Социальные роли личности



Введение.



Человек - биологический индивид, высшая ступень живых организмов на земле, результат сложной и длительной биологической эволюции, предпосылка и субъект эволюции культурной. Биологическая эволюция длилась неизмеримо дольше культурной - 2,5 млн. лет. Развитие человека 40 тыс. лет назад прекратилось. К этому времени сформировались те фундаментальные признаки, которые и сегодня отличают его от других животных.

Они послужили условием перехода от биологической к культурной эволюции. Всё, что человек приобрёл в последние 40 тыс. лет, связано не с биологией, а с культурой и обществом. Иначе говоря, не естественной, а искусственной средой, сущность которой лежит в системе социальных отношений. Начиная с этого момента, можно говорить о том, что в человеке, как биологическом существе формируется его индивидуальность, которая позднее вырастает в личность.

Развитие представлений о человеке как личности прошло несколько этапов.

Древний Китай (VI - I вв. до н. э.)

Человек в даосизме занимает срединное положение в мире, соединяя в себе тёмное и светлое, мужское и женское, активное и пассивное начала, твёрдость и мягкость, покой и движение. Он обращен лицом к прошлому, а к будущему повернут спиной. Мир создан не ради человека, он - лишь последнее звено саморазвития мира, движения времени по кругу. Человек общается с божеством не как индивид, а как потомок, звено родовой цели. Человек ещё не ощущает границ собственной личности.

Древняя Индия (VI -IV в до н. э.)

Буддизм устраняет индивидуальное своеобразия людей. Ему неизвестна идея обособленной личности, родившаяся в европейской философии тема индивидуальной кончины, безвозвратной утраты уникальной жизни. После смерти тело и сознание распадаются на множество элементов, которые затем сцепляются в ином месте. Но переселяется не индивидуальная, а космическая душа. У неё нет индивидуальности. Отвергая мысль о свободной воле, буддизм негативно относится к идее о том, что у человека есть душа.

Древняя Греция (VI - IV вв до н. э.)

Античные философы первыми осознали, что ценность жизни - в её неповторимости. Они сделали значительный, хотя и не окончательный шаг вперёд, отделив индивид от космоса. Поворот к антропологической теме осуществил Сократ. Его называют родоначальником философии человека. Знаменитое изречение “познай самого себя” означало, что каждый человек обладает внутренним “Я”, центром которого является разум, мышление. Человек рационален: он ставит себе цели и, достигая их, несёт за них ответственность. Совершенствование человека есть результат его деятельности и воспитания.

Человек не только познаёт самого себя но и выступает мерой всех вещей природных и социальных. Греки воздвигают храмы в честь богов по образу и подобию человека, сообразуясь с “мерой” его восприятия и разумения. В дальнейшем представление о человеке, как ценностной мере всего сущего развивали Демокрит и Платон.

Средневековье (IV - XIV вв)

Принципиально новый подход к человеку связан с христианством, что воплотилось в учении гуманизма. Древнекитайскую, древнеиндийскую и древнегреческую цивилизации относят к доличностным культурам. Христианство поместило человека в центр мироздания. Человек - это храм, он создан по образу и подобию Бога. На человеке отпечаток абсолютной личности творца.

Возрождение ( XIV - XVI вв )

Складывающиеся в эпоху Европейского Возрождения взгляды на человека вобрали в себя всё лучшее от античности и христианства и воплотились в учении гуманизма. Мыслители той эпохи - Леонардо да Винчи, Микеланджело, Данте - провозгласили свободу и суверенность человеческой личности. Она представлялась как гармония тела и духа, разума и чувств, земного и божественного. Возрождение знаменует переход от традиционного общества к современному, первые проблески капитализма. А капитализм, как социальное и экономическое явление невозможен там, где нет индивида - свободного предпринимателя, наёмного работника. Они самостоятельные экономические агенты. Ренисансное сознание в полном смысле слова двигаться от понятия “индивид” к “индивидуальности”. Возрождения называют еще “веком разума”, ибо оно провозгласило разум высшим достоинством человека. Тем самым оно продолжило и довело до высшей точки зародившей еще в античности рационализм.

Просвещение (XVII - XVII вв).

Просвещение продолжает начатую в эпоху Возрождения борьбу за установление “царства разума”, политических свобод и гражданских прав человека. Конец эпохи Просвещения ознаменован двумя важнейшими явлениями - Великой промышленной революцией, окончательно закрепившей бесповоротность наступления капитализма, и Великой французской революцией (1789 г.), провозгласившей те политические права и свободы, которые составляют основу современной демократии. Это эпоха великих географических и научных открытий, завоевание юридической свободы, борьбы буржуазии за власть, которая в конечном итоге привела к тому, что закрытое, инертное традиционное общество сменилось открытым, мобильным современным обществом.

Свобода, разум, активность, подвижный стиль жизни, индивидуализм и предпринимательский дух - главные параметры формирующей личности. Историки утверждают, что само слово “индивидуальность”, как и слов “личность”, появилось каких - то 200-300 лет назад, т. е. в эпоху Просвещения. А каково содержание двух понятий мы рассмотри дальше.



Современность.

Философы рассматривали личность под углом зрения вечного и временного. Так поступали Сократ, Платон, Аристотель, позже Кант и Гегель, а в XIX - XX веках датский философ Сирен Кьеркегор русские мыслители Владимир Соловьев, Николай Бердяев, Павел Флоренский, Сергей Булганов и американец Питер Дукер. Проблема вечного и временного в человеке решалась в одном случае в рамках экзистеционализма, а в другом - религиозной философии. Представители обоих направлений рассматривали человеческое существование (по-французски “экзистенцию”) в двух перпендикулярных гиперплоскотях - в вечности и во времени.

Человек в вечности - носитель вечных ценностей. Человек во времени -всего лишь физическое явление: он рождается и умирает. Существование во времени - это наше бытие как граждан общества. Во времени мы едим и спим, боремся за власть и растим детей, добиваемся успехом и терпим поражение. Живя в обществе, мы не можем быть свободными от него как существо социальные. Все мы частицы семьи, коллектива, профессии, класса. Однако сущность человека в другом - в человеческом бессмертии и человеческой свободе.

Наше существование - всегда напряжение между временным и вечным. Поведение человека лежит в двух разных измерениях, поэтому он всегда противоречив. Существование во времени можно наблюдать, в вечности только переживать. Таковы две плоскости человеческого бытия, которые рассматривали философы.

Представления о личности в социологии.

Личность - одно из центральных понятий социологии. Оно играет важную роль в “строительстве” социального знания, помогая понять, почему человеческий мир так отличается от остального природного мира и почему остается человеческим только на основе сохранения богатства индивидуальных различий между людьми.

На социологию личности заметно влияют философские концепции и психологические теории.

Философия больше оперирует емким понятием “человек”, которое включает и его биологическую, и ментальную, и культурную природу. Социологи берут в расчет прежде всего социальные качества, которые формируются у людей в процессе общежития (как непосредственный продукт сосуществования с другими), несколько абстрагируясь от всего остального.

Психология обращает внимание на индивидуальные различия людей: их темперамент, характер, особенности поведения и оценки, изучая, чем и почему они отличаются друг от друга. Для социолога “личность” - это, напротив, то, что делает людей похожими друг на друга (т. е. они отмечают в людях социально типическое).

Таким образом, можно сказать, что как правило, в цепочке человек - личность - индивид отражено своеобразное разделение труда философа, социолога и психолога, хотя каждый из них (изучая своё) может использовать любой из этих терминов. Иными словами, личность в социологии - это нечто особенное.

В философии “личность” (читай: человек) в соответствии со сложившимися традициями рассматривается как:

· произведение (Природы, Бога или Общества), продукт условий существования, который может лишь познать себя и не должен пытаться изменить (человек адаптирующийся, приспосабливающийся);

· творец, беспредельно активный, либо медитирующий, изменяющий свои собственные условия, либо управляющий своим воображением об условиях своей жизни и о себе (человек, создающий себя сам, самопроизводящийся);

· деятель, преобразующий сам себя посредством инструментальной, предметной активности, связывающей его развитие с внешним миром (человек, производящий новые предметы и передающий в предметах свой опыт).



В психологии “личность” (читай: индивид) - это целостность психических свойств, процессов, отношений, отличающих данного субъекта от другого. Для психолога потенции субъектов различны, поскольку как врожденные, так и приобретенные качества людей индивидуальны. Индивидуальность отражает неповторимость биологических и социальных свойств человека, делая его уникальным актором (действующей единицей) некой группы или общности.

И философия, и психология оказывают существенное влияние на развитие социологических представлений о личности, однако их особый взгляд на сей предмет и специфическая терминология используются только на уровне специальных теорий.

Итак, социологи, как правило, оперируют понятиями “социальный субъект” и “личность” для описания социальной сути и социальные качеств человека.

В современной социологии личность, как субъект (который, напомним, может быть индивидуальным - тождественным “личности” и групповым - тождественным “общности”), означает активное социальное начало, некий социально - исторический тип способности к деятельности.

Считается, что личность как социально типическая характеристика людей пережила определенную эмоцию вместе с ходом исторического прогресса. Первобытный человек характеризовался деятельностью адаптивной, приспособительной, в то время как современный имеет значительно более богатый функциональный репертуар и в целом играет активную преобразующую роль в природе и обществе. Можно сказать, что личность все полнее проявлялась, формировалась и заполняла человека, вырывая его из мира естества (желаний и страстей) и приводя в мир творчества, осмысления и понимания знаков “другого”.

В этом смысле личность как социальное качество человека становилась все более концентрированной субстанцией его особой (общественной) природы.

Макросоциологические концепции личности.



С точки зрения макросоциологии, для которой важнее целое, а не части, и интереснее групповое взаимодействие, а не межчеловеческое, личность является продутом общества (культуры, истории, космоса и т. п.). Этих взглядов в целом придерживались такие крупные исследователи, как Э. Дюргейм, М. Вебер, Т. Парсонс и др., ставившие во главу угла проблему социализации. Образно её сформулировал психолог Ж. Пиаже, анализируя, как “дикие зверёныши” (дети) постепенно становятся личностями.

Социологизация - это освоение культуры (норм, ценностей, идей, правил поведения и стереотипов понимания) сообщества. Она не только связана с развитием личности, но и является своеобразным духовным кодированием человека, вырабатывая у него типовые (хорошо распознаваемые и прогнозируемые) социальные реакции и формы активности. Функциональное значение такого “отёсывающего” формирования способностей, навыков и знаний индивида состоит в том, чтобы подготовить людей к тесному сосуществованию, обеспечить их предстоящее взаимодействие и взаимопонимание.

Известный социальной антрополог Р. Линтон, который много работал в микросоциологии и является одним из основателей теории в микросоциологии и является одним из основателей теории ролей, ввел понятия модальной и нормативной личности. В результате сходных процессов социализации (а практически каждое общество и государство много усилий тратят на образование, воспитание и поддержание культурных стандартов жизни своих молодых и зрелых граждан) люди отнюдь не ведут себя как “инкубаторские”, хотя могут попадать в сходные обстоятельства и выглядеть на первый взгляд похожими.

Нормативная личность - та, черты которой лучше всего выражают данную культуру, это как бы идеал личности данной культуры.

Модальная личность - статистически более распространенный тип отклоняющихся от идеала вариаций. И чем более нестабильным становится общество (например, в переходные транзитивные периоды системных преобразований), тем относительно больше становится людей, социальный тип которых не совпадает с нормативной личностью. И наоборот, в стабильных обществах культурное давление на личность таково, что человек в своих взглядах, поведении и фантазиях все меньше открывается от навязанного “идеального” стереотипа. Он хорошо знает, каким он должен быть, а послушных и понятливых сообщество обычно поощряет: они - основа социальной стабильности, поэтому стабильно и их вознаграждение за “примерное поведение”.

В кризисные моменты в любом сообществе возникают аномии (нарушения нормального порядка) и количество девиаций (это понятие индивидуальных социальных отклонений ввел Э. Дюргейм, изучая самоубийства) заметно увеличивается.

Р. Мертон, который тоже изучал аномию, разработал свою систему классификации отклоняющегося поведения. Он выделил пять моделей (табл. 1) социальной адаптации личности к выработанным в обществе культурным нормам в зависимости от того, признают ли люди господствующие ценности и следуют ли они правилам достижения ценностных благ.



Таблица 1. Модели социальной адаптации личности.

МодельОтношение к целям обществаСледование нормам достиженияКонформизм++Инновация+-Ритуа лизм-+Эксейпизм--Мятеж

Если личность разделяет цели данной культуры и общества и стремится осуществить их легальными, рекомендуемыми средствами, она осуществляет конформную (приспособленческую) модель адаптации.

Инновационная модель адаптации характеризуется тем, что личность принимает цели сообщества, но стремится их осуществить необычными, непризнанными и, возможно, неодобряемыми средствами. Эта модель поведения распространена в новых предэлитных стратах современного российского общества, которые характеризуются “достигательной” мобильностью, связанной с обогащением (по известному выражению “Цель оправдывает средства”).

Ритуализм, как другая отклоняющая форма личностной адаптации, напротив, проявляется в том, что человек не признает цели и ценности своего общества, но тем не менее соблюдает “правила игры” и ведёт себя в соответствии со сложившимися представлениями о допустимых средствах социальных достижений. В нашем обществе обычно это “семейная карма” детей из слоя российской интеллигенции.

Эскейпизм (отстранение, уход от социальной реальности в свои экстравагантные миры) характерен для личностей, отрицающих и доминирующие цели, и предписанные обществом средства их достижения. Это как бы квазиадаптация, модель “параллельного существования”, признание собственной чужеродности и невозможности противостоять сложившимся в обществе стереотипам.

И наконец, бунт, мятеж, является такой формой отклоняющегося поведения, которая направлена на активное противостояние и опровержение норм общественной организации, когда общепризнанные цели и средства воспринимаются личностью весьма амбивалентно (двойственно, неоднозначно, превратно).

Таким образом, личность в макросоциологии - это социальный тип, отвечающий данной культуре и адаптирующийся в ней.

Р. Дарендорф, один из мощнейших представителей конфликтологического направления в современной социологии, используя термин Аристотеля homo politicus (человек, участвующий в общественной жизни, в управлении, - в отличие от животного или раба), разработал свою современную типологию личностей.

Подчеркивая, что личность есть продукт развития культуры, социальных условий, он пользуется термином homo sociologicus, выделяя его типические виды:

Homo faber - в традиционном обществе “человек трудящийся” : крестьянин, воин, политик - личность, несущая бремя (наделенная важной общественной функцией);

Homo consumer - современный потребитель, личность, сформированная массовым обществом;

Homo universalis - человек, способный заниматься разными видами деятельности, в концепции К. Маркса - меняющий всевозможные занятия;

Homo soveticus - человек, зависящий от государства.



Д. Рисмен, социолог из США, основываясь на специфике капитализма, разработал в 60 - е гг. концепцию “одномерного человека”. Под влиянием пропаганды, впитывая информационные социальные стереотипы, человек формирует упрощенные схемы черно - белого видения проблем (в Росси это, например, “простые люди” и “новые русские”, “коммунисты” и “демократы”). Современное общество делает людей как бы одномерными, воспринимающими происходящее в плоскости примитивных альтернатив и противостояний, т. е. личностями с упрощенным социальным восприятием и грубым аппаратом интерпритации. Справедливости ради, надо сказать, что это свойственно многим обществам.

Такие исследователи, как Т. Адорно, К. Хорни и другие неомарксисты и неофрейдисты, в своих работах обосновали парадоксальный вывод: “нормальная” личность современного общества - это невротик. Давно распались системы общностей, где были общепринятые устойчивые ценности, и сейчас каждая социальная роль человека заставляет его “играть” в новой системе ценностей, предпочтений и стереотипов (выходя из дома, попадая в транспорт, на работу, забегая в клуб, в кафе, путешествуя по магазинам, всё время менять амплуа и социальные “маски”). При этом его Super Ego (сверх - Я, нормативная структура личности, совесть, мораль, значимая традиция, представления о должном) становится как бы “размазанным”, неопределенно - множественным, плюралистичным.

И. С. Кон и многие другие исследователи уверяют, что современный человек отвергает любую роль. Он становится “актером”, который способен к постоянным социальным перевоплощениям и играет множество ролей, не принимая их всерьёз. Несчастен тот, кто вживается в роль; он становится невротиком, ибо не может соответствовать меняющимся требованиям. Выдвигаемым разнообразным окружением множества общностей, в которые он структурно и культурно вписан.

Будучи даже очень хорошим руководителем, нельзя оставаться директором и дома, поскольку близкие любят и ценят данного конкретного человека, возможно, совсем не за качество и эффективность управления; и наоборот: являясь в семье любимым избалованным ребенком, вряд ли стоит капризничать или ожидать восторженной привязанности к себе в кругу друзей и коллег. Иными словами, современная жизнь разнообразна, люди вращаются в разных “кругах”, где действуют специальные “правила”, поэтому и следует внимательно оглядываться по сторонам и успевать менять передник на декольте, смокинг на джемпер, почтительность на распорядительность.

Итак, смена общностей, как смена культурных декораций, должна заставлять личность менять ролевые маски, дабы сохранять соответствие ситуации и тем нормативным, символическим требованиям, которые предъявляются к человеку как персоне социального театра. (Как тут не вспомнить гениального У. Шекспира: “Весь мир - театр” - и не задуматься о преимуществах искусства перед наукой в вопросах социального постижения!)

В целом же можно сделать вывод: макросоциология определяет личность через культуру (общество).



Микросоциологические концепции личности



В противоположность макросоциологическому взгляду “сверху вниз” микросоциология рассматривает проблематику личности непосредственно в поле межличностного взаимодействия. Поэтому и процесс “очеловечивания” (социализации), и процедуры “встраивания” личности в разнообразные общности и структуры здесь рассматриваются преимущественно через призму ролевых концепций.

Этот теоретический подход почти одновременно родился в исследованиях психолога Г. Мида (“Роль, я и общество”, 1934) и социолога Р. Линтона (“исследование человека”, 1936), о чем с интересом размышляет И. Кон в своей книге “Социология личности”. Почему эти независимые исследователи пришли к сходным выводам?

Когда люди жили в более простых обществах, им не казалось, что они исполняют какую - то роль. Репертуар их “социального театра” (обусловленный функциональной структурой общества) был ограничен, и по традиции роли (занятия) и амплуа (позиции) наследовались из поколения в поколение. Поэтому личина (родовая маска) срастались с личностью (социальным Я), что не приносило какого - то дискомфорта - в рамках отведенной роли человек мог оставаться “самим собой”.

В современном обществе с его высокой социальной мобильностью существенно возросли возможности сменить амплуа и стало просто необходимо менять роли. Актеры по несколько раз за день вынуждены перебегать с большой сцены на малую и к тому же “подрабатывать” сразу в нескольких “театрах”. Тут немудрено запутаться (и получить социальный невроз), но и соблазнов становится больше: человек сравнивает разные возможности, оценивает правила игры и различные “школы”, сложившиеся в конкретных субкультурах (общностях и организациях), прикидывает свои шансы стать “примадонной” или “героем - любовником”. Одновременно он чувствует, что выполняет в основной роли, навязанные ему извне - социальной структурой, системой ожиданий, институциональными нормами.

Возможно, он талантлив. Но он - в этом Театре, который сохраняется благодаря традиции и динамическому балансу межличностных отношений в завуалированной кратической (властной) структуре.

Г. Мид рассматривает роли как систему предписаний в зависимости от статуса, поскольку социальные функции личности различаются или по горизонтали, или по иерархии (сын - отец - сосед).

Статус - это положение человека в контексте социальных отношений, связей. Он может быть временным или устойчивым, постоянным.

Р. Линтон рассматривает ролевой конфликт, связанный с маргинальным статусом личности. В микросоциологии считается, что человек не может совместить роли, а играет “то за того, то за другого” (мастер с рабочими - администратор, а с администрацией - рабочий).

Линтона не интересует, как человек осваивает роль и как к ней относится. Мида, напротив, волнует именно механизм освоения роли. Он вводит понятие ожидаемого поведения, разделяя “я”: как Я и как “меня” (хотят видеть другие).

Таким образом, он выявляет конфликт, ибо я веду себя как Я или как “меня”, оба состояния наличествуют. Чем более взрослым становится человек, тем меньше в нем “я” как “меня” и больше “я” как Я наоборот. Инфантильность (неразвитость) личности проявляется в комплиментарности поведения, которое постоянно подстраивается под систему наличных ожиданий.

Современный популярный психолог Э. Эриксон хорошо описал это состояние “Я - меня”. Он отмечает новую деталь: значимый, авторитетный “другой” очень важен для развития личностного ролевого поведения. Вот почему молодежные кумиры - факт не только культурной жизни, но и социальный символ, иногда оказывающий влияние на целое поколение.

Э. Берн в знаменитом социально - психологическом бестселлере “Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры” подробно рассмотрел, как люди воспринимают роли, идентифицируются с ними и как они строят свою судьбу в зависимости от избранной роли. Один приспосабливает, строит свою судьбу сам (я - герой, я - пророк), другой приспосабливается (амебовидная личность).

Поскольку микросоциология “захвачена” изучением механизмов социализации как процессов освоения социальных функций и ролей, она постоянно впитывает информацию в этой области, в том числе из социальной антропологии и психологии.

Такие известные исследователи, как М. Мид и Ч. Х. Кули, исследовавшие малые традиционные культуры и первичные социальные группы, выделяют три стадии социализации как процесса освоения ролей:

· имитация - механическое повторение наблюдаемых действий;

· игра - переход из роли в роль, отстранение от сыгранной роли;

· групповое членство - освоение своей роли, но глазами группы, когда работает “меня” как механизм осознания ролевого соответствия игрока как бы извне.



Иногда взрослый человек “застревает” на какой - либо стадии, не умеет отрешится от роли или посмотреть на свою игру со стороны.

З. Фрейд рассматривал личностный конфликт как борьбу внутренних потребностей человека и возможностей осуществить их в социально приемлемой форме. Он изучал процесс реализации инстинктов, отмечая, что какова модель согласования инстинкта и воли, такова и личность.

Швейцарский психолог Ж. Пиаже сформулировал концепцию когнитивного (умственного) развития как цепь последовательных стадий социализации личности:

до 2 лет - сенсомоторная - вещь, пока ребенок её видит или чувствует;

2-7лет - преоперационная - ребенок научается различать вещь и символ вещи;

7 -11 лет - конкретно - операционная - мыслительное оперирование понятиями, развитие воображения;

после 12 лет - формально - операционная - происходит формирование абстрактных понятий (добра и зла и т. п.).

В реальном микросоциологическом исследовании часто заимствуются именно психологические концепции. Социолог не удовлетворяется тем, что человек выполняет роль, он изучает, как человек приспосабливается к роли, как осваивает её. Макросоциология личности не даёт ответа на подробный вопрос. Чтобы заполнить этот пробел, микросоциологи обращаются к психологическим теориям, используя тесты и социально - психологические интерпретации.

Так, дифференциально психологические теории и психостатика позволяют на основе изучения множества индивидуальных параметров, находить общее и даже социально типическое: установки (жизненные принципы), архетипы (врожденные типические черты), темпераменты (неизгладимые характеристики “реактивности”), интроэкстроверсию (замкнутость и общительность человека). Постепенно работа с тысячами параметров и объединение их в более общие “гнёзда” привела к созданию наборов тестов для выявления психо - и социотипов личности.

В этом русле возникла новая система знаний - соционика и появились более строгие способы формализации в изучении установок и поведения людей.

Казуально - генетический подход в психологии помог социологам найти объяснительную модель жизненной мотивации личности. А. Маслоу сформулировал иерархически - ступенчатое представление о потребностях:

витальные (жизнеподдерживающие: в дыхании, питье, пище, тепле и т.п.);

в принятии (стремление получить признание и оценку в группе);

в понимании и любви (необходимость найти своё alter - ego быть любимым, понимать другого, как себя);

в саморазвитии, самосовершенствовании и влиянии на других.

Изучая поведение и судьбы преуспевающих людей (А. Энштейна, Д. Рузвельа, Д. Карнеги и др.), исследователь сделал вывод о том, что преуспевающие достигают четвертого уровня. Когда потребности определенного уровня удовлетворены, они “отпадают” (перестают быть актуальными и направлять активность человека) и мотивируется переход на следующий уровень потребностей. Эта схема поступательного перехода к потребностям более высокого уровня правдоподобно объясняет поведение, хотя её можно и критиковать. Однако в ней отражен приоритет социальных методов над природными, что подтверждается многими другими исследованиями.

Потребностно-мотивационные теории личности (основоположник К. Левин) объясняют избирательность притяжения элементов среды в зависимости от потребностей личности и её мотиваций, средств удовлетворения потребностей через социальные установки - аттитюды. Эта теория наиболее близка к социологическому пониманию личности, поскольку рассматривает её как заряженную частицу, вступающую в сложное избирательное взаимодействие с другими. Она отвечает на вопрос, почему люди придумывают роли и как получается, что социальные игры разных людей оказываются довольно типичны.
NURBIZ.KZ - каталог компаний и предприятий Казахстана и Алматы

Айриш Паб Дублин / Irish Pub Dublin

Скидка 100%

Закажи микс-гриль за 17000 тг. и получи 3 литра фирменного напитка в подарок!

Детская лень мешает учебе – как подбодрить школьника

Санаторий для детей – куда отправить ненаглядное чадо