31



Содержание




Введение



1. Символы надличных переживаний



1.1. Обращение внутрь (интроверсия)



1.2. Спуск - Нисхождение



1.3. Подъем - Восхождение



1.4. Расширение - Распространение



1.5. Пробуждение



1.6. Свет - Озарение



1.7. Огонь



1.8. Развитие



1.9. Усиление - Возрастание



1.10. Любовь



1.11. Путь - Странствие



1.12. Превращение - Преобразование



1.13. Возрождение - Обновление



1.14. Освобождение



2. Глубокое познание личности



3. Контроль над различными элементами личности



4. Постижение своего истинного Я: выявление или создание объединяющего центра



5. Психосинтез: Формирование или перестройка личности вокруг нового центра



Заключение



Литература



Введение




Психосинтез - это теоретико-методическая концепция психотерапии и саморазвития человека, разработанная итальянским психиатром Роберто Ассаджоли (1888-1974). Концепция эта явилась результатом
глубинного несогласия Ассаджоли с обретавшей все большую популярность в начале ХХ в. психоаналитической трактовкой стадий и движущих сил развития человека, а также природы и значения высших
проявлений психической деятельности. В частности, Ассаджоли ввел в психологию понятие сверхсознательного - неосознаваемой сферы психики, содержания которой несводимы к содержаниям сферы,
обозначенной Фрейдом как подсознательное.



Разработка психосинтеза не была для Ассаджоли выдвижением альтернативы психоанализу. Как и подобает синтетическому учению, психосинтез не отрицает, но включает в себя предшествующие этапы развития
представлений о предмете. Более того, в своем анализе, то есть разложении целого на части, психосинтез даже еще более радикален чем психоанализ, указывая на присутствие в человеческой психике не
только двух независимых от "я" инстанций - Оно и Сверхя, - но целого сонма самостоятельно действующих и зачастую враждующих между собой субличностей. Однако Ассаджоли не ограничивается
аналитической констатацией расщепленности, он указывает также на присутствие в человеке центростремительных сил, под воздействием которых происходит непрерывный процесс психосинтеза: объединения,
интеграции частей в единое целое. Следовательно, задача психотерапии как деятельности, направленной на восстановление душевного равновесия или психической целостности, состоит в содействии
естественным интегративным силам, неотъемлемо присущим человеческой психике как таковой. В связи с этим Ассаджоли собрал воедино и синтезировал все известные ему методики психологического
воздействия, указав на их место и роль в процессе такого содействия; отсюда видимость эклектичности психосинтетической практики, режущая подчас глаз непосвященным ценителям чистоты стиля.



Констатация расщепленности психики "нормального" человека и присутствия в ней неявных интегративных сил служит также отправной точкой психосинтетического подхода к саморазвитию человека. Источником
этих интегративных сил, "центром притяжения", который не дает разбежаться субличностям и объединяет их в одну более-менее гармоничную или дисгармоничную личность, согласно Ассаджоли, служит
истинное "я" человека как точка чистого сознавания и воли. Психологическое развитие есть процесс становления самим собою: раcтождествления с различными субличностями и постижения себя неподвластным
им центром сознавания и воли, способным не только "ставить на место" любые содержания своего сознания, но и обладать ими, а не вытеснять в бессознательное.



Такое самопостижение в какой-то мере знакомо каждому человеку в форме естественного процесса взросления, затухающего как правило по достижении "зрелого возраста". Вместе с тем процесс этот с
помощью определенных методик может быть не только ускорен, интенсифицирован, углублен и т.д., но и продолжен; как и образование, взросление может стать непрерывным.



Растождествление, возвращение в себя из не себя, отделение зерна "я" от плевел субличностей служит первым шагом на пути духовного развития, так называемого "духовного психосинтеза", и дает
возможность осуществить себя, то есть явить себя миру в качестве центра излучения интегративных сил; разумеется, осуществить себя человек способен лишь в той мере, в какой он пришел в себя.



Знающие люди могут сказать, что в психосинтетической концепции саморазвития человека нет ничего нового, и в некотором смысле это действительно так, поскольку психосинтез, в отличие от множества
мертворожденных "систем самовоспитания", создавался не на голом месте. Испокон веков вплоть до начала нынешнего столетия вопросы саморазвития человека находились исключительно в ведении
"эзотерической психологии", - различных более или менее тайных школ саморазвития, существовавших параллельно наличной культуре, то есть совокупности социальных институтов воспроизводства человека
как носителя родового опыта. Культурным официозом такого рода субкультурная самодеятельность воспринималась как нечто если не вредное, то во всяком случае недостойное просвещенного человека.
Ассаджоли не афишировал истоки своих идей,* поскольку хотел включить хранимый эзотерической психологией родовой опыт саморазвития в ткань наличной культуры, а для этого нужно было обойти цензуру
господствующего менталитета академической психологии. Принципы и методы психосинтеза вполне традиционны в лучшем смысле слова; а то незаметное в своей очевидности новое, что дал нам Ассаджоли, -
это сам язык психосинтеза, просто, спокойно, без необходимо присущего эзотеризму защитно-зазывного флера, эпатажа, экзальтации и иносказаний излагающий принципы "вечной философии"
самоосуществления.



Следует отметить, что в стремлении к подобной экзотеризации Ассаджоли был отнюдь не одинок. Это было велением времени, призывом эпохи, на который откликнулись, каждый по своему, в том числе
Ауробиндо, Кришнамурти, Раджниш, Успенский, Юнг. Ассаджоли - самый скромный представитель этой славной плеяды, и поэтому мы узнаем о нем так поздно. Но Ассаджоли в своей скромности и способности
следовать законам игры оказался едва ли не самым успешным из них в деле осуществления этой фундаментальной задачи ХХ века - экзотеризации эзотерической психологии.



1.Символы надличных переживаний




Говоря о надличных переживаниях, надличном опыте, мы сталкиваемся с серьезным затруднением, связанным с неадекватностью нашего языка, - неадекватностью, обусловленной объектностью его изначальной
ориентации. Слова, которые служат для обозначения внутренних психических или духовных реалий, первоначально были выработаны для обозначения чувственно воспринимаемых явлений и процессов внешнего
мира. Слова эти - не более чем символы или метафоры; слово "дух", например, происходит от корня, который обозначает дыхание, дуновение и т.д. Языковые трудности такого рода вполне преодолимы, если
мы принимаем во внимание символическую природу используемых нами выражений. Будучи приняты и поняты должным образом, символы сослужат нам добрую службу, индуцируя непосредственное интуитивное
проникновение в существо, обозначаемое ими. Эти слова, указывающие на реалии надличной сферы, способствуют выявлению существенных аналогий между внешним и внутренним миром - именно благодаря тому,
что первоначально они были порождены чувственным опытом.



Однако символы таят в себе и другие опасности. Буквально восприняв символ и будучи очарован им, человек не сможет постичь то, на что данный символ указывает. Кроме того, все символы носят
односторонний характер: символ способен выразить лишь какую-то сторону обозначаемой им реальности. Этой односторонности можно избежать, только воспользовавшись рядом символов, которые обозначают
одно и то же. Взаимопроникновение, синтез многих точек зрения, воплощенных в разных символах, может дать более полное и глубокое представление о том, что они символизируют.



Итак, по нашему мнению, существует четырнадцать категорий или групп символов, способных обрисовать человеку раскрытые перед ним надличные перспективы:



1. Обращение внутрь (интроверсия)



2. Спуск - Нисхождение



3. Подъем - Восхождение



4. Расширение - Распространение



5. Пробуждение



6. Свет - Озарение



7. Огонь



8. Развитие



9. Усиление - Возрастание



10. Любовь



11. Путь - Странствие



12. Превращение - Преобразование



13. Возрождение - Обновление



14. Освобождение



1.1. Обращение внутрь (интроверсия)




К первой группе относятся символы интроверсии, обращения внутрь. Интроверсия крайне необходима современному человеку ввиду чрезмерной экстравертности нашей цивилизации. О типичном, "нормальном" ее
представителе, вовлеченном в стремительный водоворот самоцельной активности, можно сказать, что психологически он живет "вне себя". Это выражение, которое в прошлом использовалось для указания на
душевный разлад, хорошо описывает состояние человека нашего времени, - человека, ищущего смысл жизни где угодно, но только не в самом себе. Современный человек эксцентричен в полном смысле слова,
ибо живет, так сказать, вне своего внутреннего центра.



Очевидно, столь активную внешнюю жизнь нужно должным образом уравновешивать жизнью внутренней. Надо вернуться "в себя", отказавшись от обычных уловок, которые позволяют нам избегать встречи с тем,
что с некоторых пор стали обозначать термином "внутреннее пространство". Надо вспомнить, что существует не только внешний мир, но и внутренние миры, и что человек призван изучать и осваивать их так
же, как и мир внешний.



Современный человек научился управлять природой и использовать ее силы, но, как правило, не сознает, что все его внешние достижения имеют внутреннее происхождение: все они являются результатом его
желаний, стремлений, влечений, импульсов, а также рассуждений, расчетов, целеполагания и других форм психической, то есть внутренней деятельности. Каждое внешнее действие человека является
следствием внутренней побудительной причины. Следовательно, необходимо знать эти причины и уметь управлять ими.



Обращение внутрь не только восстанавливает равновесие, укрепляя нервное и психическое здоровья, - оно позволяет также обрести опыт надличных переживаний. Обращаясь во внутрь, мы открываем свой
Центр, свое истинное Существо, самую сокровенную и доселе неизвестную нам часть себя. Это открытие сопровождается так называемыми "пиковыми переживаниями", которые прекрасно описал Абрахам Маслоу.



1.2. Спуск - Нисхождение




Вторая группа состоит из символов, связанных с нисхождением, или спуском к основанию, "фундаменту" нашего существа. Исследование неосознаваемого символически трактуется как углубление в пропасти
внутреннего мира, как исследование "дна" души. Этот символ начал широко использоваться с появлением психоанализа, однако не был открыт последним. Уходя корнями в далекое прошлое, в древности он был
наполнен и более глубоким содержанием, - вспомним нисхождение Энея в Аид у Вергилия и Дантовское описание ада. О "безднах души" говорили и многие мистики. Кроме психоанализа в узком смысле слова,
существует также "глубинная психология", представленная Юнгом и другими. Ее основной постулат гласит, что человек должен найти в себе мужество осознать все свои дискредитированные, "теневые"
стороны, а затем включить их в состав своей личности наряду со "светлыми", сознаваемыми ее сторонами. Такое признание и последующее включение является актом смирения и в то же время силы. Человек,
который пожелал и смог признать низкие стороны своей личности, не позволив при этом обретенному знанию подавить себя, достиг истинной духовной победы.



Однако погружение в глубины связано с определенными опасностями. Сказка об ученике чародея напоминает, как легко дать "водам" вырваться на волю и как трудно потом заставить их войти обратно в свое
русло, управлять ими. В связи с этим ценной может оказаться практика Роберта Дезуаля с его методом "пробужденного сна". Он использует символ нисхождения, но основной упор делает на символе
восхождения. Относительно же нисхождения он указывает, что осуществлять его надо постепенно и осторожно: начинать следует с активации высших уровней сознания и лишь затем, по мере того как субъект
начинает ощущать свою силу, осторожно приступать к изучению все более глубоких уровней бессознательного. Задача состоит в том, чтобы устранить разрыв между сознанием и низлежащими неосознаваемыми
уровнями, - разрыв, который возник в результате подавления и осуждения этой стороны личности сознательным эго, не желающим признавать ее из гордыни или из страха. Такое подавление не дает никаких
положительных результатов. Пытаясь искоренить или уничтожить какую-то нежелательную часть себя, человек лишь возбуждает ее, стимулирует ее противодействие. С другой стороны, признать эту часть
своею не означает уступить ее требованиям. Признание своих глубин есть необходимое условие их преобразования.



1.3. Подъем - Восхождение




Третья группа символов связана с подъемом, восхождением, - освоением "внутреннего пространства" в верхнем направлении. Существует восходящий ряд внутренних миров, каждый из которых, в свою очередь,
имеет более высокие и более низкие уровни. Так, в первом из внутренних миров - мире эмоций - отчетливо различаются уровень слепых страстей и уровень возвышенных чувств. Далее идет мир ума, где
также можно обнаружить разные уровни: уровень конкретного аналитического рассудка и уровень отвлеченного философского разума (нуса). Кроме упомянутых миров, существуют также мир интуиции, мир воли
и еще более высокий невыразимый мир, на который можно только указать, назвав его "запредельным".



Символика восхождения использовалась во все времена. Все религии воздвигали свои храмы на возвышенностях, на вершинах гор; в древности многие горы сами по себе считались святыми. Символ неба или
небес - высшего мира, обители богов и цели человеческих стремлений - универсален.



1.4. Расширение - Распространение




Символы четвертой группы - это символы расширения сознания. Следует заметить, что несмотря на взаимоисключающий, казалось бы, характер некоторых символов, в действительности они предполагают и
дополняют друг друга. Так, нисхождение не исключает восхождения, а упрочивает фундамент последнего, тогда как восхождение, в свою очередь, обеспечивает безопасность нисхождения. Подобным же образом
для того, чтобы не потерять себя на просторах расширяющегося сознания, необходимо прежде обратиться вовнутрь и упрочиться в центре своего существа. Эти два процесса - расширение и центрирование -
не исключают, но дополняют друг друга.



Психиатр Г. Урбан говорит о "спектре сознания", утверждая, что мы сознаем лишь ограниченную область, аналогичную видимому диапазону электромагнитных волн от красного до фиолетового; существуют,
однако, и другие психодуховные области, аналогичные инфракрасному и ультрафиолетовому диапазонам электромагнитного спектра. Мы можем расширить свое сознание, включив в него более широкую сферу
впечатлений. Расширение сознания должно быть именно сферическим, осуществляться во всех направлениях - не только по вертикали, но также по горизонтали, то есть от индивида к группе, обществу и
всему человечеству. При этом важно не утратить сознания себя в рамках целого, не "потерять" себя в целом. Расширение, которое ведет ко включению в себя других существ, соединяется с символикой
любви (см. десятую группу).



Еще одну координату расширения сознания образует время. Как правило, человек живет одним днем, растворяясь в сиюминутных нуждах. Но он может расширить свое сознание, включив в него более широкие
временные циклы, весь многомерный временной континуум. Это ведет к постижению, что жизнь человека обретает смысл и ценность не благодаря какому-то моменту жизни, но благодаря процессу, который
разворачивается по меньшей мере в промежутке между физическим рождением и смертью индивида. Это расширение во времени, это включение в себя все более широких временных циклов готовит человека к
переходу - можно даже сказать, скачку - из времени в вечность, понимаемую не как неограниченная длительность, а как вневременное трансцендентальное измерение, в котором наш внутренний центр, Я,
пребывает над потоком течения времени.



1.5. Пробуждение




Теперь мы переходим к пятой группе символов, - символам пробуждения. Состояние сознания обычного человека можно назвать состоянием сна в мире иллюзий. К их числу относится иллюзия "реальности"
картины мира, рисуемой нашими чувствами, а также множество иллюзий, порождаемых воображением, эмоциями и мысленными построениями. Что касается внешнего мира, то, как показала современная физика,
все его предметы, которые представляются нашим чувствам прочными, непроницаемыми и неподвижными, в действительности образуются вихрями бесконечно малых и бесконечно быстро движущихся элементов. Тем
самым современная наука пришла к фундаментальной концепции индуизма, согласно которой все "явленное" является Майей, иллюзией, кажимостью.



Кроме того, существуют эмоциональные и мысленные иллюзии, которые определяют течение нашей жизни, опять и опять вынуждая нас ошибаться в оценках, совершать ошибочные действия и страдать от этого. И
здесь современная психологическая наука пришла к тем же выводам, что и древняя мудрость, показав, что человек видит каждую вещь и каждое существо сквозь густую вуаль своих эмоциональных реакций,
следов прошлых психических травм, чужих мнений и т.п. Следствием этого являются мысленные иллюзии: человек полагает, что мыслит объективно, тогда как в действительности он пребывает во власти
"идолов", как их называл Бэкон, - предвзятых мнений и коллективных внушений.



Все это формирует своеобразное состояние сна наяву, от которого человек может и должен пробудиться. Чтобы пробудиться, необходимо прежде всего мужественно встать лицом к лицу с реальностью и
признать, что в нас отсутствует внутреннее единство, что в нас сосуществуют многие самостоятельные субличности, определяющие наши чувства, мысли и действия. Иными словами, первый шаг к пробуждению
состоит в том, чтобы осознать все то, что существует в нас независимо от нас. Второй шаг состоит в том, чтобы осознать, кем мы есть в действительности, - центром самосознавания, самим собою,
зрителем той трагикомедии, каковой является наша жизнь.



Доктрина, равно как и практика пробуждения уходят корнями вглубь веков. Будда особо подчеркивал в своем учении необходимость пробуждения, а самого его называют "Совершенно Пробужденным". Хорошо
способствует приближению такого пробуждения упражнение, выполняемое сразу после обычного пробуждения от ночного сна; оно связано с непосредственным переходом к последующему пробуждению в мире
надличного сознавания. Отношение между этими двумя состояниями может быть выражено в форме уравнения: сон относится к обычному бодрствующему состоянию так, как последнее относится к надличному
пробуждению.



1.6. Свет - Озарение




К шестой группе относятся символы света и озарения. Подобно тому как обычное пробуждение связано с выходом из ночной тьмы к свету солнца, пробуждение надличной сознательности связано с переходом,
для обозначения которого используются слова "озарение", "просветление" и т.д. Первая стадия озарения, сопутствующая первому шагу к пробуждению, выражается в обретении способности ясно видеть все,
что происходит у нас внутри. Вторая стадия озарения выражается в разрешении неразрешимых прежде проблем посредством особого инструмента внутреннего видения, интуиции. Интуитивная сознательность в
конце концов заменяет интеллектуальное, логическое и рациональное сознание, - точнее, включает в себя и трансцендирует, превосходит последнее. Интуиция ведет к подлинному отождествлению с
постигаемым объектом, сознаванию сущностного единства субъекта и объекта.



Существует еще одна стадия озарения: восприятие света, присутствующего как в душе человека, так и во всем творении. Тому имеются многочисленные свидетельства; многие мистики описывали свое
внутреннее озарение. В буддизме, особенно в дзен-буддизме, разработаны специальные методики, направленные на стимуляцию внезапного просветления.



1.7. Огонь




Седьмая группа - символы огня - относится к числу самых распространенных. Поклонение огню или почитание его свойственно всем религиям. Повсюду на алтарях в светильниках и лампадах горит священный
огонь, мерцает пламя. Переживание внутреннего огня испытывалось многими мистиками: достаточно будет упомянуть св. Екатерину Сиенскую и Блеза Паскаля. Огонь выполняет прежде всего очистительную
функцию, и именно с такою целью он применялся в "духовной алхимии".



1.8.Развитие




Символы восьмой группы обозначаются словами "эволюция" и "развитие". В определенном смысле об этих словах можно говорить как о синонимах. Развитие означает высвобождение внутренних сил и
подразумевает переход от возможного к действительному. Два основных символа развития - зерно и цветок: зерно, которое скрыто, содержит в себе возможность дерева, и цветок, который, распускаясь из
закрытого бутона, предшествует плоду.



Привычность такого рода явлений выработала у нас безразличие к чуду, благодаря которому из желудя развивается дуб, а из ребенка взрослый человек. Действительно, где в желуде содержится дуб?
Аристотель пытался объяснить это чудо "энтелехией", иные - "моделью" и "архетипом".



Другим символом, широко распространенным в древности, был символ цветка: Золотого Цветка в Китае, лотоса в Индии, розы в Персии и Европе. Символика лотоса тесно связана с тем, что происходит в
человеке. Корнями лотос погружен в землю, стебель его проходит сквозь воду, а цветок раскрывается на воздухе под воздействием солнечных лучей. Лотос может служить символом человека, земную основу
которого составляет физическое тело, тогда как психологически он развивается в эмоциональной ("вода") и умственной ("воздух") сфере. Постижению себя, внутреннего центра соответствует раскрытие
цветка под животворным воздействием солнца, символа духа. На символике лотоса основаны некоторые восточные методы развития и медитации.



Все это относится в значительной степени и к розе, символика которой первоначально пользовалась персидскими поэтами-мистиками. В Европе мы находим "мистическую розу" Данте, а также некоторые более
менее тайные движения, в частности Розенкрейцеров.



Символ развития приложим к двум разным стадиям человеческого роста: от ребенка до взрослого человека и от "нормального" до "просветленного" индивида. Мария Монтессори, которая посвятила себя
воспитанию детей и взорвала воспитательную систему прошлого, справедливо указывала, что "развитие ребенка во взрослого происходит в самом ребенке, и если взрослый не вмешивается, пытаясь одарить
его сокровищами своей премудрости, ребенок радостно решает эту задачу. Дитя есть зерно человеческое: подобно тому как дуб содержится в желуде, в ребенке содержится взрослый". О второй стадии роста
человеческого существа можно сказать, что она представляет собой переход к надличной фазе развития.



1.9. Усиление - Возрастание




Девятая группа символов включает символы усиления или возрастания. Надличные переживания можно рассматривать как усиление жизни сознания, повышение ее напряженности или психологического "вольтажа"
по сравнению с тем, которым живет средний человек.



Такое возрастание также имеет две стадии или ступени. На первой происходит усиление всех дремлющих, недостаточно развитых сил и функций человека. Вторая стадия допускает переход от личных сил к
силам надличного уровня, так что на ней могут проявиться различные парапсихические способности. Такие способности в сочетании с высшими нравственными и духовными качествами приписывались многим
"просветленным", "пробужденным" и "посвященным" от Моисея до Пифагора, от Будды до Христа, а также различным мистикам. Некоторые применяли их намеренно и сознательно; у других они проявлялись
спонтанно, иногда даже против их воли. Можно сказать, что иногда эти способности являются следствием, своего рода побочным продуктом надличных переживаний.



1.10. Любовь




К десятой группе относятся символы любви. Человеческая любовь как таковая является более или менее сознательным стремлением "выйти" из себя, преступить границы обособленного существования и
соединиться с другим существом. Мистики всех времен говорили о своем единении с Богом или Высшим Существом, используя при этом символику человеческой любви. Можно вспомнить библейскую "Песнь
песней" и те выражения - иногда довольно рискованные, - в которых описывали свой опыт св. Екатерина Сиенская и св. Иоанн Креста.



1.11. Путь - Странствие




Символы одиннадцатой группы включают в себя символы Пути, путешествия, странствия. Эти символы также использовались и используются повсеместно. Монахи говорят о "мистическом пути". Нередко символ
пути находит свое физическое воплощение в форме паломничества по святым местам. Данте назвал свое прохождение через ад, чистилище и рай странствием.



1.12. Превращение - Преобразование




Теперь мы переходим к двенадцатой группе, символам трансмутации - превращения, преобразования. С помощью определенных средств тело и душа человека могут быть преобразованы в нечто более
совершенное. При этом происходит органичное и гармоничное объединение всех сторон человеческого существа - "биопсихосинтез", - осуществляется "психодуховная алхимия". Когда речь заходит об алхимии,
на ум обычно приходят попытки трансмутации неблагородных металлов, превращения их в золото. Между тем за химической терминологией средневековых алхимических трактатов нередко скрывались рецепты
трансмутации человеческих качеств, психодуховная алхимия. Некоторые современные авторы признают это; в частности, изучению алхимической символики посвятил много времени в последние годы жизни Карл
Юнг. В своей книге "Психология и религия" он подробно обсуждает этот вопрос и рассказывает, как обнаружил алхимическую символику в снах своих пациентов, а также в рисунках психически больных и
здоровых людей.



Превращение и преобразование человека осуществляется двумя путями, идет в двух противоположных направлениях, причем пути эти не отрицают, но дополняют друг друга. Первый путь состоит в трансмутации
посредством сублимации, "возгонки"; во втором случае преображение осуществляется посредством "осаждения", нисхождения сверхсознательных энергий в личность, включая физическое тело. Сочетание этих
двух путей ведет к полному биопсихосинтезу.



1.13. Возрождение - Обновление




Тринадцатая группа включает в себя символы возрождения, "нового рождения". Она связана с предыдущей группой, поскольку полное превращение человека создает основу для его возрождения, которое в
сущности представляет собой не что иное, как "новое рождение", рождение "нового человека" из глубин старой личности. Брахманов в Индии называют "дваждырожденными". Символ этот широко использовался
в христианстве, а мистики говорили о "рождении Христа в сердце".



1.14. Освобождение




Символы четырнадцатой группы - символы освобождения - родственны символам развития. Они означают уничтожение препятствий, освобождение от иллюзий и комплексов, от отождествления с различными
"ролями", которые мы играем в жизни, с "масками", которые мы одеваем, с нашими "идолами" и т.д. Освобождение означает также высвобождение и активацию наших скрытых возможностей.



Символика освобождения пронизывает все великие мировые религии. В Индии Будда говорил: "Подобно тому, как вода морская проникнута солью, учение мое проникнуто освобождением". В христианстве ап.
Павел утверждает "свободу сынов Божиих".



В наше время Франклин Рузвельт провозгласил "четыре великие свободы": свободу выражать свое мнение, религиозную свободу, свободу от нищеты и свободу от страха. Из этих четырех основополагающей
является свобода от страха, ибо поистине свободен лишь тот, кто свободен от страха.



Здесь, однако, мы сталкиваемся с парадоксом. Наряду со своим спонтанным стремлением к свободе человек в то же время боится ее. Это объясняется тем, что свобода неразрывно связана с
ответственностью, самоконтролем, мужеством и другими качествами. Справедливо говорится, что "цена свободы - постоянная бдительность". За свободу нужно бороться и отстаивать ее каждый день, можно
даже сказать, каждый момент. Интуитивно чувствуя это, человек боится "бремени свободы" и пытается его избежать. Этот страх является одним из мотивов нежелания становиться взрослым, равно как и
стремления регрессировать к младенческому состоянию. Этот страх присущ каждому из нас, и, обратившись к собственным глубинам, мы обнаружим там множество инфантильных и регрессивных тенденций.
Примером такой тенденции могут служить и ностальгические воспоминания о "старых добрых временах", - воспоминания, которым предавались люди всех эпох. Однако тенденция эта бесперспективна и опасна.
Она бесперспективна, ибо любая попытка остановить неудержимое течение потока нашей и окружающей нас жизни обречена на провал; и она опасна, ибо чревата серьезными невротическими расстройствами.



2. Глубокое познание личности




Для того, чтобы действительно познать себя, недостаточно составить опись элементов, образующих наше сознательное существо. Необходимо также предпринять исследование обширных областей нашего
бессознательного. Сперва мы должны бесстрашно спуститься в преисподнюю низшего бессознательного, чтобы выявить те темные силы, которые в свое время обольстили нас и теперь нам угрожают, -
"фантазмы", унаследованные или усвоенные в младенчестве мыслеобразы, которые нас преследуют или тихо над нами властвуют, страхи, которые нас сковывают, конфликты, которые расточают нашу энергию.
Этого можно достичь с помощью методов психоанализа.



Такое исследование может проводиться самостоятельно, но гораздо легче осуществлять его при посредстве другого лица. В любом случае исследование нужно проводить строго научно, с величайшей
объективностью и беспристрастностью, без предвзятого теоретизирования, а также не позволяя скрытому или бурному сопротивлению наших страхов, желаний и эмоциональных предпочтений отпугивать нас от
самопознания или вводить в заблуждение.



Психоанализ, как правило, на этом останавливается; но такая ограниченность неоправдана. Необходимо исследовать также области среднего и высшего бессознательного. Благодаря этому, мы обнаружим в
себе неизвестные прежде способности, свое истинное призвание, свои высшие потенциальные возможности, которые пытаются выразить себя, но которые мы нередко отвергаем и подавляем из-за непонимания,
предубежденности или страха. Мы обнаружим также огромный запас недифференцированной психической энергии, скрытой в каждом из нас, - пластичную часть бессознательного, которая находится в нашем
распоряжении, наделяя нас неограниченной способностью к научению и созиданию.



3. Контроль надразличными элементами личности




После того, как мы выявим все эти элементы, мы должны овладеть ими и обрести над ними контроль. Наиболее эффективным методом для достижения этой цели служит метод растождествления. Он основан на
фундаментальном психологическом принципе, который может быть сформулирован следующим образом:



Над нами властвует все то, с чем мы себя отождествляем.



Мы можем властвовать над тем и контролировать все то, с чем мы себя растождествили.



В этом принципе заключен секрет нашей свободы и нашего порабощения. Каждый раз, когда мы отождествляем себя со слабостью, виной, страхом, любой другой своей эмоцией или побуждением, мы ограничиваем
и сковываем себя. Каждый раз, когда мы говорим "я в унынии" или "я раздражен", мы все больше отдаем себя во власть депрессии или гнева. Мы сами налагаем на себя данное ограничение; мы сами
заковываем себя в цепи. Но если мы при тех же обстоятельствах скажем, что "меня пытается захлестнуть волна уныния" или "мною пытается овладеть вспышка гнева", ситуация резко изменится. Теперь в ней
будут участвовать две противостоящие силы: с одной стороны, наше бдительное "я", а с другой - уныние или гнев. И бдительное "я" не потерпит их вторжения: оно может критично и беспристрастно
рассмотреть импульсы уныния или гнева: оно может увидеть их причины, предусмотреть их нежелательные последствия и осознать их необоснованность. Нередко этого бывает достаточно, чтобы выдержать
наступление таких сил и выиграть битву.



Но даже если эти силы окажутся на какое-то время сильнее, если сознательная личность поначалу будет захвачена их натиском, бдительное "я" никогда не будет побеждено до конца. Оно может отойти во
внутреннюю крепость и в ожидании благоприятного момента готовиться там к контрнаступлению. Оно может проиграть ряд сражений, но если оно само не поднимет руки и не сдастся, окончательный исход дела
сомнений не вызывает: в конце концов оно одержит победу.



Далее, вместо того, чтобы раз за разом отражать идущие из бессознательного атаки, мы можем воспользоваться более основательным и решительным методом: мы можем обратиться к глубинным причинам этих
атак и выкорчевать проблему с корнем. Эта процедура может быть разделена на две фазы:



a. Разложение вредных комплексов или мыслеобразов на элементы.



b. Управление высвобождаемыми энергиями и их использование.



Психоанализ показал, что сила этих комплексов и мыслеобразов состоит главным образом в том, что мы их не сознаем. Нередко после того, как они выявлены, поняты и разложены на составные элементы, они
перестают нас тревожить. Во всяком случае, после этого мы можем защищаться от них гораздо более эффективно. Для разложения на элементы необходимо воспользоваться методами "опредмечивания",
"критического анализа" и "различения". Иными словами, нам следует наблюдать их холодно и бесстрастно - так, как если бы они были просто внешними природными явлениями. Необходимо установить между
собой и ними "психологическую дистанцию" и, удерживая эти комплексы и мыслеобразы, так сказать, на расстоянии вытянутой руки, спокойно изучать, откуда они взялись, какова их природа и - насколько
они глупы. Это не значит, что энергию, присущую их проявлениям, следует подавлять или сдерживать; нужно лишь управлять ею, переводя ее в конструктивное русло.



Как известно, чересчур критичное и аналитическое отношение к своим чувствам и эмоциям способно сковывать и даже убивать их. Эту способность критического отношения, применяемую нередко во вред нашим
высшим чувствам и творческим возможностям, следует использовать для освобождения от нежелательных импульсов и тенденций. Однако критический анализ иногда бывает недостаточным. Некоторые устойчивые
тенденции, некоторые витальные элементы нашего существа упорно продолжают существовать, сколько бы мы их не осуждали и не отрицали. В особенности это касается сексуальных и агрессивных побуждений.
Отсоединяясь от того или иного комплекса или отклоняясь от своего прежнего русла, они приводят нас в состояние возбуждения и, беспокойства и могут найти для себя новый, но столь же нежелательный
выход.



Поэтому такие силы не следует пускать на самотек, их нужно направлять на какие-то безвредные или, еще лучше, конструктивные цели: разного рода творческую деятельность, перестройку личности,
содействие психосинтезу. Но для того, чтобы это стало возможным, мы должны начинать с центра; мы должны утвердить и наделить силой объединяющий и руководящий Принцип нашей жизни.



4. Постижение своего истинного Я: выявление или создание объединяющего центра




На основании того, что уже было сказано о природе Я, несложно указать теоретически, как достичь этой цели. Для этого нужно расширять личное сознание вплоть до превращения его в сознание Я; нужно
достичь звезды, следуя за ее лучом (см. схему 2); нужно объединить низшее "я" с высшим Я. Но за этими легко произносимыми словами скрывается сложнейшее предприятие. Это великое и, разумеется,
долгое и трудное дело, и не каждый готов к нему. Вместе с тем между исходной точкой пути, который начинается в долинах нашего обычного сознания, и сверкающим пиком Самопостижения есть промежуточные
фазы, разновысокие плато, где человек может отдохнуть и даже поселиться, если он не может или не хочет продолжать восхождение.



При благоприятных обстоятельствах процесс такого восхождения протекает в какой-то мере стихийно - в ходе естественного внутреннего роста, питаемого разнообразным жизненным опытом; но зачастую этот
процесс идет очень медленно. При любых обстоятельствах, однако, его можно значительно ускорить путем целенаправленного сознательного действия и применения надлежащих активных методов.



Промежуточные стадии связаны с новыми отождествлениями. Люди, которые не могут постичь свое истинное Я в его чистой сущности, могут создать идеальный образ совершенной личности, соответствующий их
масштабу, стадии развития и психологическому опыту, а затем начать практически воплощать его в жизнь.



Для одних таким идеалом может стать художник, творец прекрасных форм, для которого искусство стало ведущей жизненной потребностью, движущим принципом существования. Для других таким идеалом может
стать искатель Истины, философ, ученый. Еще для кого-то подойдет более приземленный, более личный идеал хорошего отца или матери.



Очевидно, что такие "идеальные модели" предполагают живую связь с внешним миром и другими человеческими существами, то есть определенную степень экстраверсии. Но некоторые люди экстравертированы до
такой степени, что проецируют жизненный центр своей личности вовне. Типичным примером крайней экстраверсивности может служить пламенный патриот, всецело посвятивший себя своей стране, которая стала
для него центром жизни и средоточием стремлений, как бы заместила его собственное "я". Другим примером (в прошлом достаточно распространенным) может служить женщина, которая отождествила себя с
любимым мужчиной, живет для него и поглощена им. В древней Индии жена считала мужа не только господином, она поклонялась ему как своему духовному учителю, Гуру, - почти что Богу.



Такого рода проекцию своего центра вовне, такого рода эксцентричность (в буквальном смысле слова) нельзя недооценивать. Будучи не самым прямым путем к вершине и не самым высоким достижением, она,
тем не менее, какое-то время может служить удачной формой опосредованного самопостижения. В особо благоприятных случаях человек при этом не теряет себя полностью во внешнем объекте, но
освобождается от эгоистических устремлений и личной ограниченности; он постигает себя через посредство внешнего идеала. Последний таким образом становится опосредующим звеном между личным "я"
человека и его высшим Я.



5. Психосинтез: Формирование или перестройка личности вокруг нового центра




После того, как мы выявили или создали объединяющий центр, у нас появляется возможность построить вокруг него новую личность - органичную, внутренне согласованную и объединенную в одно целое.



Это и есть собственно психосинтез, также имеющий несколько стадий. Прежде всего необходимо разработать план действий, сформулировать "внутреннюю программу". Мы должны визуализировать, мысленно
представлять свою цель, - то есть новую личность, к созданию которой мы стремимся, - и ясно сознавать задачи, возникающие перед нами в связи с ее достижением.



Некоторые люди ясно видят свою цель с самого начала. Они способны составить четкое представление о том, кем они могут и хотят стать. Это представление должно быть реалистичным и "достоверным", то
есть согласованным с естественным ходом развития данного индивида и потому осуществимым, - по крайней мере, отчасти: это не должен быть невротический, нереалистичный "идеализированный образ", как
его называет Карен Хорни. Подлинная "идеальная модель" потребного развития заключает в себе динамическую созидательную силу, она облегчает достижение цели путем устранения неясностей и
неопределенностей; она сосредоточивает усилия человека и подключает к делу великую суггестивную силу образов.



Люди с более пластичной психической конституцией, которые живут спонтанно, руководствуясь скорее знаками и предчувствиями, нежели определенными намерениями, находят затруднительным сформулировать
для себя такую программу и затем строить новую личность по намеченной схеме: они могут даже категорически отвергать такой метод. Они предпочитают вверять себя водительству внутреннего Духа или воли
Божией, предоставляя Ему решать, какими они должны стать. Они полагают, что быстрее достигнут цели путем устранения, по мере возможности, помех и сопротивления высшей Силе со стороны своей
личности, или путем расширения канала связи с высшим Я при помощи устремления к нему и служения ему, полагаясь во всем остальном на действие его созидательной силы и повинуясь ей. Другие люди
занимают сходную позицию, но выражают ее иначе; они говорят о настрое на космический порядок, вселенскую гармонию, о предоставлении Жизни действовать в них и через них (увей, "недеяние" даосов).



Оба метода эффективны, и каждый из них подходит для соответствующего типа личности. Но желательно знать, понимать значение и в какой-то степени применять оба метода, что позволит избежать
крайностей и ограниченности, присущей каждому из них в отдельности.



Так, последователи первого метода должны следить за тем, чтобы не сделать свое "идеальное представление" чересчур косным; они должны быть готовы видоизменить, расширить или даже вообще сменить его,
если их последующий опыт, знакомство с неизвестной ранее точкой зрения или новые прозрения укажут на необходимость такого изменения.



С другой стороны, последователи второго метода должны остерегаться стать чересчур пассивными и безответственными, принимая порывы бессознательных сил, желаний и стремлений низшего порядка за
указания и наития свыше. Кроме того, они должны развивать в себе способность стойко переносить неминуемые периоды внутреннего бесплодия и мрака, когда сознательная связь с духовным Центром
обрывается и личность чувствует себя покинутой.



Все многообразие "идеальных моделей" можно разделить на две основные группы. К первой относятся образы, олицетворяющие гармоничное развитие, всестороннее личное и духовное совершенство. Идеал
такого рода выдвигают перед собой главным образом интроверты. Вторая группа идеальных образов олицетворяет совершенство в определенной сфере деятельности. Это идеал художника, учителя, ученого и т.
д. Как правило, такие модели предпочитают экстраверты.



После того как идеальная форма определена, начинается практический психосинтез, построение новой личности как таковое. Эта работа может быть разделена на три главные части:



1. Использование всех имеющихся в распоряжении энергий. К ним относятся: а) силы, высвобождаемые в процессе анализа и разложения бессознательных комплексов; б) стремления, скрыто присутствующие на
разных психологических уровнях и до сих пор обойденные вниманием. Чтобы использовать эти бессознательные силы, многие из них нужно "трансмутировать", превратить в нечто иное. Это становится
возможным благодаря свойственной им пластичности и изменчивости, фактически, такая трансмутация протекает в нас постоянно. Подобно тому, как энергия тепла превращается в энергию движения или
электроэнергию и наоборот, наши эмоции и влечения превращаются в физические действия или деятельность ума и воображения. И наоборот, идеи возбуждают эмоции или превращаются в планы, а затем в
действия.



Случаи таких трансмутаций наблюдались и отмечались многими людьми. Важные положения и примеры, касающиеся теории и практики преобразования внутренних энергий можно найти в индийской Йоге,
христианском мистицизме и аскетике, трудах по духовной алхимии, а некоторые моменты этого явления были освещены психоанализом. Таким образом, мы располагаем достаточной основой для формирования
науки о психических энергиях (психодинамики), а также надежных методик, способных производить желаемые изменения в нас самих и других людях.



2. Развитие недостающих или недостаточно развитых для достижения нашей цели сторон личности. Такое развитие может осуществляться двумя путями: с помощью методов вызывания и самовнушения или с
помощью систематической тренировки неразвитых психических функций (таких как память, воображение, воля) - тренировки наподобие той, что применяется, например, в области физической культуры, при
наработке технических навыков пения, игры на музыкальных инструментах и т. д.



3. Согласование и соподчинение (координация и субординация) различных психических функций и энергий, создание устойчивой структуры личности. Такая структура представляет собой любопытную и
наводящую на размышления аналогию с устройством современного государства, граждане которого входят в различные объединения, общественные классы, профессиональные группы и т. д., и в котором есть
органы управления разного уровня, - например, городского, областного, республиканского.



Заключение




Так в общих чертах выглядит процесс психосинтеза. Следует уточнить, однако, что все вышеупомянутые стадии и методы тесно взаимосвязаны и прохождение их не предполагает строгой последовательности
определенных периодов или фаз. Живой человек - не здание, для которого сперва должен быть заложен фундамент, затем возведены стены и, наконец, положена крыша. Выполнение широкой внутренней
программы психосинтеза можно начинать одновременно с разных точек, с разных сторон, а разные методы и действия можно, в зависимости от обстоятельств и внутреннего состояния, чередовать в течение
более или менее продолжительных отрезков времени.



Поначалу все это может показаться чересчур сложным, но унывать не стоит. Безусловно, помощь компетентного психотерапевта или учителя значительно облегчит задачу; с другой стороны, искомого
результата можно достичь и без посторонней помощи, своими силами, путем проб и ошибок. После того как усвоены предварительные сведения о психологических принципах и законах психосинтеза, а также
изучены различные психосинтетические методики, все остальное становится делом практики, опыта, ума и интуиции, рост которых зависит от возникающей в них потребности и от постоянства прилагаемых
усилий. Таким образом формируется новая, возрожденная личность и начинается новая жизнь, настоящая жизнь, по сравнению с которой предшествующая может показаться лишь подготовкой к жизни, едва ли не
внутриутробным периодом развития.



Если мы возьмем теперь психосинтез как целое, то увидим, что его нельзя рассматривать ни как частную психологическую теорию, ни как конкретную психотехническую процедуру.



Психосинтез - это прежде всего динамическая, даже драматическая концепция нашей психической жизни, предстающей как непрерывное взаимодействие и борьба множества разных, в том числе
противодействующих сил с объединяющим центром, который постоянно пытается управлять ими, согласовывать их между собой и использовать.



Литература




1. Роберто Ассаджоли «Психосинтез: Часть первая: принципы», М; Просвещение; 1996г.



2. «Психосинтез: теория и практика» ред. В.Данченко, М; Наука ...........




; 2004 г.


3. Владимир Данченко «С Психосинтезом в XXI век», М; Наука; 2002 г.



4. Пьеро Феруччи. «Кем мы можем быть. Практика психосинтеза.» М; "REFL-book"; 1994г.

...........


NURBIZ.KZ - каталог компаний и предприятий Казахстана и Алматы

Центр неврологии и реабилитации AspaSIA

Скидка 100%

При посещении врача- невропатолога сеанс в солевой комнате в подарок!

Канцтовары для школы – пора готовиться к началу учебы

Эссе – основные правила написания