сильнее, чтобы наступать, но надо и наступать, чтобы быть сильнее. Представление человека о своей неспособности исправить создавшуюся ситуацию, о невозможности активно вмешаться в нее вызывает снижение самооценки, что само по себе провоцирует дальнейшее углубление переживаний, создавая ощущение усталости, одиночества, покинутости и подавленности. Возникающий комплекс неполноценности блокирует реализацию действительных возможностей личности, вытесняет стремление к росту и успеху. Человек замыкается в своем внутреннем мире, все больше изолируясь от социальных контактов. В подобных обстоятельствах нужно прилагать усилия, чтобы человек понял и поверил - можно вмешаться, можно изменить ход событий: даже неоптимальное действие лучше полной пассивности, ибо активность сама по себе способна принести облегчение. При этом, чем сильнее убежден человек в возможности повлиять на события, тем больше вероятность практических действий с его стороны. Активная жизненная позиция уменьшает беспокойство и чувство опасности.

У каждого сформировано представление о приемлемых для себя формах поведения. Нарастание тревожности в трудных обстоятельствах может быть связано с тем, что выход видится в действиях, которые человек считает для себя неприемлемыми или непосильными ("В нашем возрасте это не возможно", "Это не женское дело!") Если помочь ему расширить представление о границах приемлемости, о диапазоне своих резервов, то ранее невозможные способы действий станут допустимыми и доступными, что позволит человеку подняться над своими проблемами.

Большинство испытывающих кризис жалуются на невозможность что-либо изменить в своем положении. Однако внимательный анализ всех обстоятельств со стороны показывает, что хотя положение чаще всего достаточно серьезное, все же есть определенные возможности, позволяющие его изменить. Находясь внутри ситуации, человек просто не видит их. Он отрицает новые и продуктивные подходы на том основании, что не располагает положительными данными по этому вопросу. Громадную роль в способностях человека преодолевать трудности играет понимание того, чем определяется результат его действий - его собственными усилиями или внешними силами. Рационализация - форма защиты, обосновывающая вывод, что человек якобы "не может" нести ответственность за свои результаты, так как они от него не зависят. Роттер разделил людей на 2 типа по тому, где, по их мнению, расположено управление их действиями (локус контроля). Первые - экстерналы-считают, что события, происходящие с ним, в основном являются результатом действия внешних сил, и они не могут на них повлиять, вторые - интерналы - приписывают себе практически все результатысвоей деятельности и считают, что могут влиять на ход событий. Поскольку экстерналы в качестве детерминант успеха и неудачи заранее принимают внешние факторы, они, в отличии от интерналов, меньше склонны подавлять свои неудачи ("Зачем вытеснять то, что от меня не зависит"). Очевидно, что интерналы более адаптивны, и если поднять их самооценку, то они смогут сами разрешить свои трудности, тогда как экстерналы легче поддаются внешнему управлению.

Таким образом, ощущение бессилия связано не столько с самой ситуацией, сколько с односторонним восприятием ее. В подобных случаях важно показать, что беспросветность - следствие привычного взгляда, и если расширить поле анализа, учесть множество дополнительных обстоятельств, можно увидеть выход. Иллюстрацией может служить ситуация в спорте, когда у спортсмена закрепляется отношение к своему лучшему достижению как к пределу личных возможностей, когда он убежден, что дальнейший рост результатов для него невозможен. Возникает конфликт между внешними требованиями дальнейших успехов и подсознательным убеждением в их недостижимости. Интересно, как в этом случае опытный тренер исподволь формирует успех. Не предупреждая спортсмена, что поднята планка или увеличен вес штанги, он нередко добивается от него преодоления личного рекорда, демонстрируя ему, что здесь важна не сколько техника, сколько уверенность, что результат достижим. Тем самым подготавливается, организуется необходимый сдвиг в представлениях о границах возможностей.



Отказ от лобовой атаки

В отношениях с человеком нет ничего хуже прямого потивостояния - оно бесполезно. Давно обнаружено, что лобовые приемы воздействия на психику - самые неэффективные. Например, новая информация лучше воспринимается в комментариях, а не в прямых утверждениях. Легче усваивается аргументация косвенная или такая, которая внешне обращена к одному лицу, но рассчитана на другое (присутствующее или осведомленное о ней впоследствии).

С учетом таких особенностей психики, подталкивая человека к переоценке событий, целесообразно использовать не утверждения, а вопросы. Задавайте вопросы, которые будут мешать ему отстаивать позицию, что "положения худшего, чем у него, не бывает", что "он совсем одинок" и т п Уточняя форму высказывания, полезно иметь в виду,что жесткая констатация фактов может выглядеть угрожающе и вызвать сопротивление, помогая изложить аргументы, и понять их. Кроме расспроса, полезно предложить описать обстановку. Простой рассказ о тревожащих обстоятельствах, особенно в ситуации аффекта, помогает справиться с ними. Далее можно изложить выслушанные только что проблемы и дать человеку послушать пересказ всех событий, чтобы получить возможность посмотреть на свои проблемы извне. При этом предмет конфронтации подается в виде вопроса или предложения, а не как неизбежное зло.Надо иметь в виду, что при пересказе сочувствующим лицом создаются оптимальные условия для уяснения некоторых подсознательных связей, а тревожащие символы переводятся в понятные слова. Например, полезнее поставить под сомнение тактику ведения дела, а не личную честность партнера. Если он встанет в оборонительную позицию, то его труднее увести от принятой им тактики из-за включенной защиты и возникшего раздражения. Легче изменить течение событий, чем личность их участника.

При необходимости обратить внимание человека на неудачные формы его поведения или аргументации - лучше говорить о них не непосредственно, а о своем восприятии и своих переживаниях по этому поводу. Когда человек слышит неблагоприятные отзывы о себе, то эта ситуация для него весьма значимая, часто травмирующая. Поэтому не исключено вмешательство защиты. Если же кто-то говорит о себе и своих чувствах по поводу этой ситуации, то для оцениваемого острота восприятия критики снижается ("Мне всегда неловко наблюдать, как, сидя в транспорте, человек закрывает глаза, чтобы не видеть стоящей перед ним старушки", "Я испытываю неловкость, когда слышу подобный унтер-офицерский юмор"). Лучше сказать:"Я чувствую себя обманутым", чем "Вы нарушили свое слово" - информация та же, однако в первом случае она провоцирует защитную реакцию.

Преимущества косвенной критики: нет необходимости, да и трудно спорить с человеком, говорящим о своих переживаниях, а не о ваших недостатках.; не исключено, что не все люди так остро реагируют на подобные недостатки, как ваш собеседник. Тогда это высказывание не слишком обидно и можно допустить, что "я-не такой уж плохой человек". Пилюля подслащена, и защита пропускает информацию. Когда она усвоена, возможно и продолжение:"Конечно, я человек хороший, но ведь все-таки кому-то неловко, неудобно - не стать ли мне еще лучше?" Однако, для успеха недостаточно, чтобы аргумент был понят, необходимо, чтобы он был принят. Тот, кого убедили против его воли, остается при своем мнении.

Существуют различные способы нейтрализации защиты, связанной с ожиданием неблагоприятного отношения к себе. Например, можноприписать себе ошибки собеседника или частично оправдать их. Так, Б.Франклин писал:"Я взял себе за правило вообще воздерживаться от прямых возражений, от категорических утверждений со своей стороны. Когда кто-нибудь утверждал нечто, безусловно ошибочное с моей точки зрения, я отказывал себе в удовольствии решительно возразить ему и немедленно показать ему абсурдность его предложений. Я начинал говорить о том, что в некоторых случаях и при определенных обстоятельствах его мнение могло бы оказаться правильным, но в данном случае оно представляется несколько несоответствующим и т д" Эта же мысль звучит в замечании бывшего президента Франции Валери Жискар дЭстена относительно адвокатов, с которыми ему приходилось встречаться: "Тем, кого я принимал, хватало ума не пытаться переубедить меня. Они давали мне понять, что разделяют мои сомнения, и лишь хотели обратить мое внимание на те моменты, которые, по их мнению, я мог упустить из виду".

Не спорьте. Если у человека уже сложилась доминанта, укрепилась установка, словами ее не изменить, она вашей аргументацией будет только укрепляться и питаться. Ведь логика - слуга ее. Когда субъективно важная деятельность сталкивается с ситуацией, вызывающей сильное негативное переживание, отрицательные эмоции, то личностный смысл от этого не меняется, но быстро нарастает психическая дискредитация возникшей эмоции.

Задача состоит в том, чтобы найти способ сформировать другую доминанту, иную установку. Жестокая, лобовая критика, задевая ядро личности, способствует активизации защиты. Поэтому следует всемерно щадить самолюбие собеседника:"На вашем месте я бы, несомненно, поступил так же, если бы располагал теми же сведениями. Но, к сожалению, вы не полностью или не совсем точно информированы". Здесь подразумевается, что какое-то упущение связано не с низкой компетентностью, а с недостаточной информированностью, и положительная самооценка поддерживается.

Поведение человека в значительной мере определяется его моделью мира. Взаимодействие людей протекает нормально, если их модели в значительной мере совпадают или по крайней мере не противоречат друг другу. Иначе поведение одного может показаться другому не правильным, нелогичным, не соответствующим ситуации - отсюда желание поправить партнера, дать ему совет. Это, в свою очередь, может быть воспринять партнером как непрошенное вторжение в его внутренний мир и вызвать его сопротивление. Теперь понятно, почему советы следует давать только тогда, когда их настоятельно просят, когда человек самостоятельнопришел к выводу, что надо изменить свою позицию (скорректировать свою модель мира), но не знает, как это сделать. Если такая потребность еще не сформировалась, давать советы преждевременно, бесполезно, а иногда и вредно. Вместе с тем лучшие советы - те, которые не имеют притязаний на безусловную обязательность и при этом своевременны. Эту грань тонко подметил Байрон:

Среди различных форм и формул зла Всего досадней поздние советы, Пророчества вчерашнего числа И фразы: "Мы предчувствовали это".

При необходимости коррекции поведения другого - форма взаимодействия играет ключевую роль. Никаких оценок, только констатация. Например: "Вы прервали меня трижды". В этом случае информация представляется более приемлемой, чем после замечания оценочного характера :"Вечно вы всех прерываете и не даете слова сказать!" "Наташа, ты неряха", - воспринимается как оскорбление "Ты пролила кофе и не вытерла", - как описание поведения. Оценка в реплике звучит как ярлык. Подмечено, что высказывания в описательном ключе вызывают минимальную психологическую защиту и большее желание понять и изменить поведение.

Даже когда установка на изменение своих представлений у человека созрела, рекомендации следует ему предлагать не только в косвенной форме, но и с элементами неопределенности, в несколько общем, незавершенном виде. Определенность воспринимается зачастую как форма давления, а четкость рекомендации связывается подсознательно с заниженной оценкой партнера (он может понять только четкое и простое предписание). Здесь не исключена такая логика:"Если он обо мне так плохо думает, зачем мне пользоваться его помощью..." - и совет вытесняется. Усвоение рекомендации с неоднозначной формулировкой облегчается за счет косвенной активности человека при переработке информации, поданной ему в виде намека или в косвенной форме, когда необходимо догадаться о чем-то, доопределить воспринятое. Придав совету собственную, личностно приемлемую и завершенную форму, вложив свои усилия в понимание и оформление рекомендации, человек ощущает себя соавтором идеи и относится к ней не как к навязанной со стороны, а как к своему детищу. Тем самым защита от вторжения в его внутренний мир становится излишней, конфликт разрешается и самооценка повышается.



Развивать и любить свое хобби

Хобби - терапия - способ оперативно удалиться от аффективной ситуации.

Заблокированность способностей, в частности тех, от которых зависит умение разрешать жизненные проблемы, связана с возможными для данного человека путями познания. Не все способности поддерживаются обществом в равной мере. Отдельные способности могут вступать в конфронтацию с окружением. Тогда они либо отвергаются им, либо оно не предоставляет необходимых условий для их развития, либо другим способностям придается такое значение, что для остальных не остается места.

Абсолютная концентрация на одной идее или цели - один из источников внутренних конфликтов. Идея, оккупировавшая все поле сознания, делает человека недоступным ни для каких других идей, формируя предпосылки ограниченности и косности его психики. Когда у человека есть побочные интересы, диапазон его ощущений становится шире, и сами они проявляются многообразнее. В итоге он становится терпимее к другим точкам зрения, и вероятность конфликта уменьшается.

В этом плане нельзя недооценивать влияние различных интересов и увлечений, хобби. Всякое увлечение можно назвать творческим, поскольку оно сохраняет открытость психики для новых влияний и образует противовес защите по типу замещения. В критических ситуациях, в случае поражения на генеральном направлении (профессиональном, семейном, политическом) для нормализации самочувствия не нужно срочно изобретать новые формы деятельности; наготове другая, привычная, достаточно привлекательная - хобби, и на нее можно переключиться, она поддержит самооценку,и, возможно, защита не потребуется.

Кроме того, избирая хобби, человек существенно меньше зависит от социального окружения, здесь он свободнее, чем в других сферах своей жизни и деятельности. Эта свобода очень важна для творческой ориентации, поскольку внутренние изменения происходят с личностью, когда она позволяет себе быть самобытной, а не тогда, когда она старается оставаться "как все".

Отнестись к "этому" с юмором

Напряженность можно преодолеть и с помощью юмора. Это хороший способ разрешения противоречий, средство осмеяния преград, вызывающих ярость, страх и тревогу, помогающее избавиться от беспокойства за счет понижения значимости табуированных действий. Смех и слезы - универсальные механизмы разрядки, поскольку в обоихслучаях реакция переключается на процессы с существенным вегетативным компонентом, в которых и разряжается напряжение.

Смех - это особая комическая оценка действительности, построенная на контрасте или неожиданности. Как считал Фрейд, смех возникает потому, что шутки, остроты обладают способностью обходить те барьеры (внутреннюю цензуру), которые культура возвела в психике человека. Юмористическое отношение к событию несовместимо с повышенной тревожностью по поводу его влияния на нашу жизнь. Поэтому смех и защищает нас от чрезмерного напряжения и тем самым продлевает жизнь тем, кто обладает достаточным чувством юмора. Последователи одного из религиозных течений даже развили специальную технику восстановления душевного равновесия, где используется совместный смех или крик.

Ироничное отношение к себе и к значимости занятой позиции помогает здравому смыслу выйти из своего окостенения. Тогда и удается увидеть, что за тем, что часто встречается, к чему все притерпелись и мимо чего проходят, не задумываясь, нередко скрываются наиболее глубокие проблемы. Юмор дает возможность человеку увеличить дистанцию по отношению к чему угодно, в том числе и к самому себе, т.е. облегчает самоотстранение. Смех - это отдушина. Посмеявшись над чем-то, человек чувствует себя свободнее. Он освобождается от страха перед проблемой, которая начинает выглядеть простой и преодолимой, а следовательно, ситуация становится более управляемой. Человек начинает ощущать себя хозяином положения.

Способность в неловкой или болезненной ситуации увидеть что-то смешное помогает предотвратить внедрение защиты. Недаром читается, что чувство юмора по отношению к собственным проблемам - главный способ защиты одаренного человека. Многие великие ученые обладали им в полной мере. Так, в 1919 году, когда девятнадцатилетний сын Эйнштейна - Эдуард спросил отца: " Папа, а почему, собственно ты так знаменит?", тот рассмеялся, а потом серьезно ответил: "Видишь ли, когда слепой жук ползет по поверхности шара, он не замечает, что пройденный им путь изогнут, мне же посчастливилось заметить это." Смех - это переживание чувства превосходства и способ снять напряжение. Роль смеха в разрядке конфликтов впервые описал Э.Боти. По его мнению, смех возникает при неожиданном осознании несоответствия между объектом и умозрительной концепцией этого объекта. Смех может парализовать не только внутреннее напряжение, но и агрессивные намерения противника.



Поругать обидчика или ситуацию

Если потребности человека входят в противоречие с социальными нормами, они порождают у него внутреннюю напряженность. Например, ему хочется стукнуть обидчика, но правила общежития не позволяют поднять на него руку. Тогда брань позволяет разрядить агрессию не через физическое воздействие, а замещением - словесной агрессией, оскорблениями.

Допуская переход от рукоприкладства к брани, человек тем самым обесценивает ситуацию, снимает блокирующее действие защиты и разрежает свою внутреннюю напряженность. Действительно, согласно экспериментальным данным, из тех, кто обнаруживает тенденцию к резкому осуждению ситауации, в которой находится, лица, предпочитающие жаловаться на судьбу, неудачи, обильно уснащая речь бранью, как правило реже имеют повышенное кровяное давление, чем те, кто предпочитает не жаловаться, не ругаться, а переживает эти ситуации молча. Однако брань - не единственный способ разрядки замещением.

Может быть, проблемы нет, а есть плохое самочувствие

Чем тревожнее и напряженнее мы себя чувствуем, тем больше проблем мы себе создаем. Напряжение само создает дискомфорт и добавляет излишек значимости неблагоприятной ситуации. Нередко, не находя объяснения плохому самочувствию, человек интерпретирует его как следствие внутреннего конфликта, порожденного какими-то обстоятельствами. Но эта версия не всегда оправдана. Как показал Шехтер, если инъекцией или иным путем вызвать у кого-то определенную и весьма ощутимую физиологическую реакцию и не дать ей сразу надлежащего объяснения, человек будет искать причины и истолкует изменение своего состояния, основываясь на анализе и оценке того, что происходит вокруг него в данный момент. Такую инверсию причин и следствий следует иметь в виду. Для предотвращения подобного развития событий необходимо сосредоточить внимание пострадавшего на состоянии его здоровья и показать, что трудности, оцениваемые как неблагоприятные обстоятельства, относимые вовне, могут корениться в физиологии. Типичный пример - жалобы женщин на трудности семейного и профессионального общения на фоне климактерических перестроек обмена веществ. Когда истинные причины тревог осознаются, то значимость блокирующих обстоятельств понижается и открывается перспектива разрешения внутреннего конфликта.



Значение исповеди

Чувствуя, что совершил нечто нехорошее, согрешил, человек переживает собственное ничтожество, морально слабеет, исполняется к себе недоверием - а значит, становится готовым к совершению нового аналогичного поступка, нового греха, как только закончитсясамобичевание. Специальные обряды исповеди, утешения и отпущения грехов смягчают боль, снижают вероятность рецидивов, но вместе с тем порождают зависимость от тех, кто снимает эту боль и отпускает грехи. Облегчая душевный конфликт, исповедь требует от исповедующегося значительного усилия для преодоления препон, связанных со стыдом, страхом быть превратно понятым, трудностями выражения словами своих переживаний. В то же время исповедь, как хорошо построенный и доброжелательно осуществляемый психологический дренаж, дает человеку возможность описать не только совершенные поступки, но и рассказать об отброшенных возможностях.

Когда человек говорит о своих проблемах - это уже определенная форма реагирования (замещение), уменьшающая для исповедующегося диссонанс между внутренним состоянием и реальными поступками.Кроме того, говоря о себе, человек поневоле становится и слушателем. Возникающая обратная связь помогает ему лучше разобраться в себе. переоценить свои поступки.

Очаги душевных конфликтов устраняются быстрее и легче тогда, когда вызвавшее их событие не только узнается, но и переживается человеком совместно с другими. Осуществляя доверительный разговор, человек начинает понимать, что рядом есть другой, разделяющий бремя его страданий по-братски, для которого его беды близки, а переживания тяжелы. В кульминационный момент исповеди, при вскрытии душевного нарыва, исповедующийся испытывает боль и испуг, однако при этом он расстается с тайнами, которые требуют специальных непрерывных усилий для их сокрытия, и это тоже способствует облегчению состояния. Ведь в самом факте откровенности содержится катарсис. После раскаяния человек получает в свое распоряжение энергию, которую раньше обратил на сохранение тайны и на работу по созданию того представления, которое должны были иметь о нем другие в соответствии с выбранной легендой. Раскаяние - сильное аффективное состояние. Раскаявшийся испытывает чувство омерзения к себе и своим поступкам, а чувство стыда - та форма опыта, которая может препятствовать повторению проступков.

Продуктивность исповедального общения предопределяется гарантией тайны, обстановкой доверия и сочувствия. Каждый знает, насколько легче изливать душу незнакомцу, когда гарантирована тайна. В беседе с незнакомцем образуется как бы неопределенный фон, где случайный собеседник является "мишенью" с характером и достоинствами близкого человека, но без его недостатков "Больше не встретимся и никто не узнает"), что и создает обстановку, предрасполагающую к идентификации.

Эффективность исповеди определяется не только снятием напряжения путем разделения ноши с другим, но и за счет переложения на него частиответственности. Исповедь вызывает своего рода духовный взрыв, который очищает и обезболивает. Возникающее после удачной исповеди состояние освобождает от отрицательных эмоций, а перестройка системы ценностей, сопровождающаяся душевным подъемом и нормализацией самооценки, снижает риск рецидива и дает надежду на лучшее поведение в будущем.



Дневник и литературное творчество

Исповедь требует определенной меры доверия в общении. Эта мера служит показателем психического здоровья и формируется в семье. Сверхоткровенность и сверхзакрытость свидетельствует о том, что человек испытывает трудности в общении, в установлении контакта. Когда человек испытывает затруднения в общении или когда поговорить ему не с кем, надо выделить собеседника из себя, попробовать в беседе с самим собой найти положительные грани тревожащей ситуации и попытаться найти пользу из тревожащих неудач и ошибок для приобретения опыта. Переоценка своих поражений и ошибочных действий ("Ничего катастрофического, извлечем уроки") способствует снижению внутренней напряженности, создает благоприятный фон для развития личности. Такие действия многим помогают самостоятельно, без поиска "мишеней" найти путь гармонизации своей психики. Кроме того, свои действия легче анализировать по записям. Поэтому лица, имеющие трудности общения, часто ведут дневник. Собственно, многие литературные произведения представляют документ самопомощи их созидателей. В юности Гете перенес несчастную любовь, и у него появились мысли о самоубийстве. Он преодолел эти мрачные настроения и решил жить. "Однако для того, чтобы жить спокойно, я должен быть написать произведение". Это "Страдания молодого Вертера". Герой этого романа кончает мысль самоубийством. Можно допустить, что изложение своих проблем привело Гете к ослаблению установки на самоубийство и тем спасло ему жизнь.

Перекладывая груз несчастий и неудач на плечи своего автобиографического героя, автор как бы отстраняется от него. Это дает ему возможность освободиться от жесткой скованности прошлым. Личное литературное творчество помогает усмотреть главные противоречия, "узлы" своей жизни и распутать их.

Г.Гессе сравнивал литературное творчество с исповедью. В процессе написания произведения энергия, которая ранее тратилась на сокрытие травмирующего чувства, может быть направлена на продуктивные цели. Важно и то, что, занимаясь написанием своих конфликтов, автор не обостряет при этом внешнюю ситуацию.

Если человек не склонен к литературному творчеству ,то, во всяком случае, он может написать себе письмо - это уже поможет ему, так как его проблемы перестанут "застревать у него в горле" и мешать дыханию.



ЛИТЕРАТУРА



1. Блум Ф., Лейзерсон А, "Мозг, разум и поведение" , Москва 1988

2. Брату сь Б.С. "Аномалии личности", Москва 1988

3. Грановская P.M. "Творчество и преодаление стереотипов", Москва 1993

4. Грановская Р.М."Интуиция и искусственный интеллект",Ленинград1993 5-Завилянская Л.И."Психотерапия неврозоподобных состояний" ,Киев 1997

6. Зимбардо Ф."3астенчивость", Москва 1991

7. Карвасарский Б.Д. "Психотерапия", Москва 1985

8. Любищев А.А. "Сборник" , Ленинград 1982

9. Лебедев В.И. "Личность в экстремальных условиях", Москва 1989

10. Рассел Б., Рудестам М.Н. "Психокоррекция группы. Теория и практика", Москва 1990

11. "Этнические стереотипы поведения . Сборник.", Москва 1985
NURBIZ.KZ - каталог компаний и предприятий Казахстана и Алматы

MAYA Boutique KZ

Скидка 100%

При покупке на сумму 20 000 тг в подарок футболка!

Реферат на тему наурыз – скачать готовый или написать самому

Оценка взамен интимной связи с преподавателем – стоит ли игра...