САТАНИЗМ



как социальное явление







Реферат по социологии

























Выполни студент группы ---------------------





















Казань 2000



Они покланяются силам тьмы. Они жестоки и уверенны в себе,

в своём предназначении. «Мир будет принадлежать Сатане

– заявляют они – и мы с ним связанны навеки».

Кто они? Фанатики, злодеи или потерявшие во тьме свой путь?



Ю.А. Сандулов









«Сегодня — пишет американский социолог и журналист В. Петерсон, — наблюдается, особенно на западном побережье Америки, возрождение Кроулианства. Его писания вновь пользуются популярностью. Его любовь к эпатированию общества, устойчивая ненависть к респектабельному обществу разделяется современной молодежью».[1]

Сатанистское движение в Америке становится одной из характерных черт американской жизни в больших и малых городах. Многие специалисты — антропологи, культурологи, социологи, философы и историки, удивленные этим феноменом, посвящают специальные исследования этой проблеме. Специальную работу под названием «К вопросу о социологии оккультного: заметки о современном колдовстве» опубликовал известный американский социолог М.Труззи.. В этой работе он предлагает следующую типологизацию сатанинского движения. Сатанисты организованные в группы:

1. «Чистые», стереотипные сатанисты:

а) традиционные сатанисты;

б) эклектические сатанисты, пользующиеся наркотиками;

в) сексуальные сатанисты — сатанисты-псевдомазохисты — сатанисты сторонники сексуальных оргий;

г) сатанисты — еретики, антикатолики.

2. Сатанисты не стереотипного толка (палладисты и люциферане):

а) бафометисты;

б) сатанисты идеосинкретического, харизматического толка;

в) члены «Церкви Сатаны». [2]

Как отмечает Труззи, в настоящее время в Америке среди оккультных явлений наибольшим влиянием после астрологии пользуются колдовство и сатанизм. Хотя обычно они отождествляются, различие между ними существует. По Труззи, сатанизм есть результат обожествления дьявола, образ которого создан иудаизмом и христианством, и последователи сатаны считают, что состоят с ним в союзе. Те же, кто занимается колдовством, обычно отвергают «христианскую ересь», противопоставляя ей традиционные народные поверья, связывая магию с пантеистическими идеями обожествления природы, которая сама порождает мир искоренявшийся христианством (посредством либо инквизиции, либо протестантских судов над ведьмами). В определенной степени именно в результате действий фантастических представлений о народной магии, которые распространялись христианской церковью в форме осуждения, появились последователи Сатаны. По-видимому, инквизиторы, как считает М.Труззи, производили на некоторых людей столь сильное впечатление фантастическими картинами богохульного служения дьяволу, что те решили, что, «пожалуй, лучше быть господином в аду, чем рабом в раю». С социологической точки зрения, отмечает М. Труззи, те, кто занимается колдовством (ведьмы), действуют чаще всего в одиночку. Однако, строго говоря, это «ненастоящие ведьмы». Как показывают исследования, серьезные занятия колдовством предполагают допуск в соответствующую общину (участие в шабаше ведьм) с последующим изучением ее секретов, отсутствующих в имеющихся печатных трудах по оккультизму. Хотя, по некоторым данным, в США ведьмы объединены в несколько тысяч сообществ, каждое из которых включает не больше 13 человек, связи между ними по большей части отсутствуют.

Последователи Сатаны также действуют либо в одиночку, либо группами. О первых почти ничего не известно, особенно если еще при этом они сознательно творят зло. Среди последователей Сатаны можно выделить четыре основных типа организаций. Представители первого типа (они встречаются реже всего) не считают, что еретически трактуют христианство, и видят в сатане ангела, которому не запрещено поклоняться (очевидно, они представляют собой гностические тенденции внутри христианства). Второй тип, о котором свидетельствует порнографическая литература, — это клубы секса (обычно садистско-мазохистского толка), где сатанизм имеет только ритуальное, т.е. внешнее значение (например, в качестве средства привлечения или украшения используется «черная месса»). Третий тип характеризуется употреблением наркотиков. Большинство групп этого типа не связывает себя ни с какой исторической традицией, и в отличие от групп предыдущего типа, оккультизм для них не главное. (Многие из приверженцев древнего традиционного культа Сатаны жалуются, что их путают с этими поклонниками секса и наркотиков).

Доминирующий сегодня тип организаций современных дьяволопоклонников представлен «Церковью Сатаны» в американском городе Сан-Франциско, основанной в 1966 году Энтони Лавеем. Церковь эта бюрократически оформлена, имеет свою иерархию; чтобы стать ее членом необходимо пройти сложные обряды испытания и посвящения. Всего там насчитывается пять ступеней: внизу — ученики, затем — рядовые волшебники (ведьмы), далее — колдун (колдунья), наверху — маг. Пост верховного мага занимает основатель культа Энтони Шандор Лавей. Помогает ему в руководстве церковью «Совет девяти», где Лавей старший. Участвует в работе «Совета» и дочь верховного жреца — одна из высших жриц церкви Карла Лавей, по образованию юрист-криминалист. «Совет девяти» принимает решения о приеме в церковь новичков, назначает руководителей местных отделений, так называемых гротто (от англ.слова — пещера). В Америке в эти гротто сегодня входит несколько тысяч сатанистов. Эти отделения на сегодняшний день открыты во многих западных странах, где объединено более 25 тысяч дьяволопоклонников конца двадцатого века.

Штаб-квартира церкви находится в Сан-Франциско, откуда Лавей и осуществляет руководство своей «черной» паствой. Отсюда он ежемесячно отправляет послания членам своей церкви, отвечает через газету на вопросы, присланные по почте, выступает по радио и телевидению.

Священной книгой прихожан «Церкви Саганы» является «Сатанинская Библия», написанная самим Лавеем. На первой странице посвящения стоит много имен. Одними из первых названы Георгий Ефимович Распутин, Александр Калиостро, Карл Хаусхафер.

Французский журналист Морис Мошино посетил Церковь Сатаны в Сан-Франциско, где встретился с её верховным жрецом Энтони Лавеем. Вот что он рассказал об этом человеке:

«— В чем смысл вашей философии? — спросил М.Мошино у Лавея.

— У меня нет философии. У меня есть вероучение, — отвечал Лавей. — Сатана — это проявление темных сторон человеческой натуры. В каждом из нас сидит Сатана. Задача состоит в том, чтобы познать и выявить его. Сатанинское начало, заключенное в человеке, — главное и наиболее могущественное. Им надо гордиться, а не тяготиться. Его надо культивировать, что мы и делаем в нашем храме с помощью различных магических заклинаний.

— А что подразумевает ваше вероучение под «темными» сторонами человеческой натуры?

— Жажду земных наслаждений, — недолго думая отвечает черный папа. Видимо, долгие годы скитаний по притонам Сан-Франциско оставили глубокий след в его душе. — Загробной жизни не существует, по крайней мере, райской. Потому надо спешить наслаждаться земными радостями.

— На чем основывается ваш оптимизм?

— На знании человеческой натуры. Собственно говоря, мы проповедуем то, что уже давным-давно стало американским образом жизни. Просто не все обладают мужеством называть вещи своими именами. Мы, сатанисты, отвергаем слабых. Сейчас в Соединенных Штатах назревает хаос. Но рано или поздно из него родится новый порядок, наш порядок, общественный порядок сатанизма. В нем не будет места для либералов и прочих уродов. Их мы будем ссылать на необитаемые острова, чтобы они не заражали остальное человечество. Мы уже сейчас консерваторы и поэтому находимся на стороне законности и порядка!

— Но как же тогда быть с жаждой земных наслаждений?

— Каждому свое, — отвечает верховный жрец библейским изречением, которое украшало гитлеровские концлагеря и душегубки...»

Первый тираж «Сатанинской Библии» в 125 тысяч экземпляров разошелся в считанные дни, сейчас вышло четвертое издание, которое так же не залежалось на прилавках книжных магазинов. Кроме «Сатанинской Библии» Лавей так же издал несколько пособий для начинающих сатанистов, изучающих практику дьяволопоклонничества самостоятельно. Экраны США обошли два художественных фильма, в центре которых деятельность «Церкви Сатаны».

Члены «Церкви Сатаны» убеждены в необходимости магии и понимают ее как «достижение изменений в согласии со своей волей». Они решилтельно отвергают спиритизм и мистицизм любого вида. По их понятиям, человек постигает Сатану в процессе обожания своего «Я», без чего, как они полагают, невозможно достичь полной эмоциональной жизни. В целом, для сторонников этой церкви общим является крайний «маккиавелизм», «цинично-реалистический» взгляд на природу человека. Миф и магия для них необходимы, так как позволяют манипулировать людьми. Их сатанизм — это крайний прагматизм, чему свидетельством является сама «Сатанинская Библия». Изложенное в ней вероучение церкви представляет собой не что иное, как перевернутое христианство. «Да будут благословенны сильные, ибо им принадлежит мир», «Если тебя ударят по щеке, ударь в то же место врагу еще сильнее» — две из девяти сатанинских заповедей.

Еще несколько статей «Сатанинской Библии»:

— Сатана проповедует пресыщение в противоположность воздержанию.

— Сатана проповедует здоровую жизненную силу, а не духовные иллюзии.

— Сатана проповедует мстительность.

— Сатана считает человека зверем, порою лучше, порою хуже, чем другие четвероногие.

— Сатана одобряет грехи, если только они доставляют физическое, умственное или эмоциональные наслаждения.

Философия Лавея сводится к следующему: в непрекращающейся схватке добра и зла последнее имеет явный перевес. И значит, на земле неминуемо торжество Люцифера, который является олицетворением зла. Поэтому люди должны поклоняться не Богу — символу добра, справедливости и света, а дьяволу — символу зла, ненависти и тьмы.

Как именно надо поклоняться этому символу зла «Сатанинская Библия» описывает обстоятельно. В ней подробно излагаются обряды и мифы, почерпнутые по существу из разных эпох у разных народов и племен древности. Так же «Сатанинская Библия» знакомит читателя с тем, как вызывать дьявола, как продать ему душу, как поддерживать с ним постоянный контакт, как заниматься сатанинским сексом и многим другим.

Под сатанинскими заповедями новичок обязан поставить свою подпись, а кроме этого он должен ещё пройти и специальную проверку его сатанинских «добродетелей», только после чего он допускается к главному ритуалу Церкви Сатаны. Им является так называемая «Черная Месса» представляющая собой пародию христианской «Белой Мессы» — центральным ритуальным действом католической церкви.

По словам вышеупомянутого американского исследователя оккультизма в сегодняшних США М.Труззи, «Церковь Сатаны» отнюдь не является новой формой мистицизма. Она не только отрицает существование сверхъестественных или спиритических сил, но и осуждает употребление наркотиков, средств вызывающих галлюцинации, в целом, вес, что может отделить человека от его материального окружения. Последователи «Церкви Сатаны» не ищут ухода от действительности, напротив, они хотят полностью подчинить её себе, используя для этого любые средства, в том числе иррациональные силы человеческой психики. Поэтому в своё время они выступали против культуры «хиппи» с её наркотиками и альтруизмом. По существу «Церковь Сатаны», как утверждает М.Труззи, не поиск новых духовных ценностей, а всего лишь разочарование в религиозной ортодоксии. [5] Исследование образа мышления и поведения современных сатанистов стало предметом деятельности американского антрополога Э.Мэди. Он в течение нескольких лет был членом одной из сатанинских групп, изучал поведение её членов. Свои наблюдения он обобщил в ряде работ. [3, 4] В секту дьяволопоклонников Сан-Франциско, занимавшихся чёрной магией, входили ведьмы и колдуны, представлявшие различные социальные слои и классы. Спектр их политических взглядов также был разнообразен: от коммунистических идей до национал социалистических. Поведение многих из них можно определить как патологическое, относя к гомосексуализму, садомазохизму, трансвестизму и т.д. В результате проведения специальных психологических тестов, экстенсивных наблюдений и интервью Э.Мэди обнаружил, что общим для всех членов группы является чувство отверженности и одиночества, острое ощущение беспокойства и страха, что обусловлено низкой социальной самооценкой и неумением адаптироваться в обществе. Этот синдром, очевидно, связан с интенсивными внутриличностными конфликтами, случившимися с ними в их нуклеарных семьях во время их социализации: 85% всех членов секты, включая высших жрецов и жриц, сообщили, что их детство было омрачено алкоголизмом родителей, разводами и т.д. Их взрослая жизнь, в свою очередь, несла печать постоянных неудач в любви, бизнесе, сексе, в других социальных действиях и институтах. До вступления в секту дьяволопоклонников каждый пресатанист пережил острое ощущение неудачи в вышеназванных сферах, страх перед результатами своих собственных поступков, становящихся все более непредсказуемыми, он не мог найти хоть какой-нибудь удовлетворительный смысл в своей собственной жизни, представлявшейся ему всё более и более таинственной и загадочной. В попытке хоть как-то контролировать её, придать своему окружению хоть какую-то структуру, чтобы сделать её более предсказуемой и таким образом понятной и менее опасной, пресатанисты ещё до вступления в секту дьяволопоклонников обращались к астрологии, к картам Таро, спиритизму и другим оккультным наукам. Когда же и это не помогло, жизненные неудачи продолжались, они принялись за освоение более активной, позволяющей манипулировать людьми роли «ведьмы» или «колдуна».[4]

Прямой контакт с магией, как с белой, так и с чёрной, потенциальный сторонник сатаны устанавливает с помощью всевозможных журналов, рекламных объявлений, обещающих «снабдить оккультной силой... прямо сейчас... всех тех, кто мечтает о реальном прогрессе в понимании и работе сил, управляющих нашим физическим космосом, ... самостоятельно изучить курс большой Магии». В этих рекламных проспектах и объявлениях обещают научить его: «как добиться успеха в городе, бизнесе, клубе и т. д.», как «найти единомышленника, совместные занятия магией с которым обеспечат нормальную жизнь», как «манипулировать людьми, властвовать над ними». И всевозможные эзотерические общества, издающие различные оккультные брошюры, предлагают научить, как «различные корни, травы, мази и ритуалы могут быть использованы Посредством «белой магии» для внушения любви, достижения богатства или достатка, обретения власти, могущества или мира в семье». Читателя эти публикации научат уверенности в себе и тому, как отгонять «нежелательные или вредоносные силы», ему предлагается вступить в такие оккультные организации, как «Братство Белого Замка», «Монастырь Семи Лучей» (специализирующийся на обрядах эротической магии), «Школу излучения сияния» и многие другие, аналогичные перечисленным группам. До вступления в секту дьяволопоклонников, пресатанист обычно выписывает по почте всевозможную оккультную литературу, в соответствии с рецептами и советами которой он начинает самостоятельные занятия магией. Эта индивидуальная магическая практика укрепляет его «магическое мироощущение» и в то же время дает возможность установить тесные контакты с другими последователями чёрной или белой магии.

По мере того, как исполняемые пресатанистом магические ритуалы усложняются, ему становятся необходимыми всевозможные магические аксессуары и ингредиенты, которые можно достать только в специализированных магазинах. Эти магазины не только обеспечивают занимающегося магией, — снадобьями, черепами, чёрными свечами, восковыми куклами, чёрными котами и т.д., но и служат местом встречи тех, кто интересуется проблемами оккультизма. Нередко робкое обращение пресатаниста к продавцу в таком магазине с просьбой дать ему совет, какой магический товар является более действенным, приводит к представлению его другим, уже постоянным клиентам магазина и более опытным колдунам и колдуньям. Тот же факт, что не только он один занимается магией, поддерживает начинающего мага в его недавно приобретенном стремлении познать тайны магического искусства властвовать над другими людьми. Факт наличия по соседству других колдунов и ведьм служит как дополнительное доказательство того, что все проблемы, затрудняющие и осложняющие жизнь потенциального члена культа сатаны, могут быть действительно решены посредством колдовства. В своих поисках средств власти над другими людьми и свободы от подавляющего их волю общества будущие сатанисты в конце концов обращаются к известному им, обычно широко рекламируемого местными средствами массовой информации «специалисту» в области магии всех направлений — главе сатанинской церкви, с тем, чтобы изгнать мучающих их «демонов», совершить необходимые для этого обряды, и тем самым вернуть или обрести свои силы, уважение к себе со стороны других людей и самого себя.

Обычно первоначальный контакт с сатанистами производит на неофитов благоприятное, успокаивающее впечатление. Среди помощников «Князя Тьмы», возглавляющего секту, или, как их называют в группе, «офицеров» церкви, новичок видит обходительных, уверенных в себе и хорошо одетых людей. Последователи Сатаны часто выглядят как преуспевающие представители среднего класса. Сам «Князь Тьмы» обладает мощным телосложением; впечатление новичка он поражает большой обритой наголо головой и огромной хорошо ухоженной чёрной бородой. Сидя в окружении магических аксессуаров и книг, хранящих «тайны веков», он рассказывает неофитам то, что они в общем-то знают. Путь к власти и успеху, этот путь может и должен быть ими освоен, и этот путь — чёрная магия.

Согласно последователям сатаны, магия может быть только «чёрной». Белой или альтруистической магии они не признают. По их мнению, любой маг всегда стремится извлечь из своих магических манипуляций собственную выгоду, даже в том случае, если он совершает их по заказу. Заявить, что ты отправляешь обряд исключительно для пользы и на благо другого — значит либо совершить акт лицемерия, либо проявить открытую наивность, что в обоих случаях является страшным, с точки зрения Церкви Сатаны, сатанинским «грехом». По определению самих последователей сатанинского культа, магия сама по себе вполне естественна и вытекает из обычного порядка вещей и явлений: она есть достижение изменений в соответствии со своей волей. Они считают, что человек постигает Сатану и чёрную магию в процессе обогащения и развития своего «Я», без чего, как они утверждают, невозможно достичь полноценной эмоциональной жизни. В «Церкви Сатаны» магия делится на две категории: ритуальную (церемониальную) и неритуальную (манипулятивную).

Ритуальная, или «Большая магия» выполняйся в специальном ритуальном пространстве и в особое время. Это эмоциональный, но не интеллектуальный акт. Хотя сатанисты и отводят значительное время интеллектуализации и рационализации магической силы, они подчеркивают, что «любая интеллектуальная активность должна иметь место лишь до магической церемонии, но не во время её». «Нижняя магия», или неритуальная (манипулятивная) магия, напротив, представляет собой тип трансактиональной манипуляции, основанной на понимании тех особенностей характера участников магической процедуры, которые управляют их поведением в жизни. В процессе своей магической практики сатанист учится анализировать и впоследствии использовать в своих целях то, что можно назвать «ахиллесовой пятой» непосредственных объектов колдовского воздействия. Если личность, которая находится в центре такого воздействия, проявляет, например, мазохистские наклонности, то сатанист учится правильно исполнять роль садиста, проявляя по отношению к данной личности доминанту силы и жестокости. Те сатанисты, что вступили в секту дьяволопоклонников, учатся использовать чёрную магию, как «верхнюю», «церемониальную», так и «нижнюю», «неритуальную», для достижения целей, представляющих собой опять-таки антитезу христианских добродетелей. Семь смертных грехов, как они определены в католическом христианском учении — алчность, гордость, зависть, гнев, обжорство, прелюбодеяние и лень, в сатанинской теологии, напротив, считаются главными добродетелями современного дьяволопоклонника. Так, алчность и зависть, согласно сатанинскому вероучению — это естественные человеческие чувства, порождающие честолюбие в человеке и тем самым мотивирующие его поведение. Обжорство необходимо для сохранения биологического рода, гнев — есть лишь средство, или сила самосохранения; прелюбодеяние не «сатанинский» грех, поскольку оно, как и обжорство, необходимо для воспроизводства жизни. Таким образом, следует не запрещать, а, напротив, прославлять и использовать все эти, «естественные инстинкты».

Сатанисты понимают, что форма их ритуалов, их значение и функции во многом определяются и зависят от более широких и легитимных культурных институтов. Послушник в культе сатаны учится, что, например, само значение слова «Сатана» этимологически обозначает «противоположность» слова «Бог», сатанисты — это те, кто противостоит христианам, а сам сатанизм возникает в результате оппозиции унижающим человека и поэтому бессмысленным, с точки зрения поклонников Сатаны, институтам христианства. Сатанинские теологи сознают, что не будь христианства, не было бы и сатанизма, по крайней мере, в той форме, в какой он существует ныне. Другими словами, сатанисты считают, что сатанинский ритуал и вероучение структурно определяются формой и содержанием христианского культа и догматики, а потому могут быть поняты исключительно сквозь призму более широкого религиозного контекста. Если говорить проще, дабы это было понятно рядовым дьяволопоклонникам, сатанизм, как учат их высшие жрецы Церкви Сатаны, неотделимы от христианства, есть, так сказать, его обратная сторона. Например, их цвет — чёрный, символизирующий плотские увлечения и принцип вседозволенности, в отличие от белого — символа чистоты в христианстве. Сатанисты утверждают, что их боги есть боги земные, а не небесные, что их культ своим основным направлением имеет обмирщение священного, десакрализацию последнего, тогда как иудейско-христианский культ, напротив стремится земное превратить в священное.

Вероисповедание сатанистов также является во всем противоположным христианскому. Сатанинская теория творения космоса, вселенной основана на идее, что желаемой конечной целью должен стать возврат к языческому мироощущению мистических сил, заполняющих землю, возврат к осознанию их одушевленности. Это резко контрастирует с трансцендентальными целями христианства. Меняется на обратную и иерархия в пантеоне богов: сатанисты полагают, что в то время как сила христианского бога (если он ещё не умер) убывает, сила Сатаны растет. Сатанинская мифология, или теология своей целью ставит рассказать подлинную историю «торжества» христианства и «падения» язычества, где все должно быть освещено совершенно новым для мира свете. Иисус Христос в этой теологии изображается как талантливый мистификатор, ловко сумевший заставить поверить своей лжи бессильных и растерянных людей. Сатанинское определение Христа — «это бледная и ни на что неспособная немощь, висящая на кресте». Отцы же ранней христианской церкви сознательно наложили запрет на естественные человеческие желания, что бы использовать в своих целях неизбежные нарушения этого запрета. И потому обещание спасения в обмен на послушание — это средство социального контроля и власти. Главное противостояние сатанинской и христианской теологии лежит в их понимании того, что относится к миру священного и к миру светскому. Сатанисты учат быть во всем естественными, радоваться земным утехам, плотским удовольствиям здесь, на Земле. Наиболее наглядно это противостояние культа сатаны христианству проявляется в сатанинских обрядах. Хотя имеются различные сатанинские обряды, но, по мнению Мэди, все они имеют своей целью достижение таких результатов, которые осуждаются в христианстве. К числу двух главных сатанинских обрядов «Большой магии» Мэди относит: богохульства, и магию разрушения. Самый знаменитый и впечатляющий ритуал подобного рода — пресловутая чёрная месса, а так же другие формы ритуального богохульства. Все эти ритуалы в новейшем сатанизме выполняют целый ряд важнейших функций. Нередко процесс воспитания посвящаемого в сатанинскую ложу не достигает необходимого результата — снять чувство вины и беспокойства неофита, которые он испытывает в момент проявления тех своих черт личности, поведения, которые обычно осуждаются иудейско-христианской традицией. Новичок может испытывать волнение, и даже страх под влиянием харизматической власти христианских символов. Он может испытывать при виде их чувство вины и раскаяния за своё греховное, с точки зрения христианской морали, по-прежнему им исповедуемой, поведение. И здесь на помощь как раз и приходит ритуальное сатанинское богохульство. Которое может принимать самые разнообразные формы в зависимости от времени, места, целей и потребностей самих богохульников. В ряде случаев акты ритуального сатанинского богохульства включают в качестве своих аксессуаров, инструментов и орудий священные христианские ритуалы, символы и аксессуары, которые подвергаются осмеянию и извращению с точки зрения их значения в христианстве. Особенно кощунственно обращаются с христианскими символами, например, с распятием, в традиционной сатанинской чёрной мессе. Обычно подобная практика у будущих сатанистов навсегда уничтожает те волнения и беспокойства, которые они до сего момента испытывали перед христианской обрядностью и символикой. В тех же целях используется современными дьяволопоклонниками и секс. Молодой человек, с детства приученный обществом и родителями относится с уважением к сану и даже рясе священника или монахини, в Церкви Сатаны с целью уничтожения этой привычки, этого трепета перед священниками и монахинями специально вовлекается в качестве непосредственного участника в театрализованную сцену, во время которой две ведьмы, облаченные в белое монашеское одеяние, вступают с ним в половые отношения. В результате его прежний нервический страх замещается умеренным эротическим любопытством даже в присутствии настоящих монахинь, к которым он теперь относится как к обычным женщинам. Ту же цель преследует и традиционный для всех сатанинских лож алтарь с обнаженной молодой ведьмой, демонстрирующей перед всеми свои гениталии.

Очень часто в ритуалах богохульства в качестве важнейшего инструмента используется смех. При этом осмеянию подвергаются в первую очередь те социальные институты, которые в наибольшей степени вызывают у сатанистов беспокойство или волнующие эмоции. Ритуалы богохульства, отмечает Мэди, хотя в значительной степени и относятся к области магической практики, тем не менее обычно никаким образом неформализованны. Для стороннего наблюдателя они кажутся бесструктурными, не имеющими никакого практического, с точки зрения традиционной магии, значения. Наблюдаемое им поведение сатанистов кажется ему какой-то шарадой, игрой. И все же эти сатанинские акты имеют для современных дьяволопоклонников принципиальное, функциональное значение. Мэди рассказывает о том, что ему довелось наблюдать изнутри одну группу сатанистов, которые иногда пародировали сцену рождения Христа, а в других случаях совокуплялись с одной из сатанисток, исполнявшей роль девы Марии. Цель любого конкретного акта богохульства зависит от того, что в каждом конкретном случае волнует или беспокоит членов или даже одного из членов сатанинской группы. В определенном смысле, замечает Мэди, такое ритуальное богохульство выступает в роли своеобразной групповой психотерапии или акта психоделической терапии.

Собственно чёрная сатанинская магия своего кульминационного момента достигает в так называемых «заклинаниях разрушения», или, говоря русским языком, в сеансах порчи. Искусству такого чёрного колдовства обучаются только прошедшие испытательный срок, успешно сдавшие экзамены по различным магическим предметам, проявившие верность и лояльность по отношению к культу Люцифера и перешедшие на следующую ступень сатанисты. Настоящим мастером такого искусства, новоявленным сверхчеловеком, воплощенным чёрным демоном считается в сатанинских кругах глава Церкви Сатаны — Лавей. Вокруг этой темной фигуры складывается настоящая сатанинская мифология, в которой главным героем является он сам. Нередко автором этих мифов является также сам Лавей. Так, когда в автомобильной аварии вместе со своим любовником погибла одна из главных жриц Церкви Сатаны — эстрадная певица Джина Менсфилд, «чёрный папа» заявил своей пастве и корреспондентам, падким на сенсацию, что ещё за неделю до катастрофы он предостерёг её от столь печального конца, явившегося, по его словам, тем наказанием, на которое он обрек её за измену не ему — но делу самого Сатаны. [4]

В заключение своей работы «Городские ведьмы» Мэди отмечает, что «современная Америка переживает возрождение колдовства во всех социальных слоях — от клерка и парикмахерши до менеджера и бизнесмена, рабочего и политика, на всех возрастных уровнях — от подростков до восьмидесятилетних стариков. Интерес к колдовству и сатанизму за последние два года стремительно вырос и достиг поистине драматических масштабов. Едва ли сегодня возможно найти хотя бы один массовый журнал, газету, где бы редакторы не поместили статью о возрождении чернокнижия. Собрания и ковены ведьм, сатанинские гротто и церкви растут сегодня в Америке, как грибы после дождя, точно так же, как растет и число актов изгнания из людей, добровольно или насильно, вселившихся в них злых духов... Англия, Франция и другие страны (а теперь и Россия) — все они так же сообщают о втором рождении чернокнижия.[4]

В чем же причины этого второго рождения колдовства и сатанизма сегодня, в век грандиозных научно-технических изобретений и достижений, в век потрясающих открытий, совершенных человеческим разумом?

В конце Средневековья и начале Нового времени народная молва и традиция, а нередко католическая, как, впрочем, позднее и протестантская церковь объясняла многие стихийные бедствия — неурожаи, эпидемии, наводнения, засухи, пожары и тому подобные происшествия и события, а также многочисленные беды, несчастья и трагедии в жизни отдельных людей — внезапную смерть, рождение больного ребенка и т. д. — происками ведьм и колдунов. В 1591 г. французский инквизитор-юрист Жан Боден написал толстый фолиант, в котором обвинил ведьм и колдунов в совершении целого ряда преступлений против рода человеческого:

1). Они отвергают Бога;

2). Они богохульствуют;

3). Они поклоняются Сатане и совершают в его честь кровавые жертвоприношения;

4). Они посвящают ему детей;

5). Они убивают детей до момента их крещения, дабы завладеть их душами;

6). Они посвящают Сатане зародышей, находящихся в утробе матери;

7). Они исполняют клятвы, данные именем дьявола;

8). Они вступают в кровосмесительные отношения;

9). Они вовлекают других людей в сатанинский культ;

10). Они умерщвляют взрослых людей, а так же новорожденных младенцев с целью их дальнейшего употребления в качестве своей пищи;

11). Они расчленяют трупы, занимаются людоедством, пьют человеческую кровь;

12). Наводят порчу на людей;

13). Наводят порчу на скот;

14). Вызывают порчу урожая и массовый голод;

15). Совокупляются с дьяволом».

Солидарны с отцами церкви времен Средневековья и некоторые современные ученые. К примеру, известная британская исследовательница колдовства в Западной Европе Маргарет Мюррей. Её точка зрения сводится к следующему: не церковь была виновата в ту далекую эпоху в казни миллионов людей по обвинению в поклонении Сатане, а они сами добровольно выбрали свою участь, ибо исповедовали различного рода ереси, связанные с поклонением дьяволу, и тем самым вызывали гнев церкви. В своих известных работах «Ведовской культ в Западной Европе» и «Бог ведьм» Маргарет Мюррей доказывает, что ведовские процессы, устроенные инквизиторами в XV-XVII веках, были просто естественной реакцией церкви на рождение веры в дьявола, на попытку создать организованный культ Антихриста. Она считает, что признания, которые делали обвиняемые в поклонении дьяволу, не всегда были результатами пыток, в которых некоторые историки огульно обвиняют Церковь того времени. Они были добровольным признанием допрашиваемых, которые рассматривали свою последующую казнь как жертвоприношение Князю Тьмы, который должен вознаградить их за это на «том свете». Точка зрения Маргарет Мюррей разделяется и другими учеными. Эти последние, примыкая к позиции Мюррей, критикам её взглядов на ведовство и сатанизм в XV-XVII веках отвечали так: «Картина, представляющаяся после внимательного изучения материала, по видимому, демонстрирует, что культ дьявола в Европе, при котором использовались чёрная магия, действительно находился в полном расцвете. Если бы инквизиторы желали состряпать всю эту историю от начала до конца, то они смогли бы сделать это куда лучше... Было бы значительно более правдоподобным в случае, если бы ведовская линия явилась обманом со стороны церкви, чтобы инквизиторы скопировали признания (которые, как предполагается, они вложили в уста ведьм и колдунов) с той формы чёрной магии, что была им известна, особенно с демонологии Ветхого и Нового Завета». [6]. Другой крупный историк Монтегью Саммерс, аналогичную точку зрения высказывает в своих многочисленных трудах, посвященных этой проблеме: «История ведовства и демонология», «География ведовства» и других. Американское университетское издательство, выпустившее в свет эти работы, в аннотации к ним пишет, что учёный «вовсе не стыдится тех огромных процессов, которые совершались церковью в XVII и XVIII веках, более того, он всячески защищает все то, что в прошлом делала церковь для уничтожения сатанизма и ереси».

Но это все дела минувших столетий. Если, как пишет американский исследователь истории магии Г.Зибольд в своей работе «Колдовство. Наследие ереси», в эпоху Средневековья к колдовству и сатанизму прибегали для, прежде всего, преодоления физической нищеты, то в условиях современной урбанистической цивилизации к ним прибегают в надежде избежать духовной нищеты, моральной пустоты, беспомощности и отчужденности. [7]

Американский ученый совершенно прав. Современная цивилизация переживает сейчас глубокий духовный кризис. Вызвано это помимо всего прочего разрушением характерной как для западной, так и для европейской культуры в течение многих столетий тесной связи церкви и общества, религиозной и светской сфер культуры. Следствием такой связи было существовавшее на протяжении почти тысячелетия огромное значение для жизни европейского, а затем и американского населения традиционной христианской религии, совпадение их мироощущения с христианским мировоззрением. Именно в христианской религии, у церкви многие искали ответа на волнующие их проблемы. И христианские священнослужители выступали в роли наставников и поводырей рядовой паствы. Но в XX в, особенно во второй половине, все изменилось. Современная церковь оказалась не в состоянии поспеть за бурными социальными и политическими процессами. Она быстрыми темпами стала капитализироваться и сегодня выступает во многих странах крупным собственником. Её священнослужители всё чаще и чаще вели себя неподобающим своему сану образом, тем самым, компрометируя те истины, которые они произносили с амвона. Американский ученый Ричард Мэтисон называет всевозможные секты неохристиан, колдунов, ведьм «неоплаченными векселями крупных религий» [8]

Результатом явился кризис традиционной религиозности, влияние церкви на людей значительно ослабло. Церковь перестала являться духовным ориентиром в жизни многих людей. В то же время бурные изменения в жизни общества мало способствовали росту уверенности людей в будущем. Вследствие чего, потребность в цельной мировоззренческой системе духовных ценностей, которая могла бы помочь людям преодолеть эти чувства беспокойства и которая служила бы им путеводной звездой, не только не исчезла, но, напротив, максимально возросла. Научные же знания, а тем более философские, расцвет которых пришелся на наше время, становятся доступными отнюдь не для всех, а тем более они редко складываются в единую мировоззренческую картину, насыщенную духом оптимизма.

Не учитывая этого, многие современные мыслители, ученые неосторожно пробуждают экзистенциальные страхи у обывателя, создавая своими трудами впечатление, будто жизнь лишена всякого смысла. «Многие философы, — считает, например американский психолог Т.Добжинский, — утверждают, что Вселенная является вещью бессмысленной и ненужной... Так как таким является мнение некоторых лиц, обладающих высочайшим авторитетом в области науки и философии, нет совершенно ничего удивительного в том, что многие из наиболее умных и способных наших молодых современников отвернулись от нашего бессмысленного мира и стали жить в отчуждении от него».[9]

Чувство полной бессмысленности жизни, апатии и отсутствия какой-либо цели вследствие такого мировоззренческого кризиса, отмечает и видный западный психолог и социолог Сальваторе Мэди, который утверждает, что «повсеместным стала депрессия, вызываемая безуспешными попытками найти у жизни какой-либо смысл». По его мнению: «страх смерти от радиации, заболевания раком из-за загрязнения природы, страх уничтожения в результате ядерной войны, а также страх насилия в результате бурных общественных беспорядков усиливают то чувство отчаяния, которое ощущают люди. Крушение брака и развод, высокая степень подвижности, а также утрата религией функции организующей силы, лишили людей источника общественной поддержки (т.е. семьи, общины и церкви) в наши тяжелые времена».[10]

Оставшись в трудные времена изменений и перемен без мировоззренческой точки опоры, многие люди поэтому обратились к вере в таинственное и паранормальное, которая помогает им уверовать, что все-таки можно достичь гармонии, что внутри каждого человека скрываются неразвитые силы, потенциально обладающие невероятной, поистине волшебной мощью, что душа человека переживает смерть его тела, В образной форме эту мысль автор книги «Культы неразумия» Х.Эванс выразил так: «Из-за того, что современная наука и философия не в состоянии ещё помочь человеку в его поисках мировоззренческих идеалов, а старые мировые религии устарели и обветшали, высвободившееся место или появившийся мировоззренческий вакуум заняли, как своего рода затычки, всевозможные псевдонаучные философии, квазинаучные культы и новые мессии. Их становится всё больше и больше, ибо они удовлетворяют те экзистенциальные потребности людей, которые не могут быть удовлетворены ни наукой, ни техникой, ни философией».[11]

Наблюдение социологов и психологов за различного рода культами, появившимися в 70-е годы в странах Западной Европы и Америки, в том числе и за «пещерами» дьяволопоклонников, подтверждают наш тезис о том, что в основе роста интереса к магии и оккультизму, в стремлении окунуться во тьму — в первозданную непостижимую жуть и беспредел, свободную от условностей и стыдливых оговорок, лежит поиск мировоззренческих и этических ценностей, а точнее их отсутствие. Как свидетельствуют социологи и психологи, изучающие современную неокультоманию в странах Запада, все нынешние культы обычно бывают в высшей степени авторитарны по своей природе. Та строгая структура, которой вынуждены подчиняться их члены, может помочь понизить экзистенциальные страхи, устраняя необходимость принимать решения по вопросам морально-этического характера. Как пишет уже упоминавшийся психолог и социолог С. Мэди: «отдаваясь во власть авторитарных религиозных форм и лидеров, молодые люди возвращаются к таким формам поиска смысла жизни, в которых все важные моменты определяются за них кем-то другим. Это, безусловно, является одной из форм конформизма». [10]

Его соотечественник и коллега С. Левин в ходе исследования членов этих культов выяснил, что большинство лиц, поклоняющихся новым культам, происходят из благополучных семей и получили довольно-таки хорошее образование. К культам они обратились из-за того, что их жизнь не принесла им удовлетворения. Религиозный культ представляет в распоряжение таких людей «смысл жизни» — набор идей и ценностей, которые представляются им достаточно логичными и последовательными. И также чувство принадлежности к определенной человеческой общности. «Отчуждение, деморализация, понижение чувства собственного достоинства оказываются, по крайней мере временно, достаточно ощутимо ослабленными или устраненными; потребности этих людей, таким образом, удовлетворяются». Выводы, к которым пришел С.Левин в ходе своих исследований, он сформулировал следующим образом: «Конкретное содержание теологической доктрины никогда не бывает столь же важным, сколь её внешние атрибуты. Безусловно, это содержание ни в коем случае не является столь же важным, как сам процесс верования, чувство принадлежности и повышение чувства уважения самого себя... Все эти культы дают простые ответы на сложные вопросы, которые ставит перед людьми жизнь в современном обществе; устраняются все экзистенциальные дилеммы; возникает чувство уверенности и спокойствия».

Известный исследователь современной неокультомании А. Грили выявил наиболее общие черты и характеристики нынешних культов.

1. Они являются нерациональными даже в тех случаях, когда они не выступают открыто против рациональности.

2. Они подчеркивают то обстоятельство, что человек от природы «хорош», все его стороны имеют право на существование.

3. Приверженцы этих культов считают себя спасителями других людей, имеющих право учить их правильному поведению: «Ведьмы, колдуны, чернокнижники — все они ни в малейшей степени не сомневаются в том, что нашли все необходимые ответы, как для самих себя, так и для всех других людей, которые заинтересуются ими и согласятся выслушать их».

4. Лидеры, гуру, учителя и эксперты — все они обычно являются в высшей степени боговдохновенными или харизматиками.

5. Все культы имеют свои магические ритуалы; эти обряды, магические инструменты, одеяния, слова, фразы и заклинания являются чрезвычайно важными для этих культов. [12]

А. Грилли высказал предположение, что «новое» возникновение магических обрядов является ни чем иным, как возрождением древних «племенных» богов, которые были связаны с экстатическими эмоциями, суеверием, колдовством, мистерией и племенными чувствами; только теперь эти боги облачены в другие одежды. По его мнению, хотя такого рода племенные религии никогда не смогут распространиться среди очень больших групп населения, среди более ограниченных групп людей они могут бытовать на протяжении очень значительного времени, регулируя взаимоотношения внутри этих групп и их отношения с внешним миром, содействуя стабилизации внутреннего мира их членов».[12]

К числу таких возрожденных племенных религий древности относятся и всевозможные, ставшие популярными в последней четверти XX столетия, магические культы и верования, в том числе сатанинские. Известно, что магия, колдовство в первобытном обществе выступали как сакрализованная форма регуляции отношений между членами узкой группы людей (общины, племени, рода), как средство иллюзорного вытеснения, снятия различного рода стрессов и напряжений в индивидуальной и коллективной психике. По сути дела, те же самые функции, применительно к узкой группе людей — членам культа, колдовство, магия, оккультизм выполняют и сегодня. Одновременно они выполняют в данном культе и мировоззренческие функции, в том смысле, что дают каждому из его членов самые элементарные ответы на сложные вопросы, которые ставит перед ними жизнь в обществе, устраняют все их тревоги и страхи, что до этого в жизни их предков выполняла одна из традиционных религий — католицизм, протестантизм и т.д.

Рассмотрим, например, астрологию. Идея о том, что человеческая жизнь тесно связана с небесными явлениями, в состоянии придать новый смысл существования тому, кто этот смысл утерял, не устояв перед сложностями и проблемами своей жизни. Человек в этом смысле перестает быть тем анонимным и несчастным субъектом, которого хорошо описали Камю, Хайдеггер, Сартр, волею случая заброшенным в чужой и бессмысленный мир. Гороскоп придает ему новое самоуважение через раскрытие его тесной связи со всей Вселенной. Конечно, при этом он узнает, что судьба его заранее предрешена волею звезд, но такой детерминизм отнюдь не унижает, напротив, в нём имеется своё величие и достоинство. Это превращает его в прямого участника космической жизни, развивающейся в соответствии с величественным таинственным планом. Астрология имеет даже преимущество перед традиционными религиями, ибо позволяет обойтись без сложных вопросов: о существовании личного и сверхличного бога, о загадке творения, о происхождении зла и т.д. Следуя указаниям своего гороскопа, человек оказывается в состоянии ощутить себя в гармонии с Космосом, перестать мучить себя трагическими или неразрешимыми для него вопросами и проблемами. Подобное стремление к обретению более высокого человеческого статуса, считает известный американский историк культуры и религии М.Элиаде, можно найти практически во всех современных магических и оккультных движениях и культах, как бы наивно, нелепо или даже дико оно не выражалось.[13] От увлечения же астрологией, оккультизмом и колдовством до поклонения Сатане — олицетворению всех иначе не объяснимых для оккультиста и мистика несчастий и бед в его жизни — всего лишь один шаг. Подробный анализ погружения человека в мир сатанизма провёл в своей работе «Городские ведьмы» антрополог Э. Мэди. В своей следующей работе «Магическая терапия: антропологическое исследование современного сатанизма» [3] он углубляет свой анализ образа мышления, психики нынешних поклонников дьявола. Более подробно анализирует причины, которые способствуют превращению пресатанистов в сатанистов.

В частности, он отмечает, что «расстояние, отделяющее «рациональный», «научный» мир от мира магического — небольшое. Наш западный мир проникнут магическим мировоззрением. Иудейско-христианская концепция сотворенного Богом мира, в котором царит добро, обязательно дополняется миром, в котором царят Дьявол и Зло. Бог противостоит Дьяволу, силам белого света и духа противостоят легионы тьмы, мрази и земных вожделений. Возможно, что такое биполярное разделение есть врожденное качество человека, но в любом случае верно то, что это деление есть неотъемлемый элемент западной традиции. Быть хорошим христианином — значит обязательно верить и в Зло, и в Дьявола. Сатана, как и колдовство, использовался и по сей день используется во всех обществах для объяснения иначе не объяснимых несчастий и зол, которые обрушиваются на человека».[3]

Вот почему люди, отказавшиеся от веры в Бога, но воспитанные в христианских традициях, часто пополняют ряды сатанистов. Если путь человека предопределен сверхъестественными таинственными силами, и Бога нет, — то остаются силы Зла, перед властью которых бессильны все. Всесилие рока или Сатаны они понимают, как разумное и единственно возможное объяснение того, что некоторым людям постоянно везет, а другим нет. И вот кандидаты в сатанинские ложи пытаются найти те силы, которые контролируют мир, жизнь человека, надеясь с их помощью изменить свою судьбу. Именно они попадаются на рекламу всевозможных оккультно-магических групп, обещающих успех, власть, любовь.

Как отмечалось выше, оказавшись членом сатанинской группы, её новоявленный адепт начинает освобождаться от чувства вины, комплекса неполноценности, внушенных ему иудейско-христианским учением. В сатанинской ложе ему внушают, что это учение — ложь и обман, что на самом деле человек — животное, и поэтому пороки — всего лишь естественное проявление человеческой природы.

Во время своих черных месс сатанисты глумятся над всеми символами христианства — прежде всего над распятием, чтобы освободиться от страха перед этими символами. Ведь человек станет настоящим сатанистом только после того, как почувствует себя полностью свободным и независимым от всяких пут христианского миропонимания. И в результате, указывает Мэди, убежденный сатанист обретает уверенность в свои силы, с его личностью происходит «приятная и неожиданная метаморфоза», он становится менее робким и беспокойным, более удобным для общения и благодаря всему этому достигает большего успеха, чем ранее, во всех сферах своей жизнедеятельности. Общество, по Мэди, тоже выигрывает от того, что некогда ущербная во многих отношениях личность, превратившись в сатаниста, тем самым приобщается к правилам игры, принятым в этом обществе. Сатанист становится на путь сотрудничества, а не конфликта, с истеблишментом. «Сатанисты после прохождения «лечения» средствами магической терапии становятся лучшими гражданами, чем были до этого, если можно так говорить в плане социальной спаянности и равновесия, — считает Мэди. Именно поэтому таким маргинальным культам, как, например, церковь Трапезунда, должна быть оказана всяческая поддержка... Возможно, мы нуждаемся в более терпимом отношении к многообразию альтернативных решений, из которых разные индивидуумы могут выбирать такие, какие более всего соответствуют их личным проблемам. Не исключено, что нашему обществу требуется гораздо большее число таких культов, в которых «разговор на иных языках» не есть признак анормального поведения или в которых «честная» агрессивность принимается и признается как разумное решение некоторых конфликтных ситуаций... Все, что способствует увеличению способности индивидуума адаптироваться в мире, в котором он живет, может и должно быть критерием при оценке новых и первоначально маргинальных институтов нашего общества». [3]

Только имея это ввиду, считает Мэди, и можно дать ответ на вопрос, почему же сегодня во всем мире растет интерес к чёрной магии и сатанизму. Ответить на этот вопрос можно, считает Мэди, только учитывая ту особенность колдовства, что оно нередко выступает как попытка разных людей вернуть утраченное ими в современной цивилизации чувство контроля над своим окружением и жизнью. «Сегодня — пишет он — наступил тот момент, когда многие старые боги западного мира, подобно старым традиционным богам урбанизированной Африки, изменились. Бог мертв, но это относится не только к иудейско-христианскому Богу, но также и к богам прогресса, науки и техники. Мы вложили в эти последние всю свою веру, но сейчас оказалось, что бог прогресса, как мы его понимали, есть двуликий Янус, требующий огромную, ужасную и непомерную цену за наше движение вперед, ведущее исключительно ко все большему и большему потреблению и комфорту. Богу науки не удалось построить для нас рай, как мы ожидали от него — рай, свободный от болезней, невежества, смерти. Вместо этого он угрожает нам гибелью посредством Апокалипсиса термоядерной войны или медленной смерти в результате загрязнения окружающей среды. Бог техники раскрыл сегодня свое «истинное лицо», и наши реки умирают, наши озера загрязняются, воздух превращается в ядовитый смог... Сегодня многие жители западных стран ощущают себя в окружении невидимых и неподдающихся определению опасностей, которых не знали их отцы. В такое время люди ищут новых богов или возрождают давно умерших. Для многих поиск истины вовне, оказался неудачным, и они обратились к своему внутреннему миру, к идее собственного перерождения. Так они пришли к идее, высказанной печально известным Кроули, — к идее демонического перерождения человека, единственным средством которого является чёрная магия и сатанизм. Ещё в романе «Дитя Луны» Кроули описал таинство магических трансмутаций личности. В его колдовском шоу сквозь все эпохи проходят образы коронованного сатаной ребенка и Алой женщины, скачущей верхом на Звере. Сегодня эти образы заимствованы у него теми, кто называет себя сатанистами. В фигуре Сатаны они вслед за Кроули ищут уверенности в себе, безопасности в мире. И хотя они ищут эти средства вовне, на самом деле находят их в себе. Они больше не нуждаются в образах божественных покровителей и опекунов, ибо знают о том, что они сами настолько сильны, что могут позаботиться о себе самостоятельно. Они теперь не просят милости у богов, они требуют у богов исполнения их воли. Они поворачиваются от мира потустороннего к миру реальному».[3]

Со многими мыслями Мэди можно согласиться. Однако следует заметить, что американский ученый начисто забыл о том, что расхваливаемые им маргинальные культы потворствуют самым низменным человеческим инстинктам, что бунт против Бога оборачивается нередко трагедией. Он упускает то, что в сатанизме все стоит вверх ногами: грех возведен в ранг добродетели, он не просто позволен — он благословлен свыше, если только он может доставить сатанисту наслаждение, или принести какие-нибудь материальные выгоды. И поэтому, если ты хочешь украсть — укради, любишь врать— ври всегда и везде, решишь кого-нибудь убить — пожалуйста убивай и наплюй на христианскую заповедь «не убий». Поклонники Люцифера мечтают и стремятся достичь всеми способами, чтобы именно такой, перевернутый с ног на голову мир — страшный мир зла и насилия воцарился на нашей планете. Особенно опасен сатанизм бывает тогда, когда он проникает в повседневную жизнь, определяет стереотипы и модели человеческого поведения, превращается в особую бытовую философию. Ведь при явной примитивности такой философии в ней кроется страшная по своей разрушительной антигуманной силе идея. Эта идея — благословение зла. И даже не его признание в качестве диалектической оппозиции, антитезы добру (не познал зла, не познаешь и добро), а именно исключительно благословение, гимн жестокой, античеловеческой, всемогущей силы, не ведающей никаких ограничений, ни людского, ни божьего страха.

История сатанизма XX столетия подтверждает справедливость вышеприведенных слов. Сатанизм — это не только антигуманная философия; проникая в повседневную жизнь, опускаясь на уровень массового сознания, он нередко выступает в качестве основной причины самых страшных и кровавых трагедий. На весь мир «прославился» Чарльз Мэнсон и его семейство, совершавшие ритуальные убийства, для приближения на земле Армагеддона, последней битвы (она у него с расовым оттенком) между белыми и чёрными.

Повсеместно в Америке — в Нью-Джерси, Флориде, Майами, — пишет известный американский публицист В. Петерсон — сатанизм является ведущим мотивом многих кровавых преступлений связанных с насильственной смертью.[1]

Так, в Майами молодая поклонница Сатаны убила мужчину, нанеся ему 46 ножевых ран. Будучи осужденной за убийство на семь лет, она благодарила Сатану и судей за столь легкое наказание, добавив при этом, что получила огромное наслаждение от его совершения. В Нью-Йорке полиция долго разыскивала дьяволопоклонников по фактам вскрытия могил. В Сан-Франциско на протяжении ряда лет полиция разыскивала убийцу, или убийц, оставлявших сатанинские знаки на телах своих жертв. В Монтане члены сатанинской секты убили рабочего Чельстаунского парка, после чего тело было разрублено на шесть кусков, а его сердце съедено. В Хьюстоне (Техас) трое молодых американцев во время своих оргий уничтожили около сорока подростков. В течение трех лет они совершали безнаказанно свои преступления.

Увлечение сатанизмом сегодня — это удел не только американцев. Вера в Сатану сегодня — это уже планетарное явление. В Англии, например, при таинственных обстоятельствах во время сатанинского шабаша погибли двое его участников — Мэриам Хиндли и Ин Брэди. Двое других англичан — Роберт Фаррант и его любовница Ева Энди приговорены лондонским судом Олд Бейли к тюремному заключению за «ограбление старинных склепов и осквернение останков», у которых изымались черепа для исполнения ритуальных обрядов и установления контактов с потусторонним миром. Изъяв кости из могилы, они раздевались и, здесь же, с костями в руках исполняли ритуальный танец для установления контакта с покойниками, что будто бы должно было дать им власть над духами и демонами.[14]

Известно, что каждое общество имеет свои социокультурные институты и механизмы «снятия» различного рода напряжений в общественном сознании, в коллективной и индивидуальной психике, являющихся отражением растущего социального дискомфорта. В доклассовом обществе в силу отсутствия светских механизмов такого рода их функцию во многом выполняла магия, в частности, институт обвинений в колдовстве. Более того, в кризисные периоды общества, вышеназванная функция магии, в условиях монополии или диктатуры в общественном сознании веры в сверхъестественное, выходит на первый план и в силу этого привлекает к самой магии всеобщее внимание. Именно в это время в обществе начинается подлинная ведовская мания, т. е. начинается охота на ведьм и колдунов, которые являются олицетворением социального зла. Ведовские обвинения дают возможность отдельным лицам и группам людей найти «козла отпущения» и тем самым освободиться от гнетущей их злости, страха и т. п.

Сегодня, таким образом, сатанинское движение, хотя и только ещё набирает темпы, однако приобрело уже довольно стройную структуру и организацию. Как пишет один из самых известных исследователей современного сатанизма Артур Лионе в книге «Второе пришествие: Сатанизм в Америке», на сегодняшний день «имеется несколько международных объединений, включающих в себя национальные организации поклонников культа дьявола. Эти центры имеют экклезиастическую иерархию и центральные штаб-квартиры, исполняющие функции контролирующего органа над подчиненными им местными организациями сатанистов... При них же существуют и специальные школы, где проходят обучение будущие чёрные священники для сатанинских приходов»,

Такой тип организации поклонников культа дьявола, подчиняющихся всегда остающемуся в тени, анонимному всемирному центру сатанистов, не нов. Ещё в эпоху Средневековья, как пишет Алекс Дорэлл в книге «История секретных обществ», сторонники сатанинских культов образовывали тайное общество. Нужно проследить следы другой религии, выяснить смысл церемоний, ритуала посвящения, паролей и странных имен, которыми именовали друг друга участники этого тайного союза. Все это можно почерпнуть из материалов инквизиторских судов над средневековыми ведьмами и колдунам, которые убедительно свидетельствуют, что ведовская организация поклонников Сатаны была единообразной и весьма деятельной до сравнительно недавнего времени.[7]. Конечно, можно считать, что Дорэлл, как и К. Уэбстер, попал под влияние теории итальянского священника Джироламо Тартаротги-Сербатти, который в своей книге «О ночных сборищах ведьм», появившейся в 1749г., подавал их как собрания тайного общества. Эта теория часто всплывала у авторов, исследующих историю тайных обществ, историю масонов, розенкрейцеров и т. д. Даже если она не вполне подтверждается историческими фактами, она нашла большое количество своих приверженцев.

Сегодняшний сатанизм так же весьма активен, что видно из приведенного материала. Особое внимание идеологи и практики современного сатанизма уделяют ныне странам, которые до недавнего времени были для них закрыты из-за прочного «железного занавеса», предохранявшего нашу страну от проникновения сатанинской философии. И что же мы видим после того, как этот занавес был снят? Социалистическая идеология вместе с принципами социализма была полностью разрушена, и в образовавшиеся бреши вслед за кришнаитами, мунистами, божьими детьми в битву за умы и души, прежде всего молодых, ринулись и сатанисты. Рижское отделение «Церкви Сатаны» делало уже неоднократные попытки зарегистрироваться. Даже во всегда богобоязненной и сплошь католической, как это было даже при социализме, Польше сегодня, например, в Яроцине, столице ежегодных фестивалей хардрока, устраиваются «чёрные мессы», во время которых приносится кровавая жертва (пока что животное) на алтарь Люцифера. По данным польской печати, в стране дьяволопоклонников пока немного — всего лишь несколько сотен. И тем не менее польские социологи, педагоги, священники с уверенностью прогнозируют быстрый рост их числа и предупреждают о потенциальной опасности этого культа.

«Существование сатанистов представляет опасность для общества, главным образом потому, что их характеризует высочайшая степень организованности и сплоченность. Одновременно, — пишет, например, в варшавском еженедельнике «Кирунки» известный польский публицист Л.Левандовский — такие группы достаточно замкнуты и в них очень трудно проникнуть кому-либо извне, особенно взрослым». Аналогичное мнение высказывают и представители католической церкви в Польше. К примеру, профессор богословия, ксендз Ч.Цекера считает нынешних польских поклонников культа дьявола «небольшой, но очень опасной группой молодежи, которая сделала ставку на зло, жестокость и насилие». Священник предупреждает общественность о том, что повышенное внимание к сатанистам со стороны печати, радио и телевидения может вызвать обратный эффект, сделать им рекламу».

Проникает идеология сатанизма и в бывшие республики СССР, а ныне страны СНГ. Наиболее обильный поток сатанинской литературы направляется из-за рубежа на Западную Украину, откуда он расползается по всему Украинскому государству. Собираются на свои шабаши украинские ведьмы и колдуны по-прежнему на Лысой Горе. Но это уже не веселые и милые гоголевские персонажи, а обозленные и жестокие изуверы. В 1991 г. в Киеве местной прокуратурой было начато уголовное следствие по факту многочисленных убийств, совершенных, как выяснилось, в ритуальных целях.

Сегодня в ряде городов России и ближнего зарубежья существуют многочисленные ложи и церкви доморощенных сатанистов, которые ныне действуют вполне легально, как совершенно легитимные организации, на территории стран СНГ. Только в Москве на сегодняшний день, например, насчитывается около пяти сатанинских церквей и лож. Самая крупная и известная из них — это «Церковь Чёрного Ангела», созданная в 1991 г.

«С чем столкнулась Россия, все мы в этих событиях?» — спрашивает иеромонах Тихон и сам же отвечает на свой вопрос: с сатанизмом. «Сатанизм, — продолжает он, — богоборчество и сознательное служение дьяволу с каждым днём усиливается в нашей стране. Появление сатанинских знаков и надписей на стенах храмов в Москве и других городах России; расстрел Неугасимой лампады, установленной в память Святым Кириллу и Мефодию, в которой хранился Благодатный Огонь от Гроба Господня; пытки, зверские издевательства и попытки убийства архимандрита Иннокентия в Иосифе-Волоцком монастыре; распространение по всей нашей стране самого дикого сектантства. Всё это и многое-многое другое — продолжение богоборчества, которого отнюдь не стало меньше в нашем отечестве. Только слепой, а точнее не желающий видеть, не поймет, что сознательное обнажение человеческих душ для воздействия самых низменных страстей — это не что иное, как сатанинские мистерии».









































































































1 Petersen W.T. Those curious new cults. New Canaan Keats. 1975

2 Truzzi M. Towards a sociology of the occults: Notes on modern witchcraft: Religions movements in contemporary America. Princeton. 1974

3 Moody E.T. Magical Therapy: an anthropological investigation of contemporary Satanism :Religions movements in contemporary America. Princeton. 1974

4 Moody E.T. Urban witches :on the margin of the visible Sociology, the esoteric and the occult. Prinseton. 1974

5 Truzzi M. Witchcraft and Satanism: on the margin of the visible Sociology, the esoteric and the occult. N.Y. 1974

6 Sebold H. Witchcraft, the heritage of a heresy. N.Y. 1968

7 Daroul A. A history of secret societies. N.Y. 1962

8 Mathison R. Faith, cult and sect of America. Indianapolis. 1960

9 Dobzhansky T. The ascent of men: Social biology: № 19, 1972

10 Maddy S.R. The search for meaning: Nebraska symposium of Motivation. Nebraska. 1971

11 Evans Ch. Cult of unreason. N.Y. 1974

12 Jreely A.M.: Social research v.37.1979.№ 2

13 Eliade M. Occultism, witchcraft and cultural fashions. Chicago. 1976

14 Cavendish R. A history of magic. N.Y. 1977

15 Ю.А. Сандулов. Тайный мир сатанистов. С.-Петербург. 1997
NURBIZ.KZ - каталог компаний и предприятий Казахстана и Алматы

Алматинская Матрасная Фабрика СамСон

Ортопедический матрас "Классик" всего за 11815 тг. (кв/м)

Как мотивировать студентов к эффективной учебе в ВУЗе

Меню отличника или что должен есть школьник