18

























































































































































ВПЛАН





Введение. 4

Природа навыков. 7

Образование навыков у взрослого. 11

Закрепление навыков. 13

Заключение. 16

Список литературы. 18

"...если бы все факты были в его руках , то психолог поведения после наблюдения над индивидом, выполняющим какое-либо действие, был бы в состоянии сказать, каково то положение, которое вызвало его действие( предсказание); там ,где организованное общество предписывает индивиду или группе поступать определенным, особым образом, психолог поведения мог бы так устроить положение или стимул, чтобы последовал определенный поступок (управление); другими словами, психология, как наука о поведении, занимается предсказанием и управлением действиями человека, а не анализом его "сознания".







Дж. Б. Уотсон.

Введение.

Теоретическим лидером поведенческой психологии стал Джон Б.Уотсон (1878-1958 г.г.).Его научная биография поучительна в том плане, что показывает, как в становлении отдельного исследователя отражаются влияния, определившие развитие основных идей направления в целом. Он обучался в Чикагском университете-главном центре функционализма. Его учителем по психологии был Энджелл. Именно к бихевиоризму перешли проблемы, которые в школе Энджелла остались нерешенными Уотсон увлекался экспериментальной психологией, но его испытуемыми были не люди, а животные*. Он работал некоторое время с Робертом Иерксом (1876-1956). Совместно они изобретали средства определения способно-стей животных к различению зрительных раздражителей. По необходимо-сти здесь использовался объективный метод.

Итак, научный микросоциум, в котором созревал Уотсон, представлял в лице Энджелла, Леба, Чериса различные направления сомкнувшиеся в мышлении Уотсона: функционализм, детерминизм, поиски объективных методов изучения психики животных. К этому необходимо присоединить воспринятую Уотсоном в Чикаго философскую установку философии Уотсон обучался у Джона Дьюи. И хотя сам Уотсон впоследствии в авто-биографии писал, что он никогда не мог понять, чему же все-таки учит Дьюи, прагматизм наряду с неореализмом явился философской подоплекой бихевиористской программы.

Итак,"стимул - реакция"-прозвучал девиз бихевиоризма, основные

идеи которого Уотсон изложил в своей статье "Психология. Какой ее видит бихевиорист". Эта статья, опубликованная в 1913 г. в "Психологическом обозрении", в дальнейшем была названа "бихевиористским манифестом". Программа бихевиоризма сводилась к нескольким четко сформированным пунктам: предмет психологии-поведение. Оно построено из секреторных и мышечных реакций без остаточно детерминированных внешними стимулами. Анализ поведения должен носить строго объективный характер и ограничиться, как и во всех остальных естественных науках, внешне наблюдаемыми феноменами.

Подобно тому, как астрономия разделалась с астрологией, нейрология с френологией, химия с алхимией, психологии, призывал Уотсон , надлежит отвергнуть представление о сознании, как бестелесном, причудливо действующем внутреннем агенте, о котором известно лишь из показаний интроспекции.

Все традиционные понятия о внутренних, психических процессах необходимо перевести на новый, бихевиористский язык, а это значит свести к объективно-наблюдаемым стимул-реактивным отношениям. Первой попыткой представить психологию с точки зрения бихевиоризма была книга Уотсона "Поведение. Введение в сравнительную психологию " 1914 г. Резонанс уотсоновских идей в американской психологии был очень велик. В 1915 г. в возрасте 37-и лет он был избран президентом Американской психологической ассоциации. К тому времени он уже воспринял основные положения учений И.П. Павлова и В.М. Бехтерева. Влияние этих учений на бихевиоризм бесспорно. Но в соответствии с позитивистской методологией Уотсон и его последователи устраняли из психологии какие бы то ни было представления о физиологических механизмах поведения. Отвергался также восходящий к Сеченову принцип сигнальности, как отображения свойств внешних объектов в форме чувствования. Антифизиологизм и отрицание роли образа в регуляции поведения остались определяющими признаками программы Уотсона .Послужив в период первой мировой войны в военно-воздушных силах, Уотсон после демобилизации вновь занялся эксперементально-психологическими исследованиями, но уже не на белых крысах, а на людях, реализуя свою идею о том , что поведение всех живых существ подчинено одним и тем же законам, что поэтому человека также можно практиковать , как стимул-реактивную машину. Он приступил к изучению эмоций.

Из этих экспериментов Уотсон сделал вывод о том, что страх, отвра-щение и др. эмоции взрослых людей возникают в детском возрасте на ос-нове условнорефлекторных связей между внешними раздражителями и несколькими базальными аффектами.

Подробно развито это положение в книге "Психология с точки зрения бихевиориста" 1919 г.

Принцип "обусловливания" (условно-рефлекторной детерминации) Уотсон распространил также и на мышление, предложив "периферическую теорию", согласно которой мышление идентично субвокальному (неслышному) проговариванию звуков громкой речи, а если эти звуки являются условными сигналами обозначаемых ими объектов. Говоря уотсоновским языком, мышление- это "навык гортани", и его органом служит не мозг, а гортань. В молодости Уотсона воодушевляла мысль о возможности превратить психологию в науку, способную контролировать и предсказывать поведение. Теперь, развивая эту мысль, он выдвинул план переустройства общества на основе бихевиористской программы. Согласно Уотсону , манипулируя внешними раздражителями, можно "изготовить" человека любого склада, с любыми константами поведения. Отрицалось значение не только прирожденных свойств ,но и собственных убеждений личности, ее установок и отношений- всей многогранности ее внутренней жизни.

Дайте мне , обещал Уотсон, дюжину нормальных детей и специфическую среду для их воспитания, и я гарантирую ,что, взяв любого из них в случайном порядке, я смогу превратить его в специалиста любого типа -доктора, юриста, артиста . купца или же нищего и вора- безотносительно к его таланту, склонностям, тенденциям, способностям, призванию, а также расе его предшественников.

Уотсон стал наиболее популярным лидером бихевиористского движения. Но один исследователь, сколь бы ярким он ни был, бессилен создать научное направление. "Взрыв", произведенный Уотсоном, явился синтезом элементов, рассеянных в идейной атмосфере начала 20-х годов нашего века.

Природа навыков.

На предыдущих страницах мы имели дело с наследственным активом человека- его научными образами действиями. Из нашего исследования выяснилось, что если бы человеку пришлось приспособляться при помощи только своего врожденного снаряжения, то поведение его не имело бы той сложности и разнообразия, которые , как мы знаем, существуют у взрослого. В навыках мы столкнемся с высшим и более разнообразным уровнем функционирования. По некоторым причинам по отношению к навыкам сложилось неправильное воззрение. Многие смотрят на этот термин несколько мрачно- как на включающий что-то неизбежное, неизменное и даже, некоторым образом, роковое. Они думают при этом о привычках к наркотикам или алкоголизму или другим патологическим проявлениям деятельности. Лучше устранить такие неправильные воззрения, так как в нашем смысле навыки представляют собой броню человеческой органи- зации.

Между чистым инстинктно-рефлекторным уровнем деятельности ,какой мы видим при рождении и уровнем, представляемым определенными навыками того типа, который мы сейчас рассмотрим, имеется еще стадия деятельности, основанной на навыках, заслуживающая большего внимания, чем то , которое ей уделялось до сих пор. Только когда ребенок начинает общаться с предметами и вообще манипулировать ими , ползать или ходить с места на место и усваивать речевые навыки, он становится полноценным человеком. Но нельзя себе представить , чтобы еще раньше достижения этого уровня не усваивалась масса индивидуальных приобретений. Мы обсуждали эту фазу деятельности в разных местах- при соединении и разъединении реакций с эмоционалными стимулами, а также в связи с положительными и отрицательными реакциями развивающимися в очень раннем возрасте. Остается обратить на них особое внимание в связи с навыками. Шаблон деятельности несложен, и по этой причине о нем часто говорят как о возникновении новых инстинктивных частичных деятельностей. По нашему взгляду, они относятся к типу условных рефлексов и , следовательно, благоприобретены. Всю деятельность на этом уровне следовало бы изучать гораздо подробнее, так как педагогическая сторона ее очень важна для родителей и учителей. Здесь не место очень долго распространятся о ней . Но существует мнение, что часто ребенок складывается или переламывается как раз в этой стадии. Стоит только напомнить о массе предметов, связывающихся с реакцией страха, или о способе, которым восьмидесятидневный ребенок научается управлять теми, кто за ним ухаживает, при помощи плача или пуская в ход ярость. Мы напоминаем здесь эти ситуации, ставя их в другой связи, с целью подчеркнуть, что навыки того типа, который мы сейчас будем рассматривать, не развиваются раннее всех других.

Природа навыков.-Каждый определенный образ действия видимого или скрытого характера, не относящийся к наследственному снаряжению, следует рассматривать как навык. Это индивидуально приобретенное или заученное действие. Мы уже отмечали, что с момента рождения младенец, когда не спит, движет почти беспрестанно руками, кистями, ногами, глазами, головой и даже всем туловищем. Стимулируйте его каким-либо способом, и эти движения станут наиболее частыми и амплитуда их возрастет. Под влиянием внутренне-органической стимуляции вроде повышенной деятельности сокращений гладких мускулов при голоде и жажде и , в особенности, секреции эндокринных желез при ярости, страхе и другой эмоциональной деятельности, эти движения делаются гораздо более многочисленными. При боли также увеличивается число движений. На основании нашего эксперементального изучения навыков можно заключить, что от автономной системы зависят те беспокойные, ищущие или избегающие движения тела , как целого, которые ведут к тому . что организм развертывает свой инстинктивный репертуар, из которого складываются навыки. Не так просто ответить на вопрос, доставляют ли когда-либо органы внешнего восприятия(нос, глаза, уши) при отсутствии автономной деятельности такое побудительное влечение. Психологи вообще утверждают, что движение, внезапное появление крупных предметов, разнообразные шумы и, в общем, пользование рецепторами с расстояния впрочем, могут повысить число и амплитуду этих побудительных движений. Следует, напомнить, что такие стимулы возбуждают симпатическую нервную систему, которая действует на гладкие мускулы и железы. Приводящие импульсы, возвращающиеся от органов, быть может и вызывают ищущую деятельность поперечно-полосатых мускулов. Всю серию включенных здесь вопросов можно сконцентрировать, если спросить, могло ли бы гипотетическое лишенное внутренностей животное , зависящее только от рефлекторных дуг, оканчивающихся в поперечно-полосатых мускулах, когда-либо развить такую деятельность, которая повела бы к образованию навыков. Наше мнение, что навыки не образовались бы. Одинаково кажется вероятным, что если они раз образовались у нормального животного ,их можно было бы тем же способом привести в действие и у выпотрошенного, если бы таковое каким-либо образом можно было бы сохранить в живых. По счастью нам не приходиться отвечать на такой вопрос, так как мы имеем дело с животным, как целым, и так как самое краткое наблюдение обнаружит, что деятельность, благодаря которой строятся навыки у человеческого существа, имеется при рождении и , по всей вероятности, еще до рождения. Конечно, элементы или единичные действия, из которых образуется каждый навык, могут быть замечены или при рождении или вскоре после этого. Мы упомянем о сокращении и сгибании пальцев, верхней и нижней части рук, о поднятии и опускании головы, нагибании туловища в ту или другую сторону, хорошо координированных движениях ног и множестве других. Мы вынуждены заключить , что для навыков не требуются еще новые элементарные движения. Число имеющихся при рождении достаточно и больше того , какое когда-либо будет связано в сложные единые действия. Ввиду того , что многие психологические сочинения свободно говорят об образовании "новых путей" для навыков, хорошо , кажется обратить внимание на простой математический факт , что число перестановок и сочетаний , скажем, из сотни единичных действий будет ошеломляющей цифрой. Такие спекуляции, однако, бесцельны. Следует только изучить пяти- или шести- дневного младенца, чтобы основательно убедиться в том , что у него нет потребности в образовании новых рефлекторных дуг, для того чтобы соответствовать всем позднейшим координациям. Новый или выученный элемент в навыке- это связывание воедино, или объединение, отдельных движений таким образом, чтобы произвести новую единую деятельность. И под единой деятельностью мы понимаем только обыденные жизненные действия: протянуть руку за предметом, стимулирующим глаз, поднять предмет и отправить его в рот или положить на стол; или поднять молоток правой рукой, а гвоздь левой, держать гвоздь левой и ударять правой молотком, пока гвоздь не начал входить, затем отнять левую руку и завершить процесс, забивая гвоздь до конца. Это, конечно простые и элементарные действия, как будто очень отличные от постройки модели аэроплана или сочинения повести, поскольку дело касается сложности, но для ребенка нужно больше времени пока он научится вбить гвоздь, чем нужно взрослому инженеру для постройки аэроплана. Инстинкт и навык, несомненно , строятся из тех же самых элементарных рефлексов. Они отличаются по происхождению шаблона (числа локализации включенных рефлекторных дуг) и по порядку (соотношение во времени) развертывания элементов, составляющих шаблон. В инстинкте шаблон и порядок наследственны.

Мы, следовательно, можем определить навык, как мы определяем инстинкт, то есть, как сложную систему рефлексов, которые функционируют в сериальном порядке, когда дитя и взрослый сталкиваются с соответствующим стимулом, поскольку мы добавляем к нашему положению, что в навыках шаблон и порядок благоприобретены, тогда как в инстинкте они наследственны. Из этого определения следовало бы ,что, поскольку это касается наблюдением над отдельным действием взрослого, мы не могли бы отличить инстинкт от навыка, так что здесь вновь требуется генетический метод, чтобы определить отношения между обоими. Следует отметит , что обыкновенно инстинктивная реакция связана довольно прочно с определенным особым стимулом или ситуацией, тогда как в приобретенной деятельности один и тот же предмет может вызвать у образованного человека буквально сотни различных действий, в зависимости от мелких различий в их постановке от его потребностей в данный момент. Подумайте о числе поступков, которые могут быть вызваны у одного и того же индивида видом куска обработанного дерева, кожи, камня, мрамора или металла.

Образование навыков у взрослого.



Процесс образования навыков у взрослого в различных отношениях отличается от только что изученного у ребенка. Более тонкие мышцы его подвижных членов еще не координированы в общеполезные системы навыков, действиям не хватает определенности и резкости. Его обучение хватанию леденца и торможение хватания свечи являются приобретениями, которые послужат ему не только в этих особых ситуациях, но также и почти во всех навыках, которые он в будующем будет образовывать. С некоторой уверенностью можно сказать, что действительно имеют место процессы нейро-физиологического роста, так как обычно утверждается, что движение плеч, локтей, кистевого сустава и кисти выступают много раньше более тонких движений пальцев. Мы отчасти убедились в этом при нашем изучении противопоставления большого и первого пальцев. Это более раннее развитие крупных мускулов принимается во внимание на первых ступенях при обучении детей письму посредством пользования сначала более грубыми движениями и постепенного перехода к более тонким. Сомнительно , правилен ли такой педагогический прием, так как , когда дети достигают возраста обучения письму , тонкие движения пальцев, несомненно уже возможны: ребенку просто приходится обучаться двойной серии навыков. В истории психологии было рано доказано, что реакция на разностный контакт у ребенка тоньше , чем у взрослого. Это происходит вследствие того, что у ребенка развиты все приводящие окончания, а так как рука его меньше , чем у взрослого, то окончания расположены теснее. Тот же аргумент, конечно, и в отношениях кинэстетических окончаний в мускулах. Впрочем здесь мы вновь вступаем скорее в область проблем, чем установленных фактов. У взрослого многие тысячи опытов , подобных только что нами рассмотренным, привели к известной организации, и большинство навыков, которым он еще должен обучиться , пользуется , хотя бы отчасти, организацией , приобретенной при образовании прежних навыков. Это является некоторым образом его силой и в то же время его слабостью. Наши привычные способы пользования нашими мускулами так фиксируют их , что необычные или совершенно новые виды деятельности усваиваются с большей трудностью , чем если бы наши мускулы не были закреплены в таких привычных формах . Тридцатипятилетнему человеку трудно научиться хорошо нырять или в совершенстве пользоваться своим кистевым суставом для отбивания теннисного мяча.; для женщины практически невозможно стать балериной или научиться танцевать на носках, если она не начала упражняться в возрасте десяти лет или раньше.

Мы , однако, увидим далее при изучении влияния возраста на образование навыков, что представление о неупругости мускулов в среднем возрасте преувеличено. Несомненно имеется разница в возможностях приобретения у взрослого и у подростка , но мы обсудим этот вопрос далее.

Наблюдая 120-дневного ребенка , мы видели, что инстинктивные факторы приходят в действие, как только он становиться в положение , к которому он не был приспособлен. У человека в подобном положении появляется вместо детской случайной деятельности привычная единая преж-де заученная деятельность. Предположите, что мы пытаемся обучить его игре в теннис. Он точно схватит рэккет, но может быть в неправильном месте. Он орудует ей довольно неуклюже , может быть так , как он бы действовал битой для бейсбола или доской - одним словом так , как ему в прошлом чаще всего приходилось орудовать с предметами такого типа. В общем , будучи поставлен в новое положение, он пробует сначала одно старое действие, затем другое. Если эти отказываются служить , то появляются дробные и частичные реакции. Положение в любое время может стать эмоциональным, в особенности когда его прежняя организация неспособна ему помочь . Тогда он возвращается обратно к детским типам реакций; он может бросить предмет на пол, топтать его , тянуть ,вертеть его и наугад обрабатывать каждую часть его и, наконец, в ярости своей ,сломать его. Случайно, но редко, детские реакции приводят к приспособлению, так как при эмоциональном возбуждении освобождается большее число случайных действий , чем тогда , когда индивидуум работает при организованном объединенном уровне. Обычно взрослые, как мы упоминали, в новых положениях действует упорядоченно. Взрослый сначала берется за наиболее простые вещи, объединяет их, как может, а каждое сочетание облегчает следующий шаг, пока задача не разрешена.

Закрепление навыков.

В настоящее время не имеется удовлетворительного способа для изображения формирования навыков при помощи терминов причины и следствия. Такому изложению посвящено много монографий и отдельных глав, но хотя нам, как мы увидим дальше, известно много факторов , влияющих на образование навыков , мы все же не можем подробнее установить всю последовательность явлений при усвоении какого-либо индивидуального навыка. В начале навыка появляются, как мы видели , так называемые случайные движения( если у субъекта не возникает ни положительных , ни отрицательных наклонностей к реакциям, то не может образоваться никакой навык). Между этими случайными движениями имеется одна группа или комбинация, которая завершает приспособление; это- "успешная". Все прочие с поверхностной точки зрения, кажутся не нужными. Но следует напомнить, что реакции организма обусловливаются его снаряжением. При столкновении с задачей решение которой не может быть выполнено непосредственным инстинктивным актом , принадлежащим к раннее сложившимся навыкам, весь организм начинает работать каждой своей частью , но без согласованности. Действует не только руки , ноги и туловище, но также и сердце , желудок, легкие и железы. Мы знаем, что когда новый навык уже установлен, то организм, как целое действует гладко, каждая частичная реакция связана с каждой другой частичной реакцией, причем все стремиться сделать выполнимой правильную работу группы движений, приводящих к конечному приспособлению. Образование самого простого навыка является чрезвычайно сложным делом. Мы склонны думать , что успешное действие представляет собой лишь небольшую группу движений, включающих, например ,только кисти и пальцы. Это неверно. Даже такое простое , по-видимому, дело, как успешный выстрел из ружья, требует много способствующих движений во всем теле. Когда правая рука приподнимает ружье, все части тела приготовляются вступить в дело- принимаются известные позиции, чтобы укрепить тело, мускулы спины напрягаются сильнее, левые кисть и рука начинают принимать нужное положение, чтобы схватить конец дула, плечевые мышцы сокращаются, и наконец , за момент до выстрела задерживается дыхание, а когда нажимается собачка, то туловище уже готово выдержать отдачу.

Выполнение такой подогнанной точно и последовательной группы действий , работающих совместно . в результате которых стрелок попадает в цель или в дичь, требует естественно вначале производства большого числа "бесполезных" движений. Но , вероятно, при каждой последующей попытке попасть в цель некоторые из таких частичных реакций сливаются так, чтобы способствовать последующим движениям. Вся стадия заучивания, следовательно, активна, и что-нибудь приобретается каждый раз. Когда индивидуум производит процесс. Поэтому так называемые бесполезные движения бесполезны только с точки зрения завершенного навыка. Все они необходимы ввиду того , что успешные движения не могли бы появиться ни при одной пробе , если бы только им не предшествовали те самые действия, которые в действительности им предшествовали.

Некоторые из попыток причинного объяснения процесса закрепления таковы : 1)в большинстве случаев, где случайная деятельность приводит к успешному концу, успешной группой действий оказывается последняя по времени появления; поэтому при следующей попытке последняя из групп, действовавших в предыдущей пробе (успешная), окажется, таким образом, такой которая выполнялась по времени наиболее близко . и . следовательно, при равных условиях, она вероятнее всего при второй пробе появится вначале, или по крайней мере, очень рано. 2) Вследствие того обстоятельства, сто случайные движения бесконечно разнообразны . только успешное

действие является таким . которое производиться каждый раз , когда дается стимул. Оно становиться , следовательно , и наиболее часто выполняемым движением. 3) На основании того, конечная группа действий всегда доставляет пищу, воду, удаляет раздражающий предмет, ослабляет эмоциональное напряжение и т.д., новое состояние ( достигнутое в результате деятельности конечной группы) связано с повышенным обменом. Можно себе представить, что кровеносные сосуды всех нейро-мускульных элементов. Которые только что были в действии при завершении приспособления, несколько расширены , вследствие чего они полнее используют повышенное и улучшенное снабжение кровью, чем группы , функционирующие раньше. 4) Возможно, что когда функционирует конечная группа движений и приспособление завершается, то ситуация, в общем , становится такой ,что вызывает эмоцию; возбуждается внутренняя секреция желез, которая оказывает усиливающее действие. Можно предположить, что только что действовавшие элементы с их большим расширением кровеносных сосудов испытывают несколько большее "усиление" (может быть повышенный обмен как результат усиленного притока крови к активным частям) от автокоидных веществ, чем те группы, которые функционировали раньше. Здесь рисуют себе, конечно, возможное действие адренина в смысле нейтрализации продуктов утомления. Следует вновь подчеркнуть, что все это лишь немногим отличается от голых спекуляций. Однако то обстоятельство, что мы не обязаны принять одно из готовых объяснений этой проблемы, не должно бы никоим образом вредить нашему усердию при изучении других факторов, участвующих в образовании навыков.

Заключение.

Бихевиоризм(или поведенческая психология) родился не так, как обыкновенное продолжение определенного направления в науке. А именно так представляют свою историю бихевиористы. Однако известно, что задачей этого течения было не просто завершение опытов Моргана и Торндайка над животными. Бихевиоризм изначально призван решать конкретные проблемы американской жизни, о чем свидетельствует утверждение родоначальника этого направления в психологии Уотсона о том, что бихевиоризм предполагает стать лабораторией общества. Бихевиористы задались целью найти такой механизм в человеке, через который можно было бы управлять человеком, побуждать его к действию, и таким образом, использовать человеческий материал в интересах господствующего класса.

Основным понятием бихевиоризма является известная формула - "стимул- реакция". В рамках этого понятия укладываются все виды поведения - от животных до социальных. Поведение животного и человека бихевиористы рассматривают , как сумму реакций организма на внешние раздражители -стимулы. По мнению Д. Уотсона , а это четко прослеживается в его научных трудах, знание характера связи раздражителей и реакций дает возможность предугадывать поведение людей. Более того, на этой основе можно моделировать такие ситуации, которые приводят к определенным типам поведения. Соответственно этому положению бихевиористов в военной психологии человек рассматривается как машина , как автомат, имеющий постоянные параметры. Человек превращен в человеческий фактор в системе человек-машина. Он берется не как личность , а как компонент системы , имеющий чисто технические показатели. Проблема изучения человеческого фактора включает широкий круг вопросов- от порогов чувствительности до состояния напряженности нервно -психических функций. Причем главные соображения и решения , касающиеся человеческого компонента в системе человек-машина. Должны исходить из характера задач и целей, стоящих перед вооруженными силами, а не из того , что за человеком приходиться оставлять какие-то функции. Представители бихевиоризма называют свою теорию эволюционной , поскольку отрицать может только теория открыто выступающая против фактов.

Эволюционизм бихевиористов ясно виден в решении проблем навыка . Навык, по их мнению, это система реакций приобретенных на основе немногочисленных врожденных простых реакций. Навык отличается от простой врожденной реакции лишь качественно. Воспитание, образование человека - это , по их утверждению , основной путь социального строительства рассматривается как процесс формирования навыков. Поскольку качественного своеобразия в характере сложных реакций нет, значит и в развитии человека нет качественного роста, Бихевиористическая теория навыка полностью была принята на вооружение военной психологией. Эта теория является основанием принятой в вооруженных силах методики тренировки военнослужащих. Военно-психологическое понимание самого процесса обучения закономерно приводит к тому, что от военного обучения не требуется качественного роста солдата , роста военнослужащего как личности. Военное обучение преследует лишь цель выработать систему необходимых навыков.

Список литературы.

1. "История психологии." К. Ярошевский.

2. "Психология, как наука о поведении." Д. Уотсон. / Москва,1926 г./

3. "Военная психология- методология, теория, проблемы." /Часть 1. Москва .ВУ /

4. "Процесс учения у человека." Э. Торндайк. / Ципедгиз. Москва, 1935 г. /

5. "Наследственность" Д. Уотсон. / А.О. 1905 г./
NURBIZ.KZ - каталог компаний и предприятий Казахстана и Алматы

Fortis

Скидка 20%

Скидка 20% на "Начальный профилактический курс" от торговой марки "Fortis"

Плюсы и минусы использования детьми школьной формы

Гранты 2016 – реальный шанс открыть новые возможности в обучении